Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Пять историй — как выжить на бирже: топ-менеджер ВТБ о контроле рисков и диверсификации

Российский рынок ценных бумаг за 30 лет своего существования переживал несколько глобальных потрясений, одним из наиболее существенных стал кризис 2008 года, когда значения индекса РТС за несколько месяцев провалились к уровням десятилетней давности. В третьем интервью из серии "Пять историй о том, как выжить на бирже" (предыдущие можно почитать здесь и здесь) корреспондент Алиса Столярова беседует с главой "ВТБ Капитал Инвестиции" об уроках, которые участники рынка вынесли после кризиса, об изменениях, которые с тех пор претерпела индустрия брокерского бизнеса, а также о том, как соблюдение риск-менеджмента и диверсификация могут уберечь инвесторов от эмоциональных проблем.

Пять историй — как выжить на бирже: топ-менеджер ВТБ о контроле рисков и диверсификации
Фото: ТАССТАСС

Видео дня

Клиентские менеджеры в период просадок учатся быть психологами

Я считаю, что для инвесторов, которые сейчас приходят на рынок, любой опыт важен. Но говорить, что им непременно нужно пройти через потрясение уровня 2008 года, сложно. Все же тот год был уникальным — глубина коррекции на рынках была сопоставима с падением во времена Великой депрессии. Кроме того, ни один кризис никогда не будет похож на другой, и вероятность повторения 2008 года — насколько бы еще рынки ни двинулись вверх, как бы Америка ни подняла ставки — слишком мала. Причины того кризиса лежали в отдельной плоскости — неправильного представления о рисках финансовой системы и в кредитном качестве определенных эмитентов. Эти ошибки сейчас никто не допустит.

Кроме того, после кризиса произошли системные изменения и на брокерском рынке. Тогда он находился в начале своего формирования, количество инвесторов было значительно меньше и все хотели зарабатывать большие деньги здесь и сейчас. Соответственно, базовыми рекомендациями часто пренебрегали. Конечно, тогда это привело к своим последствиям внутри индустрии — если в 2005–2007 годах "управляющий активами", по сути, была самая-самая профессия мечты, то после 2008 года она на очень долгий период оказалась под ударом. Сегодня происходит некий разворот, но могу сказать, что я и сейчас не завидую ребятам, которые составляют клиентские портфели, — когда я работал управляющим, это был серьезнейший стресс.

Если говорить про клиентских менеджеров (сейлзов), то там тоже морально не все выдерживали. Ведь в период просадок сейлзы, помимо основных обязанностей, берут на себя еще и функции психологов, и тут, конечно же, намного приятнее обсуждать, что сделать с заработанным, чем с упавшим портфелем. В 2008 году я и сам поработал "психологом" в полный рост. У меня были встречи с клиентами, мне говорили: "Ты — редиска". Я говорил: "Отлично, я пошел?", мне отвечали: "Нет, давай еще поговорим". И дальше у нас был час разговора, в котором клиент понимал, что к той ситуации привели объективные причины, градус кипения спадал, и мы переходили к конструктивному диалогу. Думаете, от такого стресса мне было легко? Никому не просто слушать критику. Поэтому, конечно же, подсознательно пытаешься сделать все, чтобы таких ситуаций больше не повторялось.

Прошедшие через кризис и его последствия профессионалы — как сейлзы, так и управляющие — относятся к контролю рисков очень внимательно, поэтому после 2008 года у некоторых брокерских компаний при найме сотрудников даже была пометка "без опыта работы в кризис". Но сейчас таких призывов лично я не слышу — индустрия серьезно поменялась, и задачи затащить клиента в рисковый продукт попросту нет. К примеру, у нас комиссия за покупку как рискового инструмента, так и не рискового — прозрачная и фиксированная. Соответственно, нет и смысла формировать клиентский портфель, состоящий из более рисковых активов. Есть задача, чтобы клиент сохранился, то есть вырастить из него долгосрочного инвестора.

Не надо класть все яйца в одну корзину

Сейчас по своей клиентской базе мы видим, что в среднем портфели инвесторов формируются примерно наполовину — в рублевых, наполовину — в иностранных или валютных инструментах. Дальше они диверсифицированы по активам — более 60% в консервативных инструментах, менее 40% — в акциях. Если смоделировать поведение такого портфеля, то он будет достаточно устойчив к просадкам.

Но если же клиент берет экстремальные риски и сидит с плечом (с заемными средствами — прим. ТАСС) в одной бумаге, тут уже совсем другая история.

Мне тоже когда-то очень нравились определенные эмитенты, я так и в облигациях обжигался, и в акциях было. Но в облигациях, наверное, самый наглядный пример.

Это была , на тот момент я управлял портфелем облигаций в "Тройке Диалог" (подразделение "Тройки" владело контрольным пакетом "Еврокоммерца", при этом "Тройка Диалог" занималась размещением облигаций компании — прим. ТАСС). Несмотря на проведенный аудит и участие нашего Private Equity Fund (фонд прямых инвестиций — прим. ТАСС) в капитале компании, позднее выяснилось, что "Еврокоммерц" подделывал отчетность. Это привело компанию к громкому дефолту в 2008 году и позднее — к банкротству.

Вот пример, когда, казалось бы, ты обладаешь всеми данными и имеешь полное представление о бизнесе компании. Но в результате все равно можешь что-то не знать или не в состоянии предвидеть, и единственная панацея от таких недугов — это жесткая диверсификация.

Как научить себя этому? Можно ввести максимальный лимит концентрации на бумагу или по классу активов в портфеле, но не надо класть все яйца в одну корзину.

Проведите стресс-тест своего портфеля

в свое время сказал хорошую фразу, ее смысл в том, что инвестирование — это процесс для терпеливых. Терпеливые на этом рынке зачастую едят обед тех, кто пришел поторговать. Поэтому люди, которые хотят просто поторговать или понимают, что у них не 17% и даже не 70% капитала в инвестициях, а 150–200%, так как еще и пользуются плечом, в один момент, конечно же, нарвутся на свой личный кризис.

Таким образом, важно понимание тех рисков, которые человек берет, в том числе с точки зрения комфорта с ними. Чтобы узнать это — проведите стресс-тест своего портфеля за конкретный день, за конкретный период и поймите, надо ли это вам, близка ли вам эта волатильность? Посчитайте, как повел бы себя ваш портфель, к примеру, в 2008 году на горизонте трех-шести месяцев или года. Есть специальные ресурсы, инвестиционные калькуляторы. Либо просто перемножьте вручную все классы активов в своем портфеле в зависимости от их примерной динамики на тот период. Посмотрите, будет ли у вас в стрессовой ситуации возможность заплатить за образование детей, возможность съездить на отдых и не получить эмоциональную проблему. Потому что если вы считаете, что сегодня вы купите и сегодня же ваши бумаги вырастут в цене, — а если нет, то завтра вы уже в стрессе, то вам точно не в историю самостоятельной торговли и не в то, чтобы зарабатывать этим деньги.

Смотрите полное интервью на нашем YouTube-канале.