Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Угроза потерять союзника: выборы в Латинской Америке озадачивают США

Левый поворот, как во времена ? С 2018 года, с тех пор как избиратели привели к власти в Мексике критика США Андреса Мануэля Лопеса Обрадора, социалисты и социал-демократы продолжают триумфальное шествие по Латинской Америке. Для Колумбии их успех — первый в истории. За 200 лет независимости этого государства в нем сменялись диктаторские и демократические режимы, имевшие нечто общее между собой: тесную дружбу с США. Избрание Густаво Петро не обещает резких перемен, но оно симптоматично: заставляет задуматься над тем, что притяжение Вашингтона в Латинской Америке слабеет.

Угроза потерять союзника: выборы в Латинской Америке озадачивают США
Фото: ТАССТАСС

Видео дня

Нужен разговор

В первом выступлении после объявления итогов выборов Петро обозначил свой курс по отношению к Белому дому: никакого разрыва, но и прежних отношений уже не будет. В планах бывшего участника леворадикальной герильи М-19, распущенной в 1990 году, — пересмотр соглашения о свободной торговле с США, отказ от дипломатической изоляции Венесуэлы и предъявление американцам счета за загрязнение окружающей среды. Борьба с глобальным потеплением — один из официально объявленных приоритетов Петро. "Если там [в США] совершают вредные выбросы, а мы здесь [благодаря дождевым лесам] впитываем их, то почему не садимся за стол переговоров по этому поводу?" — задается вопросом избранный президент.

"Победа этого кандидата сродни землетрясению для Колумбии", — считает бывший специальный посланник США в этом государстве Бернард Эронсон. Другие наблюдатели не столь категоричны. За длительную политическую карьеру 62-летний Петро успел побывать мэром столицы Колумбии Боготы, продемонстрировав способность ладить с центристами и правыми. В своей первой речи после избрания отмежевался от социализма: пообещал совершенствовать капитализм. Вместе с тем Петро — за диверсификацию: помимо США, в послевыборных выступлениях он уделил место Китаю, который хвалил, назвав "продвигающим братство". Со слов Петро, Колумбии понадобится китайская помощь.

Именно внешняя политика может стать камнем преткновения в отношениях между Вашингтоном и Боготой. Петро твердо намерен восстановить дипломатические отношения с соседней Венесуэлой, разорванные его предшественником — крайне проамериканским президентом . Две страны, исторически соперничающие, делят 2 200 км общей границы. Отказ от изоляции Венесуэлы именно Колумбией ставит под сомнение всю стратегию США в регионе.

И не только в нем одном. На посту мэра Боготы Петро приобрел известность критикой Израиля за нарушение прав палестинцев (политик допускал даже сравнения с Третьим рейхом). С учетом того, что помощь палестинцам сектора Газа оказывает Иран, ближайший союзник Венесуэлы, а движение , также дружественное Ирану, создало сети среди этнических арабов в Латинской Америке, итог выборов в Колумбии может оказать воздействие и на ближневосточную политику.

Танго с гринго

На высоком посту задача Петро — смягчить протестные настроения колумбийцев, резонирующие с акциями неповиновения, уже проходившими в Эквадоре, Перу и Чили. Это недовольство легко объяснить тем, что Латинская Америка — в числе самых пострадавших от пандемии регионов мира. 2020 год выбил из рядов местного среднего класса 12 млн человек в добавление к тем, кто покинул его с 2014 года после резкого падения цен на природные ископаемые. Такие перемены не остаются без последствий. Критики сложившихся порядков — социалисты и социал-демократы — ускорили восхождение к власти: в 2021 году в Перу, в Гондурасе и Чили, в 2020-м — в Доминикане и Боливии, незадолго до этого — в Аргентине, Сальвадоре (2019) и даже в стране — главном торговом партнере США, в Мексике (2018).

С электоральной точки зрения этот прорыв можно рассматривать как классическое протестное голосование. В отдельных случаях — как в Эквадоре, где президента-социалиста Ленина Морено в 2021 сменил дружественный США , — проигравшими могли оказаться левые силы, если они уже находились у власти. Тем же левым, кто, наоборот, пришел к ней, обстановка массового недовольства обещает трудности с сохранением популярности. Но даже действие всех этих факторов, взятых вместе, не отменяет геополитического значения перемен, происходящих на глазах: Латинская Америка впервые с начала XXI века поворачивает влево, то есть в сторону от США.

Состоявшийся в июне 2022 года девятый Саммит Америк в Лос-Анджелесе высветил эту новую реальность. Пользуясь правом хозяина, Белый дом отказался пригласить на встречу три недружественных США государства региона: Кубу, Венесуэлу и Никарагуа — чтобы продемонстрировать их изоляцию, но добился прямо противоположного результата. С привнесением духа санкций категорически не согласились в Мексике, Гондурасе, Уругвае, Гватемале и Боливии: их лидеры сами отказались от поездки в Лос-Анджелес. Зато президент Аргентины прибыл, чтобы донести возмущение. Его согласованное с мексиканцами послание не могло понравиться в Белом доме. "Куба терпит блокаду со времен холодной войны, еще одну такую же ввели против Венесуэлы, и это в то время, когда пандемия, обрушившаяся на человечество, уносит с собой миллионы жизней", — сыпал упреками Фернандес. Полноценного обмена мнениями в Латинской Америке не может быть без участия всех латиноамериканцев, формулирует свое видение президент Мексики Андрес Лопес Обрадор. Другими словами ту же мысль выразил и новый лидер Колумбии Густаво Петро, высказавшись за "диалог в Латинской Америке без исключений". Санкции, следовательно, неприемлемы.

Алеет Восток

Как и для остальных лидеров левых в Латинской Америке, критика США означает для Петро и его страны возможность сближения с Китаем. Насколько далеко оно может зайти, зависит от структуры экономики и уже накопленного политического багажа. Именно Колумбии сделать этот шаг особенно сложно: в стране размещены американские военные базы, а Вашингтон (пусть и с небольшим отрывом от Пекина) остается главным внешнеэкономическим партнером колумбийцев. И вместе с тем интерес американцев, все более сосредоточенных на Тихоокеанском регионе, нуждается в постоянном подтверждении новыми вложениями, а сложившаяся модель отношений — в доказательствах набранной эффективности. С этим не так просто. 200 лет тесного союза с США не обогатили Колумбию, около 50% населения которой относится к числу бедных, что в местных условиях означает недоедание. Не помогли и переданные по системе оказания помощи с 2000 года $13 млрд. Сохраняется возможность того, что тесно связанные с США элиты присвоили часть этих средств.

В отличие от Вашингтона, дружбу с которым всегда необходимо отрабатывать, Пекин приносит Латинской Америке инвестиции, основанные на экономическом расчете. "Когда к нам приезжают американские представители, то что они нам предлагают? Чтобы мы прекратили всяческое сотрудничество с Китаем и Россией. А что нам говорят китайские гости, посещающие наши страны? Их вообще не интересуют США и их существование: они нам предлагают проекты по сооружению тоннелей, мостов, по созданию портовой и транспортной инфраструктуры. Так с кем нам в этой ситуации выгоднее сотрудничать?" — задается вопросом чилийский министр.

За проникновением Китая действительно просматриваются экономические интересы: к участию в делах Латинской Америки его подталкивает недостаток собственных ресурсов, от сельскохозяйственных до минеральных. Растущая опережающими темпами экономика нуждается в закупках товаров первой необходимости, что помогает, в частности, прогрессировать и российскому рынку. На этом фоне интерес США к Латинской Америке выглядит гораздо более блеклым и политически мотивированным — им движет желание сохранить историческую сферу влияния. Неудивительно, что инициатива на стороне китайцев: в 2018-м они впервые обошли США по объему вложений в Южную Америку, а в 2019-м еще более увеличили разрыв. Над медленно происходящими переменами довлеет психологический фактор: своего рода апатия. Ни предыдущий президент США , ни действующий не нашли времени для визита к южным соседям (Байден прислал вместо себя в турне свою супругу Джилл). Занятые противостоянием в Восточной Европе и на Тихом океане США создают у своих партнеров двойственное впечатление, будто уже не нуждаются, как прежде, в латиноамериканских союзниках. Возможности перед Китаем открываются сами.