Охотники за российскими олигархами из Минюста США расширили спектр целей своих расследований

<p>У прокуратуры, которой поручено расследование деятельности российских олигархов и их активов, появились новые объекты преследования – юристы, бухгалтеры и другие посредники, помогающие Кремлю и его союзникам обходить американские санкции. </p><p>После проведенных арестов и предъявленных обвинения, а такжСулктора Вексельберга межведомственная оперативная группа KleptoCapture под эгидой Министерства юстиции все чаще присматривается к провайдерам профессиональных услуг, которые оказывают помощь российским олигархам, объясняет первый директор группы Эндрю Адамс. </p><p>В прошлом году прокуратура предъявила обвинения американскому адвокату, который способствовал осуществлению платежей в интересах Вексельберга, и гражданину Великобритании, который предположительно рабо недвижимостью Олега Дерипаски. Прокуратура также санкционировала следствие в отношении юрлиц и физлиц, которые помогали России получать чувствительные технологии военного и иного назначсле в отношении Артура Петрова, гражданина России и Германии, который был арестован 26 августа за предполагаемый экспорт в Россию чувствительной микроэлектроники, которая, вероятно, может использоваться в военных целях. </p><p>Адамс в конце июля покинул пост директора KleptoCapture. В четверг, 7 сентября, он вышел на работу в юрфирму Steptoe & Johnson, где будет консультировать частных клиентов по вопросам проведения расследований и соблюдения норм национальной безопасности США. Он рассказал The Wall Street Journal о достижениях оперативной группы KleptoCapture под его руководством, а также о некоторых задачах органа на ближайшее будущее. </p><p><i>Интервью было отредактировано для большей ясности и сокращения объема.</i> </p><p><b>WSJ:</b> Каковы главные достижения оперативной группы KleptoCapture за полтора года ее работы, на ваш взгляд? </p><pt;/b> Арест Джека Ханика (один из основателей Fox News – прим. пер.) в Великобритании по делу Константина Малофеева, арест яхты Tango (Вексельберга – прим. пер.) и яхты Amadea (Керимова – прим. пер.). Эти события соответствуют тому, что я считаю успехом в краткосрочном плане. На начальном этапе основное внимание уделялось крупным, ярким, бросающимся в глаза активам, людям, имеющим политическое или экономическое значение для Кремля, и обвинениям и арестам в этой парадигме. </p><p>Более долгосрочная цель, который мы задались также в самом начале, – поиск посредников (провайдеров услуг – прим. пер.) и расследование отмывания денег, как средства обхода санкций или финансирования сетей, позволяющих нарушать санкции и законодательство в сфере экспортного контроля. </p><p><b>WSJ:</b> Многие из Ваших целей находятся за рубежом. Получила ли оперативная группа необходимые средства на международном уровне для проведения арестов и изъятия активов? </p><p><b>Адамс:</b> В прошлом возможность получить быструю, существенную, мощную, ощутимую и государственную поддержку и наладить сотрудничество за рубежом была крайне ограниченной, поскольку наш режим санкций не получал зеркального отраженив законодательстве других стран. Ситуация изменилась буквально за сутки в феврале 2022 года, что мгновенно открыло возможность для возбуждения некоторых дел. </p><p>При этом в ЕС и, в меньшей степени, в Великобритании режим санкций просто намного новее. Институты, обеспечивающие соблюдение санкций, имеют дело с мерами, которые не существовали ни в какой форме, похожей на ту, в которой они существуют сегодня. В такой ситуации всегда есть препятствия, которые необходимо преодолевать. </p><p><b>WSJ:</b> Как насчет других юрисдикций, таких как Турция или ОАЭ, которые иначе реагировали на конфликт на Украине? </p><p><b>Адамс:</b> Любая юрисдикция, которая не обеспечивает жесткого или хоть какого-то применения американских санкций, представляет собой определенную проблему. Но даже за пределами ЕС и Великобритании сейчас сотрудничество стало принципиально иным и более активным, чем ранее. </p><p>Точки сотрудничества есть даже в сложных юрисдикциях. И если ветер подует в правильном направлении, сотрудничество углубится. Так что я не думаю, что олигархам стоит слишком расслабляться, даже если они решат на несколько минут причалить на своей яхте в порт какой-либо из таких стран. </p><p><b>WSJ:</b> Каких посредников (провайдеров услуг – прим. пер.) преследует оперативная группа? </p><p><b>Адамс:</b> Чтобы ликвидировать большую сеть посредников и активно блокировать поток средств – и, в конечном счете, попавших под санкции физлиц или компаний – вам нужны заинтересованность и уважение со стороны адвокатов, агентов по недвижимости, морских и авиационных служб, компаний и целого класса профессионалов, которые на периферии могут решить, что они будут зарабатывать, способствуя уклонению от этих мер контроля. </p>