Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Центробанк снижает зависимость россиян от доллара

наносит удар по валютным кредитам и вкладам. Регулятор вводит новые нормативы для банков в надежде сделать эти финансовые продукты менее привлекательными для населения и российских компаний. Сможет ли регулятор заставить россиян отказаться от доллара и евро и снизить уровень долларизации российской экономики?

Банк России с 1 августа повышает на один процентный пункт нормативы обязательных резервов по обязательствам банков в иностранной валюте. По обязательствам перед физическими лицами норматив вырастет до 7%, по обязательствам перед юридическими лицами - нерезидентами и иным обязательствам - до 8%, говорится в сообщении регулятора. Ставки отчислений в фонд обязательных резервов (ФОР) по рублевым депозитам оставлены без изменений.

Это решение направлено на дестимулирование роста валютных обязательств в структуре пассивов кредитных организаций, отмечает ЦБ РФ. Иными словами, регулятор стимулирует банки снижать ставки по долларовым депозитам, чтобы меньше россиян хотели хранить свои сбережения в валюте, а чаще прибегали к рублевым вкладам.

Кроме того, с 1 июля Банк России уже предпринял меры по ограничению валютного кредитования в экономике. В частности, регулятор повысил коэффициенты риска по кредитам на цели приобретения недвижимости до 150% со 130%, по требованиям к экспортерам - до 110% со 100%, по прочим требованиям в иностранной валюте - до 130% со 110%. Таким образом, июльские нормативы заставят банки поднять ставки по валютным кредитам, чтобы отбить охоту населения и компаний брать заемы в долларах.

Почему регулятор вдруг обеспокоился долларовыми кредитами и вкладами? Это целенаправленная политика Банка России по снижению долларизации российской экономики с одной стороны, и повышения финансовой устойчивости банковской системы.

Дело в том, что валютные кредиты зависят от курса рубля к доллару и состояния валютной ликвидности банков. ЦБ хочет, чтобы физические и юридические лица брали кредиты в той валюте, в которой они осуществляют хозяйственную деятельность, то есть в рублях, говорит Артемий Должиков из « ».

Достаточно вспомнить 2014 года, когда из-за девальвации рубля почти в два раза на фоне резкого падения цен на нефть, валютные ипотечники оказались в ловушке. Стоимость кредита для них фактически удвоилась, ведь основные доходы они по-прежнему получали в рублях. В попытке сэкономить на процентных ставках, которые для долларовой ипотеки были ниже, чем для рублевой, они проиграли в итоге куда больше. Все это порождала к тому же небывалый спрос на валюту внутри страны, что вредило рублю. «После введения западных санкций в отношении рядя юридических лиц и невозможности оперативно перекредитоваться в западных банках, валютным заемщикам приходилось покупать валюту на рынке, что влияло на ее курс и волатильность», – говорит Должиков. Регулятор стремится создать условия, которые позволят избежать повторения ситуации, в которую попали валютные заемщики.

Юридические лица столкнулись, по сути, с теми же проблемами, только в куда больших масштабах. Доля корпоративных кредитов в иностранной валюте составляет 40%, говорила в апреле зампред Банка России . Это создает системные риски для финансовой стабильности при ухудшении внешнего фона.

«Безусловно, многое в данном вопросе зависит и от динамики ключевой ставки по рублю. При снижении стоимости рублевого заимствования, а также невысокой волатильности курса и инфляционных ожиданий, рубль станет более приоритетной валютой для займов», – считает Должиков.

Это уже происходит – ставки по рублевым кредитам снижаются в условиях смягчения монетарной политики, инфляция не выходит за целевые 4%.

Новые нормативы с 1 августа заставят банки снизить ставки по валютным депозитам, что сделает валютные вклады менее привлекательными для россиян. Компании хранят деньги в валюте зачастую потому, что им надо расплачиваться ею по своим долгам, а население – боится очередного резкого витка девальвации, который так и иначе происходит раз в десять-пять лет.

«К этому россиян приучили многочисленные девальвации 1998, 2008, 2014-2015 годов, и наивно полагать, что впереди не будет других девальваций, связанных как с внешними, так и с внутренними шоками. Поэтому наличие валюты в портфеле сбережений, а лучше - построение его по типу мультивалютной корзины, где падение курсов одних валют компенсируется ростом курсов других - это необходимое условие сохранения капитала. Тем более, что большинство товаров широкого потребления, например, электроника и бытовая техника - импортируются, и их цена всегда будет привязана к курсу доллара или евро», – говорит директор экспертной группы Veta .

По данным ЦБ, порядка 35% всех сбережений россиян (не только депозиты) – валютные. В реальности доля может быть выше – до 45%, полагает Жарский.

С другой стороны, судя по динамике депозитов, в последнее время россияне стали больше доверять рублю. Весь прошлый год доля валютных депозитов стабильно снижалась, в этом году она немного выросла за шесть месяцев, но все равно за полтора года доля, приходящаяся на валютные депозиты, снизилась на 4,41% - с 5,72 до 5,47 трлн рублей, отмечает из ГК «Финам». Тогда как вклады в рублях выросли за эти полтора года почти на 15% – с 18,47 трлн до 21,23 трлн рублей. Эта статистика показывает, что никакой «тяжелой» долларизации в пассивах российских банков и так не наблюдается, считает Коренев.

Однако ряд факторов может вернуть интерес россиян к долларовых вкладам. Дело в том, что ставки по рублевым вкладам снижаются, рубль продолжает слабеть и снова замаячил риск девальвации рубля к 65-70 рублям за доллар. К осени доллар может достичь 70 рублей с ростом санкционных ожиданий, не исключает Жарский. И это сказывается на настроениях людей. Поэтому даже Центробанку может оказаться не под силу изменить серьезно ситуацию. Спрос на доллары и евро как страховку от девальвации всегда будет высок, уверен Жарский. Скорее всего, доля валютных депозитов просто стабилизируется в районе 20% от общего объема депозитов, считает Коренев.

Впрочем, это лишь первые шаги регулятора по дедоларизации российской экономики, и могут последовать новые. Хотя в ЦБ обещали идти по этому пути аккуратно, маленькими шажками без радикальных изменений.

Уровень долларизации всей российской экономики измерить точно крайне трудно. По оценке из ИК «Фридом Финанс», он лежит где-то в диапазоне 25-50% от ВВП РФ. При этом, полностью избавиться от доллара в экономике невозможно по объективным причинам. Ведь, по сути, долларизация – это отражение зависимости части национальной экономики от внешних рынков, экспорта и импорта.

Пока объем внешних займов менее 50% ВВП, средняя ставка по ним находится в районе 4-5%, а угрозы стагнации экономики нет, долларизация банковскому сектору и бизнесу не угрожает, уверен Ващенко.

«Опасность для национальной экономики от долларизации возникнет только в случае резкого падения экспортных доходов, инфляции выше 6% в год и роста госдолга в долларовом выражении на 50-60%», – считает Георгий Ващенко.

Но пока ничего из этого не ожидается. Более того, рост экспорта, в том числе ненефтяного – основная цель правительства. Нефтяной экспорт находится под защитой резервов, которые сейчас накапливаются. Инфляции в ближайшие годы, как ожидается, не дадут выйти за пределы цели в 4%. Госдолг у России один из самых низких, и даже планы правительство по его увеличению в ближайшие три года не изменят этот факт.