Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Сквер на Демакова: Зеленая зона в стакане воды

Журналист, общественник и житель микрорайона Щ считает происходящее вокруг сквера на Демакова деструктивным популизмом.
Сквер на Демакова: Зеленая зона в стакане воды
Фото: Новая СибирьНовая Сибирь
Скандал вокруг пустыря в микрорайоне Щ Советского района, на месте которого предполагается создать сквер, начался за день до отчёта мэра перед депутатами горсовета. Некоторые эксперты поэтому заключили, что по мере приближения думских выборов он обострится и ударит по мэрии и лично по мэру. Однако я полагаю, что напряжённость пойдёт на спад, а в скором времени и вовсе прекратится. Но при одном условии: если власти не пойдут на поводу у популистов.
Тополиный пух, жара, июль
Внешне начало скандала выглядит так, будто ряд депутатов вслед за заявили, что территория бывшего рынка Щ, которую часть общественников хотела присоединить к пустырю, а потом развернуть там сквер, оказалась втихаря проданной, и что, заключив эту сделку, городские власти обманули жителей микрорайона.
Чтобы понять обоснованность такого заявления, надо вспомнить историю вопроса. Ведь сейчас немногие жители Щ помнят, что было на месте, вокруг которого все развернулось. Как и вообще о том, что это не один участок, а два.
Территория площадью примерно 5 гектаров делилась на две части еще в 80-х годах. На месте пустыря (пересечение улиц Российской, Демакова и Полевой) находились капитальные гаражи, в которых были глубокие двухметровые бетонированные погреба. На месте рынка (пересечение улиц Российской, Арбузова и Полевой) росли тополя. Всё это видно на архивной фотографии, предположительно, работы официального фотографа «Сибакадемстроя» Бориса Мордуховского.
В конце 80-х этой пасторальной картине пришёл конец. Снесли гаражи, погреба частично забросали строительным мусором, частично – оставили открытыми (в них время от времени до сих пор падают собаки, которых потом приходится вызволять при помощи спасателей). Такая небрежность объяснялась тем, что здесь собирались построить три или четыре девятиэтажки, соединенные подземными переходами. В переходах хотели разместить объекты соцкультбыта.
В лихие 90-е на месте тополиной рощи возник стихийный базар, который к концу ХХ века узаконился и стал именоваться «Рынок Нижней зоны Академгородка» (РНЗА). Им владело одноимённое ЗАО. Оно же в начале нулевых на паях с Сибирским отделениеАН построило на границе между рынком и пустырем овощехранилище (33% у СО РАН, 67 — у коммерсантов).
В 2013 году рынок был закрыт, так как ЗАО не выполнило требования ФЗ «О рынках» от 2007 года, не построив капитальное сооружение. От РНЗА остались овощехранилище и асфальтовая площадка.
Обе территории до августа 2017 года были в федеральной собственности и находились в оперативном управлении СО РАН и территориального управленива.
А тополей давно уже нет. Их срубили еще при рынке.
Здесь будет город-сад
Почему-то бытует мнение, что идея обустроить на пустыре (2,5 га) сквер, а деньги на это взять от продажи бывшего рынка (примерно такая же площадь) принадлежит нынешнему мэру и его администрации. На самом деле она родилась цком. Архитектором Алексеем Клементьевым был даже разработан эскиз сквера с фонтаном.
Схема родилась не от хорошей жизни. Просто у муниципалитета денег не было и при Владимире Филипповиче, а при Анатолии Евгеньевиче их не стало больше.
Но реализации мешало одно обстоятельство: пустырь и рынок были в федеральной собственности. СО РАН вроде собиралось передать землю муниципалитету, но у Росимущества на нее были свои виды.
Летом 2017 года ведомство объявило аукционы на продажу пустыря и бывшего базара. Ценность этих участков объяснялась их географическим расположением и зонированием (ОД-1 — общественно-деловая застройка), позволяющим строить дома до 25 этажей. Но торги по рынку Росимущество вскоре отменило, а вот по пустырю оставило.
Этот момент тогда очень раздосадовал меня лично: при помощи жителей и СМИ я выступил организатором акции протеста. 17 июля 2017 года был провёден митинг (мою заявку мэрия одобрила со второй попытки) с участием более 350 человек. Единогласно была принята предложенная мною резолюция, в которой содержались следующие пункты: отменить аукцион, участок (2,5 га!) передать муниципалитету, перезонировав его из ОД-1 в Р-2 (зона озеленения), и обустроить там сквер.
Свою роль в истории со сквером я подчёркиваю не для того, чтобы потешить самолюбие, а чтобы освежить некоторым память. Впрочем, вру – своё самолюбие тоже хочу потешить.
Кстати, весь митинг зафиксирован на видео, чтение и принятие резолюции можно посмотреть в интернет-версии «Новой Сибири».
Сны о чём-то большем
«В конце февраля Новосибирск содрогнулся от новости о продаже мэрией половины участка Сквера на Демакова без торгов по цене в несколько раз ниже рыночной», – нагнетая страсти, пишет в 2020-м в соцсетях депутат Наталья Пинус. Именно как продажу сквера она трактует тот факт, что принадлежащее муниципалитету АО «Новосибирское агентство инновационного развития» продало 2,4 гектара бывшей рыночной площади. Это те самые 2,5 га, но за вычетом овощехранилища.
У несведущего человека здесь могло возникнуть несколько вопросов. Первый: как 2,5 га пустыря, на котором действительно был запланирован сквер, превратились в почти 5 га территории Советского района?
Дело в том, что помимо идеи этого сквера существует и идея «большого», объединяющего и пустырь, и базар. Откуда она взялась? А откуда взялись «сны о чём-то большем», о которых иков со своим «Аквариумом»?
Автором объединительного подхода является не Наталья Пинус, а местный общественник Виталий Бертяков. Впервые он озвучил свою идею на том самом митинге 2017 года. В пылу протестной повестки она прозвучало оптимистично, но особой поддержки не получила. И долгое время про нее и речи не шло – вплоть до выборов мэра 2019 года.
Второй вопрос, который могло вызвать заявление Натальи Пинус: а как и когда федеральная земля отошла к муниципалитету?
Здесь придется снова вернуться к протестным акциям 2017 года. После них Росимущество передало оба участка городу. Затем они были перезонированы: участок под бывшим рынком стал относиться к зоне ОД-4, а пустырь – к Р-2.
В 2018 году благоустройство пустыря в сквер было включено в Федеральный проект «Формирование комфортной городской среды» нацпроекта «Жильё и городская среда». Но в городском голосовании на очерёдность финансирования Советский район занял 9 место из 10, и деньги на сквер были обещаны на 2023 год.
Порядок тут такой: средства на следующий объект выделяются по мере выполнения предыдущих. С учётом того, что к 2021 году в Новосибирске закончили три объекта, финансирование сквера можно ожидать не ранее 2026 года. Но ирония судьбы в том, что федеральная программа прекращается в 2023-м. То есть деньги из Москвы щаковскому скверу, вероятнее всего, не светят.
Мэрия выход из ситуации нашла предсказуемый, продав в январе 2021 года территорию рынка. Покупателем стало ООО «Городок», цена составила 154,2 млн рублей. Из них, обещает муниципалитет, 125 млн выделят на сквер, а остальное отдадут на другие объекты Щ и на реконструкцию ДК «Академия».
И сейчас, наверное, самое время узнать
о чём думают слуги народа
Советский район в горсовете представляют 4 депутата, в заксобрании – 2думе (после ухлина в сенаторы) – никто.
Ярой сторонницей «большого» сквера сейчас является Наталья Пинус (округ 45). Если повспоминать, с июля 2017 по ноябрь 2018 года её вполне устраивал «маленький» сквер. Но потом вдруг что-то произошло, и на комиссию по муниципальному имуществу, на которой продажу рынка собирались внести в план приватизации, она пришла с письмом от председателя СО мона. Академик просил участок не продавать, так как СО РАН хочет в рамках программы «Академгородок 2.0» построить там детско-юношескую спортивную школу олимпийского резерва.
До 2019 года депутат пропагандировала ДЮСШ, а потом поддержала идею Бертякова о «большом» сквере. При этом если на школу финансирование предполагалось получить федеральные, то у сквера, по словам депутата, уже был некий спонсор с десятками миллионов рублей. Имя спонсора, которому взамен его денег ничего не было нужно, осталось неизвестным до сих пор. А с началом пандемии Наталья Пинус о нём уже не вспоминала. Продолжая при этом ратовать за «большой» сквер, поддерживая Виталия Бертякова и его инициативную группу.
Осенью 2020 года союзником Пинус снист Виктор Стрельников. Полагаю, что выборов 2020 года он вообще не имел никакого представления ни о сквере, ни о Щ, хотя бы потому, что живёт в Октябрьском районе. Все изменилось, когда он принял решение баллотироваться по округу 47, который включает в себя Щ.
Интересно, что в первоначальной нарезке пустырь был на округе Пинус, и потому Стрельников не особо интересовался этой проблемой. Идею «большого» сквера он поддержал после утверждения существующих границ. В принципе, объяснимый поступок: идея увеличить размер зеленой зоны не может не нравиться людям, а кроме того, инициативная группа – это же тоже избиратели, а во время выборов каждый голос на счету.
На сессии горсовета Виктор Стрельников на волне критики мэра за продажу рынка вместе с Пинус при голосовании по отчету мэра за 2020 год поставил Анатолию Локтю неуд. За это он получил взыскание по партийной линии. Но больше репрессий в отношении него, вероятнее всего, не будет – популяция коммунистов в нынешнем горсовете не очень большая, чистка рядов им явно не нужна.
Подчеркну: оба депутата, активно выступивших за «большой» сквер – Пинус и Стрельников – в Щ не живут. Но хорошо знают, что нужно жителям микрорайона.
Представительница коалиции «Новосибирск 2020» Светлана Каверзина, чей округ 46 не затрагивает ни рынок, ни пустырь, считает, что сквера в 2,5 гектаров достаточно. Но рынок можно было продать дороже, а на его месте надо построить спортивно-оздоровительное сооружение.
Ещё один активный коммунист Антон Бурмистров в горсовете представляет ОбьГЭС, левобережную часть Советского района. Проблемы микрорайона Щ, находящегося на правом берегу, мало интересуют его избирателей. Поэтому и позиция его проста: необходимо учитывать интересы жителей. В переводе на общедоступный русский это означает, что он будет дистанцироваться от этой темы.
Депутаты заксобрарееорук на тему сквера публично не высказывались. И, видимо, воздержатся от заявлений в дальнейшем.
О цене и о вопросе
Критики сделки по земле бывшего рынка говорят, что их не устраивает продажа без торгов и цена. На первую часть претензий 2 марта ответил первый заместитель прокурора Новосибирской области Борис Крылов: «Если говорить о законности процедуры продажи, то это правовой механизм. Предварительно могу сказать, что такой порядок действий допускается законодательством».
По поводу цены прокурор тоже высказался: стоимость участка определялась независимой экспертизой, соответственно, она была рыночной и никакого ущерба город не понёс.
Для понимания сути следует напомнить, что на цену земли влияет зонирование. Поскольку участок под рынком, зонирование которого ограничивает высоту строений 4 этажами, цена участка вряд ли поднялась высоко даже на торгах.
Сторонники «большого» сквера любят говорить, что их поддерживает много людей. А как иначе. Если спрашивать «Вы за сквер в 5 гектаров или за сквер в 2,5 гектара?», другого ответа и не будет. Только всё это смахивает на знаменитую дилемму, что лучше — быть здоровым и богатым или бедным и больным.
Всем по душе большой сквер. Но если спрашивать «вы хотите сквер в 2,5 гектара сейчас или 5 гектаров неизвестно когда?», ответы могут распределиться иначе.
Кстати, если кто забыл, в 2019 году по этой схеме проводился интернет-опрос, организованный региональными властями. И в нём победил вариант со сквером в 2,5 га.
Овощехранилище как пограничная полоса
А еще сторонники «большого» сквера забывают, что пустырь от территории рынка разделяет овощехранилище. К нему даже оформлен сервитут на проезд с улицы Российской. Объект по-прежнему в долевой собственности: треть сохранил за собой СО РАН, две трети теперь у ООО «Городок».
Я неоднократно спрашивал у тех людей, которые выступают за «большой» сквер, как они собираются решить эту проблему. Как правило, ответы (если не считать варианты «не знаю» и «об этом подумаю завтра») делились на две части. Первые считают, что государство (или мэрия) должны выкупить овощехранилища, выкопать их и отдать освободившееся место под сквер. Вторые говорят, что пусть владельцы сами откажутся от своих подземелий.
Реалистичность этих пожеланий близка к нолю. Абсолютному нолю.
Кстати, СО РАН намерено отказаться от своей доли, и, видимо, Росимущество выставит её на продажу. По какой цене – неизвестно.
To be or not to be
Сценариев дальнейшего развития ситуации, я считаю, как обычно, два. В первом мэрия, несмотря на протесты инициативной группы, в этом году начнёт и завершит превращение пустыря в сквер. Это получит поддержку большинства жителей Щ. Сторонники «большого» сквера будут протестовать, но после сдачи объекта в эксплуатацию протест сойдёт на нет. Напряжённость продлится максимум полтора-два года.
По второму варианту власти пойдут на уступки. Если в результате удастся отменить продажу участка, ситуация вернётся в исходное состояние и пустырь останется заброшенным на долгие годы.
При втором варианте будет и выигравшая сторона. Критикуя власти за бездействие и не предлагая решений, жонглируя красивыми фразами и публикуя гневные посты в соцсетях, некоторые политики продолжат зарабатывать очки в роли борцов за справедливость.
Для них пустырь вместо сквера выгоднее сквера вместо пустыря.
Ерлан БАЙЖАНОВ, специально для «Новой Сибири»