Ещё

Средний класс в России оказался сплошь из начальников 

Фото: Свободная пресса
Для того чтобы относиться к среднему классу в Москве необходимо зарабатывать 121 тысячу рублей. В Московской области, Петербурге, нефтедобывающих регионах страны, на Крайнем Севере и Дальнем Востоке от 73 до 97 тысяч рублей, а в остальных регионах от 60 до 73 тысяч рублей. Такие данные приводятся в исследовании «Основные мАКРАтренды: рост региональной дифференциации в России» Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА).
По мнению авторов исследования, подобные доходы позволяют их обладателям покупать товары более высокого качества, стимулируя таким образом экономику, иметь недвижимость и автомобиль, в том числе приобретая их в кредит, откладывать накопления, ездить за границу и не иметь проблем с оплатой счетов. Высшее образование позволяет им заниматься умственным трудом, либо предпринимательством.
Увы, большинство россиян в число подобных счастливчиков не входит. По данным Росстата, средняя зарплата в стране по итогам 2017 года составила 39,1 тысячи рублей. А ведь при расчете средней зарплаты используются, в том числе, и данные высокооплачиваемых работников. Поэтому гораздо более полно отражает ситуацию медианная зарплата, которая в 2017 году составила всего 26,5 тысячи рублей. Половина страны в месяц зарабатывает меньше этой суммы.
Что касается самой «популярной» зарплаты в России, то она еще меньше. Наибольшее число россиян — 20% зарабатывает от 17 до 25 тысяч рублей. Очевидно, что обладателям таких зарплат до уровня жизни среднего класса — как до Луны. Так кто же сейчас входит в российский средний класс? Чиновники? Руководство бюджетных организаций? Депутаты разных уровней? Приближенный к власти бизнес? Похоже, что все вышеперечисленные категории.
— Существуют разные методики определения среднего класса, — говорит президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Во-первых, смотрят на суммарные реальные доходы граждан. Они включают не только зарплату, но и ренту, проценты от банковских вкладов, доходы от ценных бумаг — все вместе. У представителя среднего класса есть как минимум автомобиль, квартира, домик за городом, он ездит отдыхать хотя бы раз в год за границу.
Понятно, почему приведенные в исследовании цифры разнятся в зависимости от региона — уровень цен везде разный. На Севере или на Дальнем Востоке даже высокая зарплата может не говорить о принадлежности к среднему классу, так ее «съедают» цены. Но в любом случае одних количественных оценок доходов недостаточно.
«СП»: — Что еще важно?
— Важен уровень образования, поскольку принадлежность к среднему классу подразумевает определенный стиль жизни и уровень культуры. По доходам человек может подойти, но по образу жизни, роду деятельности — нет.
Кроме того, важна самооценка граждан. Если доход есть, а сам человек себя к среднему классу не относит, то, скорее всего, он им действительно не является. При этом, если у него есть некая накопленная собственность, он может себя ощущать средним классом и с меньшим доходом.
Этот набор критериев используется везде в мире. Причем есть разделение на так называемый «традиционный средний класс» и «новый средний класс».
«СП»: — И в чем же разница?
— Это придумали международные организации, чтобы учесть нарождающийся средний класс в развивающихся странах. Если там использовать критерии западных стран, то средний класс получится очень небольшой. В результате, стали использовать все те же показатели, но с меньшими требованиями. То есть быть средним классом в Китае — это не совсем то же самое, что быть средним классом в Германии. Например, если в Европе надо регулярно ходить в рестораны, то в Азии достаточно быть владельцем автомобиля. Если человек, конечно, не таксист.
«СП»: — А в России?
— Россию тоже следует относить к развивающимся странам. Поэтому у нас все оценки в целом завышаются. Кстати, людям свойственно переоценивать свое положение в обществе. Многие считают себя средним классом, не являясь таковым.
«СП»: — Как вы бы оценили численность среднего класса в России?
— Поскольку упомянутые мной критерии — деньги, образование и самооценка, не перекрещиваются полностью, из каждой группы кто-то выпадает, общую численность среднего класса можно оценить в 20-25% от всего населения.
«СП»: — А качественный состав? Кто эти люди?
— В первую очередь чиновники. Они в нашей стране получают много. Также много тех, кто работает на госсектор — то есть зарабатывает не самостоятельно, а получает в той или иной форме бонусы от государства. Ну, и работники крупных элитных компаний, типа «Газпрома». Есть также очень незначительная доля предпринимателей. У нас их в принципе мало — миллионов пять.
Все это очень плохо, так как сводит средний класс к получателям бюджета и свидетельствует о неравномерном распределении государственных средств. Эти люди по своему менталитету, как правило, абсолютно патерналистки настроены, ни о каком бизнесе не помышляют и переориентировать их очень трудно.
С этим мнением солидарен и социолог Александр Прудник — средним классом в России стало в основном разного рода начальство.
— В развитых государствах средний класс — это основная, самая массовая группа населения. Она является и экономической, и политической базой общества.
В этом исследовании для нашего региона — Нижегородской области, планка принадлежности к среднему классу была определена в 60 тысяч. Но тогда получается, что у нас подавляющее большинство населения просто не попадает туда, а средним классом становится специфическая, эксклюзивная группа. Такая же как, например, олигархи. То есть это группа людей, которая по своему уровню дохода, а значит, и образу жизни будет разительно отличаться от 70-80% жителей страны, от тех, с кем рядом они живут.
«СП»: — Что же это за группа людей?
— Если не брать единичные случаи, когда кто-то может получать уникальный доход, а брать массовую, достаточно большую группу людей, объединенную общей сферой деятельности, то получается, что это в первую очередь чиновники, те кто работает в системе управления, где чуть выше нижнего уровня появляются такие зарплаты.
Кроме того, это часть бюджетников. Обычно их воспринимают, как очень бедных, но на самом деле в этой среде существует колоссальное неравенство. Например, между учителями и директорами, завучами школ. Этот разрыв кратный, может быть в 5-6 раз. То же самое наблюдается в медицинских учреждениях.
Получается, что к среднему классу относятся люди, не принадлежащие к какой-то социально-профессиональной группе, к нему относятся те, кто в каждой социально-профессиональной группе занимает верхние управленческие позиции. Причем, в основном это те, кто находится на бюджете, но не наполняет его, не создает богатство, а распределяет, осваивает и присваивает его.
«СП»: — То есть начальство?