Энергоэффективность продолжает оставаться для России «неподъёмной» задачей

10 ноября 2020 года в рамках XV Национального конгресса «Модернизация промышленности России: Приоритеты развития» прошел XI Международный энергетический Форум «Инновации. Инфраструктура. Безопасность».

Перед Форумом была поставлена задача — внести предложения в адрес органов государственной власти Российской Федерации не только по вопросам развития топливно-энергетического комплекса, но и по вопросам совершенствования промышленной политики страны в целом.

В работе форума приняли участие:

Нигматулин Булат Искандерович, генеральный директор Института проблем энергетики;

Бобылёв Пётр Михайлович, директор департамента конкуренции, энергоэффективности и экологии Министерства экономического развития РФ;

Богоявленский Василий Игоревич, заместитель директора по науке Института проблем нефти и газа РАН;

Самсонов Роман Олегович, исполнительный директор Российского газового общества, заместитель председатель экспертного совета;

Хрумалева Яна Сергеевна, независимый эксперт;

Сальников Валерий Сергеевич, директор ООО «СЦ «Хромосиб»,

Хребтов Александр Валентинович, вице-президент, заместитель председателя правления Национальной технологической палаты.

Модератором мероприятия стал президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Иосифович Шмаль.

* * *

Со вступительным словом к участникам мероприятия обратился Геннадий Шмаль. Он заявил о том, что ТЭК является основой российской экономики, так как в нём производится четверть всего ВВП, он обеспечивает 60% экспорта, половину налоговых поступлений в федеральный и региональный бюджеты, причём объёмы этих налоговых поступлений зависят от текущих цен на нефть и газ.

Однако, по его словам, отрасль находится в кризисном положении по следующим причинам:

многократное снижение объема геолого-разведывательных работ;снижение добычи нефти в новых месторождениях;30% месторождений находятся за гранью рентабельности;запасы нефти выработаны на 50%;55% месторождений имеют запас нефти от 10 тонн в день и меньше;растёт доля трудно извлекаемых месторождений;наблюдается резкий рост неработоспособных скважин;отсутствует единая достоверная информационная база для расчета баланса производства и потребления нефти;отсутствуют механизмы стимулирования, и наблюдается недостаток финансирования ТЭК;наблюдается износ основных фондов;ликвидирован принцип «двух ключей» для контроля над деятельностью управляющих органов ТЭК;резко снизился уровень государственного планирования, прогнозирования и контроля за процессами геологоразведки, оценкой приращиваемых запасов, рациональной и рачительной разработкой месторождений.

Геннадий Шмаль сделал прогноз наступления через 5−7 лет резкого спада объемов добычи нефти до 330−350 млн тон в год и тем самым поставил вопрос об энергетической безопасности России, призвав руководство страны предпринять самые неотложные меры. Он отметил, что стабилизировать добычу нефти на ближайшие 10−15 лет возможно при соблюдении следующих условий:

1) повышение коэффициента нефтеизвлечения на действующих месторождениях с 0,3 до 0,5, что означает фактический пересмотр при контроле государства проектов по разработке месторождений и освоению трудноизвлекаемых запасов (ТрИЗ) нефти, которые требуют новых технологий;

2) ввод в эксплуатацию новых месторождений Баженовского, Доманиковых, региональных нефтяных залежей Западной Сибири и месторождений Урало-Поволжья;

3) релаксация выведенных из разработки месторождений на юге России и Урало-Поволжья, так как там осталось достаточно много запасов.

По его мнению, малые месторождения должны принадлежать местным властям, чтобы субъекты Федерации сами ими распоряжались.

Он также призвал изменить структуру промышленности, уделив особое внимание нефтехимии, с сожалением отметив, что понятие газохимии не существует в Российской Федерации. Геннадий Шмаль возложил на назначение Александра Новака вице-премьером правительства РФ надежду на более глубокое понимание проблем газового комплекса и ТЭК в целом.

* * *

Генеральный директор института проблем энергетики Булат Нигматулин подвёл общий экономический баланс и проиллюстрировал ситуацию, в которой сегодня находится российская экономика.

В 2019 году размер инвестиций в основной капитал такой же, как и в 1985 году, а в 2020 году ожидается их падение на 8−10%. На сегодняшний день мы даже близко не подошли к уровню инвестиций в перестроечный период, в 2016 году добились уровня электропотребления 1990 года. Также наблюдается отток денег из РФ, которые могли бы стать инвестициями, за границу, в размере $770 млрд с 2008-го.

Говоря про отдачу от инвестиций, Булат Нигматулин привёл следующие цифры: на сегодняшний день этот показатель на 1 рубль вложений составляет в РФ 2,8−2,9 рубля, в советское время, до перестройки, этот показатель составлял 4 рубля, а в мире последние 5−6 лет на $1 вложений приходится почти $5,4 прибавки ВВП.

Он привёл цифры, показывающие падение доли доходов населения в ВВП: сегодня этот показатель находится на уровне 55%, в то время, как в странах Евросоюза — 70%, но учитывая, что в России очень сильное социальное расслоение, можно говорить о том, что в России на самом деле этот показатель составляет 45%, а не 55%.

Размер вложений в социальную сферу, в науку, здравоохранение, образование, культуру в РФ составляет 20% в долях ВВП, а в странах Евросоюза, примерно близких по экономическому развитию к России, — 27%.

В результате демографического провала 1990-х годов сегодня мы получили 10 млн нерожденных детей, которым сейчас должно исполниться 20 лет и которых нашей стране очень не хватает.

За последние 30 лет смертность составила 13,5 млн человек — это сопоставимо с количеством погибших в РСФСР в годы Великой Отечественной войны, и это поколение людей, которые сегодня должны были бы жить. И, соответственно, численность населения продолжает снижаться и дальше, а это, по мнению генерального директора Института проблем энергетики, означает демографическую катастрофу в нашем государстве.

Он также привел цифры роста ВВП за последние 30 лет. В России этот показатель увеличился на 20%, в то время, как во всем мире в 2,2 раза, в Соединённых Штатах — в 2 раза, в Польше — в 2,9 раза. Среднегодовой темп роста ВВП в нашей стране с 2008 и 2019 годах составил меньше 1%, в то время, как в Польше 3,6%.

Говоря об электроэнергетике, Булат Нигматулин вспомнил слова Анатолия Чубайса, которые тот произнес в 2008 году, говоря об энергетической революции и высоких темпах роста электропотребления — 4,1% при базовом сценарии, а 5,2% при оптимистическом сценарии. Под эти прогнозы составили генеральную схему развития энергетики с 2008 по 2020 год, запланировали строительство 200 ГВт мощностей до 2020 года, из них 30−32 ГВт — атомных мощностей. Однако мы до сих пор имеем показатель в 0,35% роста электропотребления на 1% роста ВВП, что никак не отражает цифры, заложенные в предложении по Программе развития электроэнергетики Минэнерго — от 0,5 до 2%.

Стоимость электроэнергии, по его мнению, также рассчитывалась неправильно. По методике Алексанра Новака необходимо взять тарифную стоимость для населения в 4 рубля за кВт и разделить её на курс рубля к доллару, таким образом будет ясно, что цена на электроэнергию снижаетсят. На самом деле, считает Булат Нигматулин, необходимо считать энергоёмкость российской экономики, взяв для расчетов ВВП, просчитанный по американскому методу, сравнивая цены товаров и услуг в американских долларах, по паритету покупательной способности.

Булат Нигматулин сообщил, что Россия по показателю электроёмкости находится на восьмом месте в мире, доля потребления электроэнергии конечными потребителями составляет 4,4% ВВП, что является очень большим показателем по сравнению с аналогичным средневзвешенным показателем в 3,3%, взятым у шести стран с самым высоким потреблением электроэнергии.

Он считает, что эти факторы убивают экономический рост, включая высокие тарифы, появившиеся в результате строительства ненужных мощностей.

Булат Нигматуллин также коснулся темы «зеленой энергии». Он считает неправильным финансирование проекта по переходу к зеленой энергетике с помощью введения надбавки к тарифу.

«Это 100 млрд рублей с рынка в карманы Вексельберга и примкнувшего к нему Чубайса», — возмутился он, добавив, что если мы так будем хозяйствовать, то кризисы приведут не к революции, а распаду страны.

* * *

Директор Департамента конкуренции, энергоэффективности и экологии Министерства экономического развития РФ Пётр Бобылёв выразил своё недовольство докладом генерального директора Института проблем энергетики.

В своём докладе он привел цифры, показывающие лидирующие позиции России во всём мире. К примеру, нефтяная отрасль по объемам добычи стоит на втором месте, газовая отрасль — на втором, угольная отрасль — на шестом, электро‑ и теплоэнергетика — на четвертом

Он считает тот факт, что Россия так и не могла слезть в нефтяной иглы, не недостатком, а благом. «Коль есть возможность, и слава богу!» — прокомментировал чиновник высокий процент экспортной составляющей ТЭК.

Говоря об энергоэффективности, он заявил, что эта тема настолько тяжела, что почти неподъемна, но Россия в этом отношении обречена на успех.

Он также предостерёг, что появление трансграничного углеродного регулирования будет означать наличие рисков для РФ на внешнем контуре.

Пётр Бобылёв признал, что серьезного прорыва в энергоэффективности с точки зрения общестрановых интегральных показателей за последние десять лет в России не произошло.

«Мы в энергоэффективность верим и будем заниматься этим на очень серьёзном профессиональном уровне. И все механизмы, которые мы можем подключить, в данном случае, это будут, как моркови, так и кнуты, мы будем подключать», — сказал Пётр Бобылёв, выразив уверенность в том, что у нас есть шанс сделать что-то прорывное.

Что касается сокращения выбросов загрязняющих веществ и парниковых газов, то, по его мнению, необходимо снизить удельные расходы топлива. Следование экологической политике является вопросом нашего лица на мировой арене.

* * *

Заместитель директора по науке Института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский говорил о стратегии развития Арктики, в разработке которой представители науки приняли достаточно активное участие. По его словам, в Арктике реализуются выдающиеся проекты, которые не имеют аналогов в мире.

Он обратил внимание на то, что все оборудование для реализации арктических проектов — зарубежное, а выпуск отечественной линии задерживается, но обещал, что она будет введена в эксплуатацию в ближайшее время.

Он заострил внимание на том, что в России в последнее время слишком часто происходят техногенные экологические катастрофы на месторождениях, заводах по переработке и хранению нефтепродуктов. При этом на фоне шикарных московских офисов нефтяных корпораций на местах добычи и хранения можно наблюдать полную деградацию.

Также в последние годы растёт количество людей, погибших на угольных шахтах.

Еще одна проблема, обозначенная Василием Богоявленским, заключается в том, что между изобретением новых технологий в энергетике и их внедрением «лежит долина смерти».

Также он сообщил и о положительных тенденциях в вопросе остановки выбросов природного газа в Арктике — за 13 проведённых экспедиций удалось выяснить генезис этого явления, что позволяет начать борьбу с ним.

* * *

Исполнительный директор Российского газового общества, заместитель председателя экспертного совета Роман Самсонов призвал участников форума смотреть вперед, так как нас всех ждут драматические изменения, и будущее в результате этих изменений должно быть энергообеспеченным. В этом отношении, по его мнению, газ имеет наилучшие перспективы. Прогнозируется увеличение объёмов добычи газа на 2,4 и даже 6% в ближайшие 12−15 лет.

Он обратил внимание участников Форума на тот факт, что, по мнению ЕС, российский газ — это грязный ресурс, Евросоюз хочет получать от нас «зеленый» водород, а наш газ вдруг стал «голубым» и плохим. Роман Самсонов с иронией отметил, что «молекула свободы» появилась только в Америке, несмотря на то, что в США добывается ещё более экологически вредный сланцевый газ.

Также он заявил, что Указ президента от 04 ноября 2020 года (№666 о сокращении выбросов парниковых газов РФ к 2030 году до 70% от уровня 1990 года с учетом максимально возможной поглощающей способности лесов) заставит всю газовую отрасль серьезно заняться климатической повесткой.

Важным фактором для развития газовой отрасли он считает формирование внутреннего рынка потребления газа для достижения энергобезопасности.

Говоря о новых видах топлива, Самсонов отметил, что, имея такую ресурсную базу и структуру потребления, считая, что природный газ — это важное топливо, у нас есть две возможности производства водорода — электролиз и пиролиз. При этом на этапе перехода к «зеленой» повестке необходимо повысить экологическую составляющую.

* * *

Независимый эксперт Яна Хрумалева рассказала о внедрении цифровых технологий в управление рисками в нефтегазовой отрасли. Она с сожалением отметила, что за последние годы культура риск-менеджмента только начала набирать обороты.

Она уверена, что все инвестиционные проекты реализуются не в срок и выходят за рамки бюджета. Такая ситуация наблюдается не только в Российской Федерации, но и в 20 странах на пяти континентах.

При строительстве «Северного потока» руководители проекта столкнулись с теми же проблемами, что и при строительстве «Южного потока», причина которых, по мнению эксперта, лежит в неумении эффективно управлять рисками.

Федеральный закон от 31.07.2020 №309-ФЗ гласит, что все публичные акционерные общества должны в своей деятельности использовать инструменты риск-менеджмента. Таким образом, все крупные компании создали подразделения по управлению рисками, но эксперт считает, что как таковой работы по управлению рисками в них не проводится.

Кроме того, компании стали изучать иностранные подходы к риск-менеджменту, но в результате так и не смогли выбрать один подходящий из множества предложений.

Яна Хрумалева в качестве примера неудачи привела строительство «Южного потока», которое было приостановлено в конце 2014 года. В результате проект понёс серьезные денежные потери. Она видит причину этих потерь в том, что вся информация о проекте «Южного потока» собиралась в Экселе, был использован математический метод конкордации Кендалла и экспертные оценки, которые по факту явились «средней температурой по больнице». При данном методе риски оценивались по балльной системе, но при этом отсутствовала демократия при голосовании экспертов. Из этого Яной Хрумалевой был сделан вывод о том, что мнение экспертов не даёт объективной оценки.

Яна Хрумалева считает, что экономика иррациональна, и эксперты не могут оценить будущее, так как попадают в ментальные ловушки. Кроме того, в нашей стране недостаточно распространено обучение риск-менеджменту. Дело доходит даже до шарлатанства. Например, некоторые компании предлагают оценку рисков по методу Монте-Карло. Это наукообразный и сложный метод, который состоит из количественного анализа. Данные, полученные с его помощью, нельзя разложить и оценить отдельно каждый фактор, влияющий на них, в отличие от качественного риск-менеджмента. Также для этого метода отсутствует объективная статистика, поэтому снова приходится применять экспертные оценки. К тому же необходимо иметь в виду все виды рисков, которые не коррелируют между собой.

Эксперт сообщила, что в России есть софт для анализа рисков, а культура риск-менеджмента медленно проникает в корпорации, хотя на сегодняшний день обработка информации идет вручную.

ИА Regnum: главные новости