Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Кошмар Гутенберга: почему рост цен на книги крайне нежелателен для России

Вы уже заметили, что книги в ваших любимых магазинах подорожали? Эксперты ранее предсказывали этот рост, но именно сейчас он стал ощутим и уже вызвал оживлённые дискуссии в соцсетях. Как у нас часто бывает, прогнозы специалистов начинают оценивать задним числом. Между тем цены на книги могут повыситься в два раза. Готов ли российский книжный рынок к этому, или увеличение стоимости книг крайне нежелательно для него? Пора ли всем нам переходить на цифровой обмен информацией, или книгу всё ещё нечем заменить? Ответим на эти вопросы в материале NEWS.ru.

Видео дня

«Кто виноват?» и «Что делать?»

Рост стоимости бумаги с начала года уже обогнал инфляцию. И когда цены на книги начали стремительно повышаться вслед за ним, пошли разговоры, кто же виноват, в соответствии с известной традицией. Одна из дискуссий приобрела широкий резонанс в социальных сетях. На странице — издателя и эксперта в книжном бизнесе, оживлённо обсудили статью портала «ГодЛитературы.РФ». Автор текста Лада Кутузова предположила, что виноваты книжные магазины, потому что делают большую наценку. Куприянов с этим не согласился. Общественность разделилась, а виноватых не нашли. И на второй вечный вопрос: «Что делать?» не ответили. А между тем, вопросы не праздные. Ответы будут зависеть от того, нужны ли нам книги, или пусть в этой сфере происходит что угодно, нас это не касается.

Книги не умерли с появлением Интернета

Останется ли чтение книг на ближайшую перспективу важнейшим элементом работы с информацией и что немаловажно — любимым времяпрепровождением? Попробуем с этим разобраться.

Во-первых, если кому-то кажется, что информацию можно получать по другим каналам, например, черпать её в Интернете, то надо задать вопрос: а какой объём информации, обращающейся в Сети, попал туда из книг и мира издателей?

Авторы очень часто выбирают формат книги для того, чтобы изложить свои идеи. И это неслучайно. Дело в том, что по-прежнему имеет значение развёртывание мысли в формате длинного текста. Монография и статья в научном журнале — это совершенно разные формы. Можно, конечно, сразу загрузить текст в Интернет, но книга обладает собственной хронотопикой. Способ фиксации, последующего извлечения, повторного обращения к информации в ней отличается от компьютерных техник. Нельзя сказать, что для работы с информацией книга подходит лучше — она просто другая. И книжный формат совершенно не устарел, хотя и требует развития.

Во-вторых, издательское дело — это индустрия, в которую вовлечено огромное количество людей, относящихся к высшим слоям культуры общества. Одна из немногих сфер, где теплится интеллектуальная жизнь страны. Это относится ко всем областям знаний, информационный процесс в которых всё ещё поддерживается во многом за счёт книг. В книгах нуждаются все, от бизнесменов, до политиков: нефтяники, силовики, медики, инженеры и даже музыканты и художники. Профессиональный интерес к информации удовлетворяется во многом за счёт профильных издательств. А чтобы они существовали, нужны хорошие и подготовленные кадры: авторы, редакторы, переводчики, консультанты, юристы, переговорщики, дизайнеры, технические специалисты и, конечно, работники книжной торговли.

Книжная форма влияет даже на этап отбора, когда авторы и издатели выбирают, что достойно публикации. Не цензура, а отбор по профессиональному уровню текста. Может быть, в будущем появятся и распространятся другие формы, но сейчас всё ещё мы продолжаем иметь дело с книгами.

Наконец, в-третьих, чтение книги, помимо прочего, обладает терапевтическим эффектом. Она может успокаивать, упорядочивать мысли, настраивать на нужный лад и в принципе оказывать благоприятное воздействие на психику человека. Лёгкая, предназначенная для развлечения литература, одновременно ненавязчиво формирует образ мира и стереотипы поведения читателя. То есть носит воспитательный характер. Особенно это касается детской литературы — отдельный и очень важный жанр.

Кроме того, надо отметить, что издатели и переводчики вносят огромный вклад в развитие связей с другими странами. Несмотря на всё несовершенство существующих механизмов, происходит взаимное обогащение культур. Упразднение этого процесса может нанести вред уже имеющимся и развивающимся отношениям.

Принимая во внимание важность этих моментов, перейдём к проблемам книгоиздательства и книжной торговли.

Почему книжный рынок в России терпит бедствие

Сразу оговоримся, что есть успехи, и немалые. Ведь именно книжный бизнес в своё время называли первым по настоящему рыночным. Однако книжники нередко говорят о том, что для них практически отсутствует социальный заказ. Не чувствуется государственная заинтересованность и настоящий спрос на продукцию. Минимальна регулярная государственная поддержка книгоиздания, и практически отсутствует поддержка книгораспространения. И то, и другое сильно монополизированы.

О победах и бедах книжной отрасли мы поговорили с одним из пионеров этого бизнеса в стране, экспертом и автором монографии «Из истории частного гуманитарного книгоиздания» Вячеславом Кривошеевым. По его мнению, качественное книгоиздание — это необходимая составляющая опережающего развития и его очевидный показатель. Но сегодня книгоиздание и книгораспространение глубоко упакованы в недрах Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ.

Если рассматривать вопрос системно, можно начать с производства бумаги. Здесь произошли большие потери. Явно недостаточна и система реализации. Очень показательно, что библиотеки активно переводятся на цифру. Ресурсов для покупки бумажной книги у библиотек явно недостаточно. А в книжной рознице сужается допустимый ценовой коридор, с одной стороны поджимаемый падением покупательской способности, а с другой растущей себестоимостью. Есть системная проблема. Должно быть и системное решение, — сказал Кривошеев NEWS.ru.

Среди недопустимых решений, по мнению эксперта, выделяется памятная история о приватизации исключительного по своему положению издательства «Просвещение», контролирующего до 40% рынка учебной литературы. Он напомнил, что вся российская наука практически отказалась от единственного профильного издательства «Наука» — сложная судьба у типографии издательства — старейшей действующей отечественной типографии.

Важно, что в Интернете нет аналога сложившейся культуры создания книги, начиная от редактуры и корректуры, и до её визуализации через вёрстку, работу художника. В создании книги работает всё. Даже выбор бумаги, её тон. Её запах и ощущение на пальцах. А уж качественная редактура порой вносит не меньший вклад, чем сам автор, — подчеркнул эксперт.

Он добавил, что информационное общество — это не помойка для графоманских поделок.

Для квалифицированной работы с информацией нужны навигаторы. Следующий уровень навигации — это критика и обзоры. Здесь ещё расти и расти, — сказал Кривошеев.

Что касается бумаги, то порядка 80% её в России приходится на импорт. Основные поставщики — КНР и страны Европы. В самом Китае цены на целлюлозу к началу года выросли более чем на 30%. Кроме того, страсти вокруг коронавируса нарушили логистические цепочки, подорожали и морские перевозки. И хотя Россия обладает 25% мировых запасов лесных ресурсов, производство бумаги остаётся плохо развитой отраслью. Ко всему прочему, ряд российских предприятий переориентировались на производство упаковки и этикеток.

Но самое главное, что у ответственных лиц, похоже, отсутствует понимание, почему важно поддерживать книжную отрасль. Ведь развитие информационной культуры сегодня невозможно без книг. На данном этапе книгу и книжное производство нечем заменить, а существующий объём не покрывает потребности в становлении современного высокотехнологичного общества.

Рост цен на книги крайне нежелателен для России, поскольку, как показала аналитика «Книжной индустрии», граждане страны в массе своей не готовы выложить за художественную книгу более 340 рублей. А уже сейчас цены в среднем колеблются в пределах 500-600. Исключение составляет профессиональная литература, но её потребители тоже имеют свой порог. В этой области средние цены поднялись до отметок в 800-900 рублей. Даже этот уровень в ближайшей перспективе вызовет сильное замедление продаж и, как следствие, — стагнацию, отмирание значимых кластеров, по аналогии с кровеносными сосудами и капиллярами. Вопрос: «Что делать?» остаётся открытым.