Ещё

Уральскому депутату простили 160 миллионов долга 

Фото: Российская Газета
Свердловский депутат «прославился» советом, который в период кризиса он публично дал жалующимся на высокие цены согражданам: «Надо просто задуматься о собственном здоровье — поменьше есть, например». Видимо, сам он овладел этим умением в полной мере, так как больше года исполнял депутатские обязанности, существуя на прожиточный минимум. Его официальный доход в это время составлял чуть больше десяти тысяч рублей. По свидетельствам очевидцев, народный избранник в то время отнюдь не выглядел изможденным.
Процедура банкротства депутата началась в год вступления в силу закона о несостоятельности физлиц, инициировал ее кредитор — государственный банк. Гаффнер выступал поручителем по трем кредитам, выданным сельхозфирме. Распродажа ее имущества погасила только часть долга. Чтобы вернуть оставшиеся 160 миллионов, кредитная организация обратилась с иском к поручителю.
Человек освободился от долгов и с некоторыми ограничениями живет дальше благодаря норме закона, которая вычеркивает имущество родственников из списка собственности
Платить он не стал, и в начале 2016-го суд признал депутата банкротом. Финансовый управляющий начал реализацию его имущества. Как выяснилось, должник гол как сокол: не имеет ни машины, ни квартиры, ни земельного участка и ценных бумаг, драгоценностей и предметов искусства — ничего, кроме двух импортных охотничьих ружей. От их продажи удалось выручить 73 тысячи рублей — 0,04 процента долга.
Единственным официальным источником дохода банкрота оставалась депутатская зарплата, которую он довольно долго скрывал, пока его не оштрафовали за сокрытие доходов. Из зарплаты вычитались 10 653 рубля ежемесячно — прожиточный минимум на содержание Гаффнера и еще три раза по 10,2 тысячи рублей — алименты на трех его несовершеннолетних детей, а также расходы на ведение процедуры банкротства и вознаграждение финансовому управляющему. На эти выплаты зарплаты, большую часть которой составляют премиальные, едва хватало, и управляющий обратился к суду с ходатайством — просил завершить банкротство, так как у должника нет ни имущества, ни средств для финансирования процедуры. Суд ходатайство удовлетворил. Банкротство прекращено, конкурсное производство окончено.
Банкрот комментировать решение арбитража отказался, финансовый управляющий Александр Осинский и банк-кредитор — тоже.
— Вот вам пример финансового оздоровления, практическое применение относительно нового закона о банкротстве физлиц, — комментирует юрист Александр Зуев. — Человек освободился от всех долгов и с некоторыми ограничениями живет дальше благодаря норме закона, которая вычеркивает имущество родственников из списка собственности.
— Совершенно стандартная оптимизация структуры собственности: в предчувствии кризисной ситуации любой бизнесмен старается перевести свое имущество на близких людей, — добавляет преподаватель дисциплины «Антикризисное управление» доцент Людмила Сурина.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео