Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

«Неурожай – горе, урожай – беда». Саратовские фермеры готовятся собрать небывалое количество зерна и опасаются разорения из-за падения закупочных цен

«Неурожай – горе, урожай – беда». Саратовские фермеры готовятся собрать небывалое количество зерна и опасаются разорения из-за падения закупочных цен
Фото: Свободные новостиСвободные новости

ВСаратовской области идет уборочная кампания. Намолочено два миллиона тонн зерна. Убрано уже больше половины озимых. Региональные чиновники уверены, что урожай превысит 4,5 миллиона тонн. Закупочные цены назерно упали в2-2,5 раза. Запчасти, агрохимикаты, удобрения почти настолькоже подорожали.

Видео дня

Отом, почему огромный урожай грозит разорить производителей, «Свободные» расспросили фермера изЛысогорского района .

Всё исразу

«Яшесть лет работал главным инженером вколхозе и31 год фермерствую. Завсё это время яневидел, чтобы выросло сразу ивсё— иозимые, ияровые. Внынешнем году создались уникальные погодные условия— дожди, перемежающиеся ссолнечной погодой, которые очень хороши для вегетации всех растений»,— говорит Жариков, проезжая посвоим полям. Указывает рукой тонаправо, тоналево— пшеница, подсолнечник, кукуруза: «Всё— обалденное!»— повторяет хозяин.

Навстречу один задругим едут «Камазы» сзерном. Впрошлом году из-за сухой осени урожайность озимых непревышала 12 центнеров сгектара. Сейчас показатели, как вКраснодаре,— по50-60 центнеров.

Областной минсельхоз отмечает, что регион завсю историю наблюдений неначинал уборку стакой высокой урожайностью. Поданным официальным данным, самые скромные результаты— вполупустынном Новоузенском районе, 18 центнеров сгектара. ВКалининском средняя урожайность— 46 центнеров сгектара, вБалашовском— 49,8, вРтищевском— 50. Впрошлом году область собрала 3,7 миллиона тонн зерна. Внынешнем власти рассчитывают на4,5 миллиона тонн.

Поподсчетам министерства, кприему нового урожая готовы 52 элеватора ихлебоприемных предприятия, атакже собственные склады хозяйств общей ёмкостью 7,2 миллиона тонн. Сейчас там хранятся больше 2 миллионов тонн зерна прошлых урожаев. Ёмкости на5,5 миллиона тонн свободны. Как отмечает газета «Крестьянский двор» соссылкой наобластного депутата , элеваторы принимают только подсолнечник, азерновые девать некуда.

«Нормальные фермеры шарахаются отэлеваторов как чёрт отладана. Почему? Допустим, привозишь «Камаз» зерна. Там говорят: ой, утебя сорность, ой, утебя влажность, иэто неустраивает, ито, глядь— половины «Камаза» нет,— объясняет фермер Жариков. —Поэтому вудачные годы фермеры, вместо того чтобы вкладывать врасширение производства, покупать трактора икомбайны, строили сушилки ихранилища. Это неверное направление развития, ноте, кто этого неделал, попросту разорились. Ябоюсь, какбы владельцы элеваторов непролоббировали какой-нибудь закон, запрещающий производителям самостоятельно хранить урожай».

«Мир меняется»

Унашего собеседника есть пословица собственного сочинения: «Для крестьянина неурожай— горе, урожай— беда». Опыт работы всельском хозяйстве показывает, что «при большом урожае производитель может остаться совершенно нисчем». Год назад пшеница 4 класса стоила 17 тысяч рублей затонну. Виюне, наисходе сельскохозяйственного сезона 2021/2022, цена упала до11 тысяч. Сейчас— рухнула до7-8 тысяч.

«Мир меняется. Какие-то отрасли будут страдать. Сверхприбылей всельском хозяйстве уже небудет»,—приводитиздание «Крестьянский двор» слова Артема Селянина, представителя зерноторговой компании «АПК АСТ Компани М» (предприятие владеет элеваторами вСаратовской, Пензенской иВолгоградской областях, входит вдесятку крупнейших экспортеров).

Жариков планирует засыпать сказочный урожай насклад иждать повышения цены. Урожай 2017 года (тогда показатели тоже били рекорды, ацена обвалилась до3 тысяч рублей затонну) пришлось хранить несколько лет.

Многие хозяйства несмогут позволить себе выжидать. Нужно готовиться кследующему сезону: покупать запчасти, которые подорожали вдвое, запасать средства защиты растений, цена накоторые весной подскочила втри раза. Подорожание коснулось нетолько импортных марок, ноитех, которые считаются отечественными. «Например, 55 процентов средств защиты растений производится вРоссии. Ноэти 55 процентов допоследнего грамма сделаны изимпортных действующих веществ. Ихмысовсем невыпускаем»,— объясняет президент Российского зернового союза .

«Никакой заморозки цен наудобрения, окоторой говорили потелевизору, янезаметил. Брал весной поцене от47 до60 рублей. Благо, подсолнечник впрошлом году стоил 60 рублей закилограмм, засчет него вырулили,— говорит фермер. —Сейчас при семечке за15 рублей изерне за7 рублей ниокаких удобрениях неможет быть речи. Это означает риск падения урожайности вдва раза».

Александр Викторович рассказывает, как лет пять назад, выступая насовещании вобластном правительстве, напомнил чиновникам, что большая часть семян нароссийских полях— импортная (50 процентов семян кукурузы, 80 процентов— подсолнечника и100 процентов— свёклы).

«Яспросил: что будем делать, если водин несамый прекрасный день останемся без этих семян? Участники совещания поулыбались: мол, самый умный нашелся. Адень наступил»,— разводит руками Александр Викторович.

Крупнейшие международные компании, которые поставляли вРоссию нетолько семена, ноиполные технологические цепочки (консультации ирасходные материалы для посева, подкормки, борьбы свредителями итак далее), уже ушли изстраны или сворачивают бизнес.

Жариков 25 лет занимается семеноводством: производит элитные семена ивыводит новые сорта пшеницы, подсолнечника, чечевицы вместе сучеными саратовского института Юго-Восток икраснодарского НИИмасличных культур. Нобыстро заменить транснациональных гигантов отечественные селекционеры немогут. Навопрос отом, какие условия созданы вРосси для развития собственного семеноводства, фермер сходу отвечает: «Никаких. Ученые получают мизерную зарплату инеимеют современной техники».

Вся надежда наСтамбул

Закупочные цены назерно вРоссии резко пошли вверх осенью 2020 года. Сначала уборки доноября пшеница подорожала на40 процентов— иэто был непотолок. Подсолнечник подскочил вцене более, чем вдвое. Больше 48 миллионов тонн зерновых продали заграницу. Россия стала крупнейшим экспортером пшеницы намировом рынке.

Крестьяне вложили полученную прибыль впроизводство. Российские производители техники идилеры иностранных компаний несправлялись сколичеством заказов. Фермер Жариков купил новенькие импортные трактора исеялки, как онговорит, «на70 процентов очистил двор отржавчины». Построил сушилку, мехток, зерносклад.

Вфеврале 2021-го российские власти начали вводить ограничения: появились квоты навывоз зерна иэкспортные пошлины. Виюне заработал так называемый демпфер— плавающая пошлина, зависящая отмировыхцен. Если средняя экспортная цена (еёкаждую неделю рассчитывает минсельхоз) поднимается выше определенного уровня, продавец должен отдать бюджету 70 процентов разницы. Трейдеры оплатили новые расходы засчет производителей, снизив закупочные цены.

Поподсчетам Российского зернового союза, кначалу 2022 года производители потеряли из-за пошлины около 300 миллиардов рублей.

Отечественные власти объясняли, что квоты ипошлины должны сдержать подорожание продуктов вроссийских магазинах. Кажется, неполучилось: даже поофициальной статистике, запоследний год продукты подорожали на21,4 процента, хлеб— на18,4 процента.

Аркадий Злочевский полагает, что введенные крупнейшим экспортером ограничения, наоборот, способствовали росту мировых цен назерно. Поего наблюдениям, летом 2020 года российское зерно стоило навнешнем рынке 220 долларов затонну, весной 2021-го, когда появились первые пошлины,— 300 долларов, акначалу уборки урожая-2021— уже 320 долларов.

Весной 2022-го запретило продажу зерна заграницу, включая даже страны . Мировые цены назерно, поподсчетам экспертов, стали самыми высокими за14 лет, подскочив до500 долларов затонну.

Запрет наэкспорт некоснулся нескольких компаний, которым разрешили торговать врамках ранее выделенных квот, тоесть вывезти около 11 миллионов тонн зерна. Самые большие объемы получили торговый дом «Риф», принадлежащий ростовскому предпринимателю Петру Ходыкину (отставной офицер, начинавший сторговли кожаными куртками нагородском рынке), «Деметра трейдинг», владельцами которой считаются иструктуры (бывшего президента «Олимпстроя») иАлександра Винокурова (как полагают«Ведомости», в2008 году предприниматель женился надочери министра иностранных дел ), «ОЗК трейдинг» (половина компании принадлежит государству, другой половиной раньше владела группа «Сумма», атеперь— ВТБ) и«Витерра Рус» (зерновой трейдер международной торговой компании Glencore).

Сельхозпроизводители говорят, что открытие экспорта сталобы лучшей помощью состороны государства. Эксперты полагают, что навнешний рынок можно пустить 50 миллионов тонн зерна (взавершившемся аграрном сезоне 2021-2022 экспорт оказался значительно меньше планов , едва перевалив за38 миллионов тонн).

Обэтом шла речь наиюльских переговорах вСтамбуле. Там были подписаны два документа, касающиеся допуска намировой рынок украинского ироссийского зерна. Первый сухогруз скукурузой изОдессы уже добрался доТурции, еще три судна впути. Сейчас настаивает навыполнении второго меморандума, вкотором говорится ороссийской сельхозпродукции. Представители РФхотят, чтобы США иЕвропейский союз сняли ограничения надопуск российских судов виностранные порты, аренду грузовых контейнеров истрахование перевозок.