Ещё

Налоговая удавка 

Фото: Konkurent.ru
На протяжении долгих лет исследователи удивляются, почему граждане России так тяготеют к социалистическим ценностям. Почему в сложной ситуации рассчитывают не на себя, а на государство. Пытались понять, когда ситуация изменится. И вот пора снова задуматься.
Сергей Митрофанов, первый вице-президент ГК «В-Лазер»: «Необходимо понимать, что в СССР объявленными целями были „свобода, равенство и братство“. Равенства никогда не было, но разница между самыми богатыми и самыми бедными была на приемлемом уровне, по уровню коэффициента Джини мы были в передовиках среди других стран мира. Теперь же объявленная цель нашего правительства — это Prosperity, если я правильно понимаю.
Разумеется, никакого всеобщего процветания пока не достигнуто, а вот баланс социального равенства разрушен окончательно и бесповоротно, не случайно государственные СМИ не рассказывают про уровень коэффициента Джини в современной России. Это печально, так как никакого энтузиазма масс не будет при выполнении и перевыполнении планов правительства, народ не знает точных цифр, но каким-то образом чувствует, что по размеру пропасти между бедными и богатыми мы залезли куда-то не туда».
«Это беда»
Правительство чувствует: озвученную проблему социального неравенства надо срочно решать, иначе не получится достигнуть даже такого смешного роста ВВП, который пообещало после недавней корректировки планов: прирост ВВП на 1,9% в 2018 г. и на 1,4% — в 2019 г. А как это сделать? Немного «уплотнить» олигархов? Это вряд ли получится у кабмина, который всегда стоит на страже интересов крупного бизнеса. И это правильно внутри парадигмы капитализма.
Сергей Митрофанов: «Так как банкротство предприятия среднего бизнеса — это неприятность, а крах какой-нибудь естественной монополии — это беда. Таким образом, инвестиционные и иные материальные ресурсы для выравнивая социального неравенства правительство будет решать за счет усиления нагрузки на средний бизнес, ведь за малым бизнесом уследить трудно. Другой подход — это увеличение нагрузки на все население, ведь увеличение тарифов на электроэнергию и тепло рано или поздно затронет всех потребителей, а не только средний бизнес.
Поймите, других источников финансирования у правительства просто нет, разве что резко повысить все и вся. Вы уж как-нибудь определитесь, друзья: либо капитализм плюс тысяча сортов колбасы в супермаркетах, но за минусом социального равенства, либо относительное социальное равенство, но тогда и ассортимент товаров на полках магазинов станет поскромнее».
От роста НДС и новых акцизов до онлайн-касс — перераспределение расходов между частным и государственным сектором, перекладывание социальной ответственности государства на плечи населения — это тренд, уверены эксперты. И в середине лета, под первый гол, забитый россиянами на FIFA-2018, он стал предсказуемо набирать обороты.
Напомним, ожидается, что новая ставка будет введена с 2019 г. По словам первого вице-премьера Антона Силуанова, повышение налога на добавленную стоимость дополнительно принесет бюджету более 600 млрд руб. в год. При этом, согласно поправкам, внесенным в Госдуму, сохранятся льготные ставки (0 и 10%), которые действуют в отношении ряда социально значимых товаров и услуг. «Повышение НДС на 2% круче любых санкций. Это удар», — заявил президент компании экспертного консультирования «Неокон» известный экономист Михаил Хазин.
Вячеслав Картамышев, финансовый аналитик: «Настроение клиентов из-за повышения НДС и пенсионного возраста складывается в основном из недоумения: почему государство перекладывает результат неэффективности экономической (и коррупционной) политики на плечи тех, в чей карман проще всего залезть? От неумения и нежелания власти думать и эффективно работать будут страдать самые незащищенные слои населения. И эту неэффективность нужно исправлять в первую очередь».
Лариса Балахнова, генеральный директор завода «Примполимер»: «Естественно, цены поднимутся. А как мы можем их не поднять, если увеличится стоимость покупаемой продукции? Примерные расчеты: если объем выручки нашего предприятия составляет 500 млн рублей, умножаем на 2% и получаем 10 млн То есть все, что мы продавали на 500 млн рублей, теперь будет продаваться на 510 млн».
Сергей Митрофанов считает, что правительство выбрало самый легкий путь пополнить бюджет, тогда как у него «есть широкое поле для оптимизации». По мнению Дмитрия Алексеева, директора по развитию ГК DNS, из всех возможных решений увеличение налога на добавленную стоимость — далеко не худший вариант — более щадящий, чем, например, увеличение подоходного налога.
Галина Ткаченко, директор ООО «Центр независимых налоговых экспертиз»: «Тот малый бизнес, который имеет доходы до 150 млн рублей, обычно применяет упрощенную систему налогообложения, его повышение НДС вообще не волнует. Для бизнеса с большими доходами это действительно очень неприятная новость. Если вы хотите знать мое мнение, НДС — неудобный налог, намного проще налог с продаж — не дополнительно к НДС, а вместо него. Как в Америке — чтобы он сразу отражался в чеке, был прозрачен в цене товара и сразу поступал в бюджет. Таким образом, отпадают проблемы с фирмами-однодневками, когда организация покупает товар у поставщика, перечисляет деньги на его расчетный счет, предъявляет вычеты по НДС, а потом не может их получить.
Сейчас идет речь о том, что для малого бизнеса будет введена своя особая система налогобложения — без НДС и прочего, все это заменит одна сумма налога по определенной ставке от оборота, которая к тому же будет удерживаться налоговиками. Конечно, большинство производителей все-таки на общем режиме налогообложения, и увеличение цен неизбежно, хотя, по моему мнению, оно должно составить даже не 2, а 1,5%».
Алексей Бурдюк, генеральный директор ООО «Эколос — Дальний Восток»: «Могло быть и хуже. Прямой налог с продаж не вместе, а вместо НДС был бы, на мой взгляд, более оптимальным решением. Но в целом плюс 2% к НДС не станет серьезной проблемой для нашего предприятия, и даже если поставщики поднимут цены, то благодаря налоговому вычету ситуация выровняется. В любом случае „считать станет проще“.
По оценкам Российского центра макроэкономического анализа и краткосрочных прогнозов, повышение НДС приведет к росту уровня налогов в автопроме на 5,6% — до 6,6%.
»Руспродсоюз», «Союзмолоко» и Национальная мясная ассоциация, Союз производителей безалкогольных напитков и минеральных вод и ГК «Русагро» поддерживают протестные настроения, опасаясь падения покупательного спроса из-за роста потребительских цен.
Сергей Юрченко, директор компании «ЛИДЕР-АТР»: «В любом случае эти 2% будут просто заложены в стоимость товара для конечного потребителя. Клиенты заплатят больше денег, компании — больше налогов, что потом вернется им в прибыли, а уровень цен будет расти, на ввозимые товары — в первую очередь. Стоит также ожидать, что спекулянты воспользуются поводом и поднимут цены на товары с высокой маржинальной стоимостью, мало представленные на рынке, может быть, даже на 4–5%».
Алексей Дешпет, руководитель промышленного комитета приморского регионального отделения «Деловой России»: «Повышение НДС, в первую очередь, затронет конечного потребителя, потому что бизнес в массе своей будет стараться переписать ценник. Кто-то повысит его на 2% „под НДС“, кто-то — на 5%, но вместе с тем далеко не только налог на добавленную стоимость — причина ожидаемого роста цен и падения спроса. Подписано постановление об увеличении энерготарифов с 2019 г., растут цены на топливо, на основные энергетические ресурсы, опять будут подняты тарифы на воду, на ЖКХ и проч. Высококонкурентные рынки, такие как рынок электроники и бытовой техники, возможно, попытаются какое-то время сдерживать ценник, но в конечном итоге мы получим подорожание абсолютно всех товаров и услуг».
Бесполезные меры
Неопределенность экономической ситуации, высокий уровень налогообложения, снижающийся спрос на внутреннем рынке — вот три фактора, которые, согласно исследованию ВЦИОМ, сильнее всего негативно влияют на развитие компаний. Далее в этом рейтинге высокие цены на энергоресурсы; качество законодательного регулирования; высокие цены на оплату труда и содержание персонала. А затем (и это впервые!) — отсутствие четкой экономической программы у правительства. При этом увеличилось число предпринимателей, положение компаний которых ухудшилось, и уменьшилось число тех, кто, наоборот, преуспел. Подавляющее большинство предпринимателей ощущают себя живущими в экономическом кризисе, а меры, предпринимаемые правительством в целях возобновления экономического роста, называют «очень неэффективными» (27%) и «скорее неэффективными» (42%).
В аппарате уполномоченного по защите прав предпринимателей подсчитали: за время работы этого института к ним поступило 55 тыс. жалоб от предпринимателей. Проблемы разные: от требований к ресторанам «советского разлива» о температуре салата не ниже 10 градусов до непосильного бремени различных платежей. В итоге 23% предпринимателей считают, что в ближайшие три года их бизнес будет регрессировать и может свернуться. Сдержанные оптимисты (30%) полагают, что изменений никаких не будет. No news is good news, как говорится, да только новостей хватает. Власти то и дело объявляют об очередных задуманных ими мерах для поддержки бизнеса. Но в реальности, отмечают эксперты бизнес-омбудсмена, ситуация такова, что даже принятые меры могут оказаться бесполезными или уже таковыми стали.
Например, очередной скачок цен на горюче-смазочные материалы (ГСМ) уже стал шоком для участников рынка. «Еще в начале июня мы покупали дизельное топливо по 48 рублей литр, сегодня — по 49–50. Почему оно стоит дороже бензина — для меня великая загадка», — недоумевает фермер Дмитрий Панарин.
Основными причинами роста цен эксперты называют увеличившуюся налоговую нагрузку на нефтеперерабатывающий бизнес и «ручное управление» ценообразованием в розничных продажах. Так, в августе 2017 г. цены на бензин преодолели отметку в 40 руб., а в мае этого года продемонстрировали пик роста — с 41 до 45 руб. Стоимость литра АИ-92 на АЗС Владивостока превысила уже 45 руб., дизельного топлива — 50 руб.
Анатолий Тимчишин, сельхозпроизводитель: «Если в прошлом году наше предприятие закупало дизтопливо по 31–32 тыс. рублей за тонну, то в этом году — по 56–58. Учитывая, сколько потребляют одни лишь тракторы, расходы получаются колоссальные».
Например, расход топлива для популярного сельскохозяйственного трактора John Deere модели 8295R составляет 56 л/час. Соответственно, час его работы обходится производителю в 2772 руб., или 33 264 руб. за двенадцатичасовой рабочий день. Скромный «БЕЛАРУСЬ-320» расходует 3 л/час, что эквивалентно 1782 руб. за 12 часов работы. И это не считая других транспортных издержек, которые жизненно необходимы аграриям.
Минсельхоз РФ предлагает направить средства из Резервного фонда правительства на компенсацию потерь, понесенных сельхозпроизводителями из-за роста цен на ГСМ. Но страдает не только аграрный сектор. Страдают все — от авиаперевозчиков до широкой розницы.
Андрей Водеников, директор ООО «МАРКЕТОПТОРГ»: «Дизельное топливо здесь по 50 рублей. А теперь представьте, сколько грузовиков ежедневно отправляется на доставку товара и работает целый день. Это очень большой расход топлива, инвестиций в ГСМ — соответственно, растут цены на продукты и все на свете».
На фоне взлета цен правительство решило снизить с 1 июня акцизы на бензин и дизтопливо на 3 тыс. и 2 тыс. руб. с тонны соответственно, а также отменить планировавшееся с 1 июля 2018 г. повышение акцизов, но пока ни бензин, ни ДТ не дешевеют.
Счет на миллионы
«Предприниматели вынуждены повышать цены, так как сегодня появилось много дополнительных условий, которые требуют финансовых вливаний», — отмечает Андрей Водеников. Одним из самых болезненных в этом плане собеседник «К» считает закон 54-ФЗ о порядке работы с контрольно-кассовой техникой, второй этап реализации которого стартовал 1 июля.
Теперь онлайн-кассы для расчетов с клиентами должны быть установлены у предпринимателей и компаний, соответствующих следующим требованиям: у них есть сотрудники, они работают в общепите или занимаются вендингом. Кроме того в новую волну попадают ИП на вмененном налоге (ЕНВД) и патенте, которые ведут торговлю, а также имеют в штате сотрудников.
Андрей Водеников: «В каждом маленьком киоске должна быть онлайн-касса. Сейчас мы устанавливаем новую ККТ на базах и в контейнерах. Причем если говорить о табаке, то это подакцизный товар, а согласно 54-ФЗ он требует расширенной версии чека, где отражено наименование и другие данные. Соответственно, дешевая ККТ уже не подходит, и установка одной онлайн-кассы выливается в 70 тыс. рублей на одну точку. А если у вас несколько торговых точек? Нам контрольно-кассовая техника обошлась в 3 млн рублей. При этом компенсация на установку онлайн-касс полагается только частным предпринимателям, ООО не получает ни налогового вычета, ничего. Почему — мне не совсем понятно».
В то же время ставка акциза на сигареты и папиросы в России с 1 июля увеличивается на 10% — до 1,718 тыс. руб. за тысячу штук плюс 14,5% расчетной стоимости, которая рассчитывается исходя из максимальной розничной цены, но не менее 2,335 тыс. руб. за тысячу штук. Андрей Водеников: «Если рассматривать табачные изделия, здесь рост цен вообще зашкаливает — растут акцизы, растут МРЦ (максимальные розничные цены. — Прим. „К“). Есть позиции, стоимость которых поднялась на 8 рублей. Пачка самых дешевых сигарет — „Прима“ или „Беломор“ — стоит уже 80 рублей».
И это не предел. По оценке отраслевого информагентства «Русский табак», для самых дешевых сигарет рост акциза с июля может означать повышение цены на 4–5 руб.
Радоваться нечему
Из комплексного доклада Приморскстата «Социально-экономическое положение Приморского края» за январь — декабрь 2017 г.» следует, что реальные располагаемые денежные доходы населения сложились немногим более уровня 2016 г. и оцениваются в 100,1%. А согласно докладу за январь — март 2018 г., они опустились ниже уровня января — марта 2017 г. (99,8%). «Сегодня хуже, чем вчера, но лучше, чем завтра», — вспоминают эксперты стихи поэта Михаила Светлова.
Владимир Беспалов, член комитета ЗС ПК по социальной политике и защите прав граждан: «В 2017 г. доходы приморцев составили 100,1%. Это говорит о том, что при инфляции в 1,8 и 2,4% мы или остались на месте, или стали жить хуже. Количество работающих уменьшается, количество уезжающих из Приморья увеличивается. Экономика стагнирует. И если у нас есть положительные результаты в сельском хозяйстве и относительные успехи в рыболовстве, то строительство и машиностроение уходят в минус. В сумме получаем ноль, так что радоваться нечему».
В то же время, по информации Приморскстата, в структуре расходов населения на оплату услуг преобладающую долю составили жилищно-коммунальные (35,9%). А с 1 июля 2018 г. тарифы ЖКХ вырастут в среднем на 4,1%. При этом индекс потребительских цен в мае 2018 г. достиг 101,2% к декабрю 2017 г., что выше, чем в соответствующем периоде 2017 г. (на 0,6%). С начала года цены на наблюдаемые продовольственные товары поднялись в среднем на 1,4%, непродовольственные — на 1%. Потребительские расходы населения оцениваются в 23 357 руб. «Нулевые показатели — население уже начало беднеть», — констатируют эксперты.
На днях специалисты Московского аналитического кредитного агентства рассчитали минимальный порог доходов для причисления к среднему классу. В целом по России это люди, получающие от 60 тыс. руб., на Дальнем же Востоке надо, по мнению аналитиков, зарабатывать минимум 73 тыс. руб., чтобы считаться «буржуазией». При реальном среднем уровне зарплаты 33 тыс. руб. «И эти люди будут в конечном налоге оплачивать НДС, ГСМ и другие издержки, которые понесут предприниматели», — комментирует Андрей Водеников.
Некоторые представители широкой розницы отмечают падение среднего чека в три раза начиная с 2014 г. Нестационарная торговля, которая во многом держится на импульсных покупках, страдает сильнее всего. По словам собеседника «К», настроения среди СМП — не самые лучшие, многие подумывают о том, чтобы закрыться или уйти в тень.
Куда более оптимистична статистика. Согласно данным ФНС, на 1 января 2018 г. в Приморье зарегистрировано 118 452 субъекта предпринимательской деятельности, что на 5,4% больше, чем в прошлом году. На территории края работает 36,5% субъектов малого и среднего предпринимательства ДФО и 1,5% — Российской Федерации. Вклад малого и среднего предпринимательства в ВРП края составляет оценочно порядка 40%.
Андрей Водеников: «Я считаю, эти данные очень необъективны, так же, как и статистика торговых площадей. К примеру, в центре города учитываются все существующие торговые площади, включая недавно построенные и введенные в эксплуатацию: торговые центры, рынки, базары, и статистика идет в рост, однако сколько из них действительно рабочих, остается под вопросом. Зайдите в любой ТЦ — вы увидите пустые площади, которые сдаются и, по сути, никому не нужны — люди закрываются и уходят. Точно так же с открытием ИП — если статистические показатели растут, нужно задаться вопросом: а сколько из них неработающих, сколько тех, которые подают в налоговую нулевую отчетность либо находятся в стадии закрытия? Такой статистики нет».
В свете новой июльской волны повышения цен очевидно одно: государство перекладывает расходы на плечи граждан. Яков Миркин, экономист: «Мы наблюдаем перераспределение расходов за счет изменения налогооблагаемой базы, правил взимания не только налогов, но и так называемых квазиналогов — различных видов сборов и платежей. И все это как большой тренд. В других обстоятельствах, при росте экономики более 2–4%, когда устойчиво растут доходы населения, — почему бы и нет? Но в этом году по темпам роста ВВП Россия находится на 166-м месте в мире. Понятно, что повышение налогов и все большее переложение социальных расходов на плечи населения при замедленном росте экономики даже тогда, когда во всем мире происходит быстрый экономический подъем, означает скорее торможение, нежели оптимальное перераспределение расходов между частным и государственным сектором».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео