Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Project Syndicate (США): эффект Брюсселя для крупных технокомпаний

Нью-Йорк — обнародовала эпохальный проект регулирования цифровой экономики, в очередной раз задавая глобальный стандарт. Законы «О цифровых услугах» (сокращённо DSA) и «О цифровых рынках» (DMA) призваны ограничить силу крупнейших технологических компаний и окажут серьёзное влияние на методы ведения бизнеса , , Facebook, и другими гигантами технологий, которые в основном базируются в США. Ожидается, что присвоит этим компаниям статус «контролёров входа» (gatekeepers) в Интернете, чтобы оправдать целенаправленное регулирование с целью обуздать их избыточную рыночную силу.
Project Syndicate (США): эффект Брюсселя для крупных технокомпаний
Фото: ИноСМИИноСМИ
Новое регулирование дополнит антимонопольные полномочия ЕС, которые уже неоднократно использовались для извлечения миллиардов долларов из американских техногигантов в виде штрафов и для требований по изменению их бизнес-методов. Например, согласно законопроекту DMA, такие методы, как предоставление интернет-платформой приоритета в первую очередь собственным товарам и услугам (self-preferencing), будут внесены в чёрный список и признаны незаконными, при этом ЕС не нужно будет начинать антимонопольное расследование для демонстрации наносимого конкуренции вреда.
Законопроект DSA, со своей стороны, вводит более обременительные обязательства для крупных технокомпаний (так называемые Big Tech) по раскрытию их алгоритмов, а также удалению нелегального или вредоносного онлайн-контента, включая пропаганду ненависти и дезинформацию. В совокупности все эти меры утвердят новый, очень значительный контроль регуляторов над цифровой экономикой как в Европе, так и за её пределами.
Для гигантов Big Tech ставки особенно высоки, потому что регулирование ЕС часто имеет глобальный эффект. Этот феномен получил название «эффект Брюсселя». Поскольку Евросоюз является одним из крупнейших в мире потребительских рынков, большинство транснациональных корпораций соглашаются с европейскими условиями ведения бизнеса в качестве цены за допуск к этому рынку. Чтобы избежать затрат на соблюдение множества различных режимов регулирования во всём мире, эти компании часто распространяют правила ЕС на свои операции во всех странах. Именно поэтому так много крупных неевропейских компаний соблюдают требования принятого в ЕС «Общего регламента по защите данных» (GDPR) во всей своей деятельности.
Неудивительно, что лидеры Big Tech и другие критики регулирования ЕС сразу возмутились, обвинив ЕС в том, что в регулировании тот зашёл слишком далеко, а также в протекционистских мотивах. Но Евросоюз не занимается несправедливым ограничением коммерческой свободы успешных технокомпаний США, и он не подрывает автономность американского регулирования. Хотя регламенты ЕС действительно могут оказаться весьма затратными для крупных американских компаний, многие маленькие американские фирмы получат от них выгоду. На протяжении многих лет эти маленькие американские игроки были вынуждены полагаться на ЕС, а не на собственное правительство, в своей конкурентной борьбе с гигантами отрасли.
Кроме того, благодаря своему глобальному охвату, регламенты ЕС приносят значительную пользу американским интернет-пользователям, многие из которых приветствуют усиление защиты конфиденциальности, а также сокращение пропаганды ненависти в онлайне.
Бездействие США открыло путь для превращения ЕС в супердержаву в сфере регулирования. Америка выбрала дерегулирование и технологическое либертарианство в качестве своих подходов к управлению цифровой экономикой, и поэтому она уже давно смотрит из зрительного зала на то, как Евросоюз устанавливает нормы регулирования для глобальных платформ электронной коммерции (маркетплейсов). Отказавшись от политики международного взаимодействия и сотрудничества в сфере регулирования, администрация Трампа усилила этот регуляторный изоляционизм, фактически (хотя и непреднамеренно) променяв глобализацию на европеизацию.
Впрочем, ветер в США, похоже, наконец-то меняется. Законодатели и контролирующие органы начинают осознавать избыточность веса компаний Big Tech. В начале года Судебный комитет Палаты представителей опубликовал доклад о конкуренции на цифровых рынках с мощным призывом к действиям и с проектом новой концепции усиления антимонопольных законов США.
Кроме того, сейчас оспаривает монопольные методы ведения бизнеса компанией Google (после десяти лет толерантного отношения к ним), а Федеральная торговая комиссия (вместе с 46 штатами из 50, а также округом Колумбия и Гуамом) подали иск к Facebook, оспаривая его незаконную монополию. Пока неясно, означают ли эти шаги, что в США началась прогрессивная антимонопольная революция, или же их остановит политически поляризованный Конгресс или консервативно настроенные суды, которые привыкли к более сдержанной роли антимонопольного законодательства.
В любом случае США поступили бы хорошо, отказавшись от нынешней политики невмешательства в дела технологических компаний. Америке следует прекратить просто принимать чужие правила, начав вместо этого укреплять собственное регулирование. Федеральный закон «О конфиденциальности данных» стал бы идеальной точкой для старта, учитывая, что эта идея уже получила поддержку ведущих компаний США, таких как , Facebook и Apple.
Более строгий закон о конфиденциальности данных помог бы США восстановить обмен потоками данных с ЕС, который был остановлен Европейским судом из-за отсутствия защиты конфиденциальности в США. Он также позволил бы Америке устранить озабоченность по поводу слежки китайского правительства за американскими гражданами. Непоследовательная попытка администрации Трампа запретить доступ к американскому рынку китайской социальной сети TikTok никак не может заменить регулирование, защищающее персональные данные американцев.
Аргументы в пользу возобновления лидерства США в сфере регулирования становятся ещё более убедительными в условиях роста глобального влияния Китая на стандарты управления технологиями. Китайские компании, которые все в той или иной степени связаны с правящей , поставляют критически важную технологическую инфраструктуру во многие страны мира. Кроме того, Китай поставляет технологии, обеспечивающие слежение за людьми с помощью искусственного интеллекта, целому ряду правительств, которые жаждут использовать их для антилиберальных целей.
Учитывая авторитарность китайской концепции Интернета, США многое бы выиграли от более тесной работы с ЕС в сфере регулирования Big Tech и цифровой экономики. С разногласиями двух сторон, касающимися антимонопольного регулирования, конфиденциальности данных и налогообложении, можно справиться, и их следует урегулировать в рамках более широкой работы по перезагрузке трансатлантических отношений.
Вместо борьбы с легитимными попытками ЕС защитить собственную концепцию цифровой экономики, администрация будущего президента должна будет понять, как она сможет работать вместе с ЕС над продвижением их общих принципов. Граждане на обоих берегах Атлантики хотят, чтобы Интернет был ориентирован на человека, опирался на ценности либеральной демократии и индивидуальную автономность.
Ану Брэдфорд — профессор права и международных организаций Колумбийской юридической школы. Является старшим научным сотрудником Института глобального бизнеса Колумбийской бизнес-школы имени Джерома А. Чейзена, автор книги «Брюссельский эффект: как Евросоюз правит миром».