Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Люди научились покупать обувь онлайн

МОСКВА, 18 ноя — ПРАЙМ, Виктория Потапова. Весенний локдаун заставил fashion-ритейл искать новые пути увеличения выручки, ведь россияне практически перестали "выходить в свет" и покупать одежду и обувь. Что помогло одному из крупнейших российских обувных ритейлеров "Обувь России" выстоять в коронакризис, о развитии собственного маркетплейса и трансформации розницы, а также о планах компании на будущее рассказал директор "Обуви России" в интервью агентству "Прайм".

Видео дня

- Какое влияние оказала пандемия на ваш бизнес?

— Если вернуться к периоду "первой волны", к весне — конец марта, апрель, май, —конечно, к такому сценарию компания не готовилась в принципе, даже в каких-то самых страшных прогнозах: что может быть полностью остановлена вся розница, закроются магазины по всей стране. Отвечая на ваш вопрос: пандемия очень сильно влияет на бизнес. Сейчас из-за "второй волны" пандемии очень снизился трафик в магазинах, это влияет на работу компании, поскольку снижаются продажи.

С другой стороны, наша бизнес-модель помогла нам пережить этот тяжелый период и переживать непростое текущее время. Наш бизнес делится на несколько частей: торговый бизнес, включающий непосредственно розничную сеть, оптовые продажи и поставки, финансовые услуги: рассрочка и микрофинансирование населения. Эти части бизнеса по-разному себя проявили в кризисный период. Если в апреле-мае офлайн-розница была полностью закрыта, то бизнес финансовых услуг работал стабильно, так как была возможность полностью перевести всю работу на удаленные каналы.

За весенне-летний период мы проделали очень большую работу по изменению стратегии самой розницы, хотя вообще работа в этом направлении у нас велась еще с 2017 года. Это эволюционный процесс.

- Повлиял ли коронавирус на финансовые показатели группы?

— Да, эффект от него до сих пор имеет место. Убыток, который мы получили в первом полугодии, был ожидаем из-за простоя магазинов весной. Такой результат для компании некритичен с точки зрения устойчивости бизнеса: у нас есть накопленная прибыль прошлых периодов, нераспределенная прибыль, дивиденды по результатам прошлого года мы не платили. Это стало некой подушкой безопасности для компании.

- Какой динамики выручки вы ожидаете в 2021 году?

— Все зависит от того, как будет развиваться ситуация. Конечно, с точки зрения восстановления выручки мы закладываем консервативные сценарии. После затяжного карантинного 2020 года, восстановление ритейла будет идти планомерно на протяжении следующих двух лет. Наша задача в следующем году — выйти на объем 2019 года, а потом уже вести речь о дальнейшем росте.

- Вы упомянули об изменениях в стратегии вашей розницы. Включают ли они тренды, связанные с ростом интернет-продаж в российской торговле?

— Мы уже давно наблюдаем за тем, как сильно растет онлайн. Раньше это касалось в основном ограниченных сегментов — сотового ритейла, электроники, бытовой техники, а в сегменте обуви с точки зрения объема еще три-пять лет назад не так много товаров продавалось онлайн. В том числе из-за того, что размер обуви очень трудно подобрать с экрана. Но технологии развиваются, развивается инфраструктура, те же самые пункты выдачи дают достаточно комфортный сервис. За 2018-2019 годы доля онлайна в fashion-ритейле очень сильно выросла: обувной рынок стал концентрироваться вокруг маркетплейсов, больших платформ, что очень сильно повлияло на классический ритейл.

Пандемия, конечно, заставила быстрее внедрять те изменения, которые мы запустили ранее. Мы еще несколько лет назад пересмотрели нашу стратегию с точки зрения локаций: намеренно отказались от торговых центров и переместили 120 магазинов из них в стрит-формат и малые районные торговые центры. При значительном росте онлайн-продаж эффективность работы в торговых центрах будет сильно снижаться. Этот тренд мы отмечаем не только в России, но и в Китае и США. Эти огромные "коробки" строились 15-20 лет назад, когда существовала определенная поведенческая модель: люди проводили там очень много времени, гуляли по торговым галереям, развлекались. Сейчас у молодого поколения уже нет такой привычки, они предпочитают совершать покупки через интернет. Это просто другая поведенческая модель, и ее уже не изменить.

Мы также стали менять географию, пошли в небольшие областные города, где нет больших торговых центров, где инфраструктура онлайн-розницы еще не так хорошо работает. Кроме того, мы начали активно развивать сервисную составляющую магазина. Сейчас наша задача — адаптировать свою стратегию к времени, когда все полностью станет онлайн. Мы должны трансформировать магазины и правильно интегрировать свою сеть в онлайн, при этом не противопоставляя интернет-продажи и розницу.

- Какие планы у вас на будущее?

— В прошлом году мы объявили, что в ближайшие годы географическую экспансию продолжать не будем. У нас сформирована достаточно большая сеть, и наша задача – повышать ее эффективность и выручку. В ближайшее время мы будем утверждать дальнейшую стратегию на следующие четыре-пять лет, основными элементами которой станут переход к универсальному ассортименту, развитие маркетплейса и увеличение доли интернет-продаж. В следующие три-пять лет мы планируем увеличить долю онлайн-продаж в розничной выручке группы до 50%.

- Какие тенденции Вы можете отметить в поведении покупателей в 2020 году? Какие товары пользуются наибольшим спросом?

— Потребителя сейчас можно назвать очень сдержанным в тратах. Надо сказать, что покупатели не были особо расточительными ни в 2018 году, ни в прошлом, но текущие изменения в доходах населения заставляют экономить еще больше. Сейчас у граждан очень консервативная модель потребления: в первую очередь стараются покупать товары со скидкой, по акциям. И средние чеки, и количество покупок снизилось, при этом граждане ценят универсальный ассортимент.

- Вы упомянули о росте в вашем финансовом бизнесе. Выросла ли востребованность микрозаймов во время пандемии?

— Да, за время пандемии мы немного выросли по этому бизнесу: в третьем квартале 2020 года выручка от деятельности по выдаче денежных займов увеличилась на 11,4% к прошлому году, за девять месяцев — на 29,6%. Этот проект активно развивается, у нас каждый год идет прирост по объему выдач займов, связанный, в первую очередь, с расширением клиентской базы.

- Как все эти изменения влияют на работу компании?

— Это одна из причин, почему мы стали расширять ассортимент и переформатировались в формат маркетплейса. Поскольку снижение спроса идет на всех рынках, наша задача — компенсировать объемы продаж, которые ушли с fashion-ритейла, за счет товаров из других сегментов. В своем магазине мы можем предложить какие-то другие товары, и за счет этого мы планируем наращивать выручку.

- А что в этом случае будет с офлайн-магазинами?

— Действительно, с увеличением доли онлайна встал вопрос: как быть с розницей? После IPO (в октябре 2017 года — ред.) мы удвоили свою сеть, но несли колоссальные капитальные затраты на ее создание, и было непонятно, что с ней делать, когда все перейдет в интернет. Однако после географических изменений и увеличения числа торговых точек в малых городах, наша инфраструктура из 680 собственных магазинов по стране хорошо вписалась в формат сервисных точек для маркетплейса. Мы работаем по этой модели с 2019 года.

Площадь наших магазинов — в среднем 140-150 квадратных метров, что примерно сопоставимо с пунктами выдачи заказов. В 2018 году мы запустили проект выдачи посылок и на данный момент уже работаем с десятью партнерами: ведущими логистическими компаниями и двумя маркетплейсами. В октябре мы доставили уже больше 160 тысяч посылок, и к концу года мы планируем увеличить ежемесячный объем посылок до 200 тысяч. За год будет около миллиона посылок. Сейчас мы уже практически стали частью инфраструктуры онлайн-торговли.

- Сколько компаний продают товары через вашу платформу?

— На данный момент мы работаем с более чем 650 поставщиками через нашу онлайн-платформу. Планируем, что уже к концу года их число увеличится до тысячи. Они сами выбирают магазины, в которые хотят поставлять, сами занимаются ценообразованием. Работая по модели маркетплейса, мы также даем и физические полки.

- Какие категории товаров и какое количество SKU (наименований товаров) представлены на маркетплейсе? Планируется ли расширять ассортимент?

— Сейчас у нас большое товарное наполнение на маркетплейсе. По товарным категориям мы больше ориентируемся на женскую аудиторию, доля которой составляет около 90% среди наших покупателей. Это, соответственно, одежда и обувь, аксессуары, белье, домашняя одежда, товары для дома, бытовая техника, посуда — для готовки, сервировки, — детские товары. Мы также частично продаем через онлайн чай, кофе, кондитерские изделия. По SKU сейчас уже порядка 7,5 тысяч артикулов, но это включая офлайн-розницу.

- По итогам 2019 года доля сопутствующих товаров "Обуви России" составила 39,2% от розничной выручки. Как она менялась в течение этого года?

— Действительно, доля необувной группы очень сильно выросла. Если брать июль-август текущего года, то доля товаров маркетплейса в розничной выручке составляла практически 36%, а если считать сопутствующие товары под СТМ (собственными торговыми марками — ред.), то это уже больше половины.

- Магазины в какой-то мере выполняют роль пунктов выдачи заказов (ПВЗ). Компания не хочет развивать собственную службу доставки?

— Мы не планируем создавать свою экспедиционную службу, тем более, что сейчас этот рынок стал очень конкурентным. Быстро растет и развивается инфраструктура онлайн-доставки, поэтому мы считаем, что лучше кооперироваться с другими операторами. Мы уже заключили несколько партнерских соглашений, например, с Ozon и Wildberries, и намерены и дальше расширять партнерство с другими компаниями.

Действительно, ПВЗ сейчас более востребованы, и мы нацелены именно на развитие таких пунктов.

- В октябре была зарегистрирована допэмиссия акций ПАО "ОР", управляющей компании группы. Когда планируется увеличение капитала компании?

— Да, мы зарегистрировали допэмиссию, она предполагает увеличение капитала до 25% (от текущего уровня — ред.). Но это больше, скажем так, подготовительное действие на будущее, поскольку сейчас котировки акций группы достаточно низкие. Мы планируем, в том числе, финансировать дальнейшее развитие за счет акционерного капитала, но не в ближайшее время.

- Планируете ли лично вы менять свою долю в группе?

— Нет, на данный момент моя доля остается на том же самом уровне — 50%.

- Планируете ли вы выпуск дополнительных облигаций или евробондов?

— Евробонды, валютный долг мы не размещаем. У нас сейчас активно торгуются хорошие, ликвидные облигации. В будущем мы также планируем обращаться к этому инструменту: у нас зарегистрированы выпуски биржевых облигаций, которые в любой момент можем размещать.

- Компания в конце 2018 года объявила о проведении buy back своих акций. Проходит ли выкуп акций до сих пор?

— Нет, компания сейчас не выкупает акции, поскольку сейчас средства необходимы для операционного бизнеса, тем более — в ситуации пандемии.

- В России с 1 июля введена обязательная маркировка обуви. Как система работает у вас, и оказала ли маркировка влияние на обувной рынок?

— Мы в этом проекте начали участвовать с осени 2018 года, когда стартовал эксперимент по маркировке, и у нас было достаточно много времени подготовиться. После планового введения обязательной маркировки у нас полностью работают все процессы: и на фабрике, и при импорте обуви, и в рознице.

Говорить о том, что в моменте это сильно повлияло на рынок, пока рано. Все-таки на него большее влияние оказала пандемия, но мы ожидаем, что в целом этот проект за следующий год сможет привести рынок в определенный порядок — из оборота уйдет нелегальный импорт, и рынок станет прозрачнее и понятнее.