Ещё

Куда пропали вместе с деньгами 27 миллионов россиян 

Каждый третий российский работник получает доходы, которые нигде и никогда не выходят «на свет», следует из данных Росстата и ПФР.
Официальное количество трудоспособного населения в России на сегодня составляет 81,3 млн человек. Однако ПФР получает отчисления только от 54-х миллионов.
Разница между этими двумя цифрами, 27 миллионов, и есть количество россиян, занятых в теневой экономике.
Даже если вычесть из этой разницы число официально зарегистрированных безработных (чуть более 0,8 млн человек), погоды это не делает.
Подсчитать, какие суммы обращаются в тени, невозможно в принципе, но если исходить из усредненных цифр доходов россиян (по подсчетам Росстата, в 2018 году средняя сумма оплаты труда составила 34,5 трлн рублей), то обороты теневых зарплат могут достигать 12 трлн рублей в год. Это около 16% ВВП России в прошлом году.
По данным же МВФ, это число вообще составляет 33% — то есть каждый третий работающий россиянин злонамеренно избегает обязанности делиться с государством тем, что нажито непосильным трудом.
Ни МВФ, ни Росстат свои методики подсчета не раскрывают, поэтому было бы математически логично предположить, что реальная цифра «подпольной» занятости в России находится где-то посередке между их крайними данными, то есть в районе 25% от ВВП.
Это показывает, что все усилия государства — от призывов к сознательности «теневиков» до предложений конфисковывать весь теневой доход — терпят крах. Когда в 2017 году власти пытались самозанятых легализовать, предложив налоговую амнистию, на налоговый учет по всей стране не оформилось и тысячи человек.
Создатель виртуальной букмекерской конторы, 49-летний выпускник мехмата МГУ, просивший не называть его имени, рассказал «Ридусу», как можно зарабатывать деньги так, что ни один контролирующий орган этот квест не пройдет.
«Я вообще ни в одной стране мира как экономическая единица не существую. Я как электронное облако, размазан в пространстве — я везде и нигде одновременно. Мне даже нет смысла прятаться в офшоре, потому что я уже два десятка лет зарабатываю исключительно в интернете с помощью алгоритма, который я сам разработал», — признался он.
Математик говорит, что его даже самозанятым нельзя назвать в полном смысле этого слова.
«Я просто не существую как субъект каких-то экономических отношений. Какие там налоговые, пенсионные отчисления? Не смешите мои тапки. Я двадцать лет зарабатываю онлайн и еще намерен это продолжать ровно до того дня, когда уже не смогу включить компьютер», — убежден он.
По мнению директора Центра развития налоговой системы РАНХиГС Натальи Корниенко, сами же власти РФ делают все возможное и невозможное, чтобы демотивировать таких как респондент «Ридуса» «трудовых пиратов».
«Налоги и отчисления граждане платят для того, чтобы получать от государства те или иные сервисы: медицину, пенсию, инфраструктуру и т. д. Если граждане видят, что их налоги исчезают в черной дыре безвозвратно, то какой им смысл «отапливать Вселенную»?» — говорит она.
Бывшая сотрудница Института управления социальными процессами ВШЭ Наталья Тодэ также указывала ранее на то, что «голь на выдумки хитра» — в том смысле, что нигде россияне так не проявляют свои таланты, как в изобретении ноу-хау по уходу от налогов.
«И законопослушный индивидуальный предприниматель, и подпольно занятое лицо делают одну и ту же работу, оказывают одну и ту же услугу, с той лишь разницей, что первый это делает с уплатой налогов, а второй — теневым образом. Власти раз за разом предпринимают попытки вывести вторую категорию из тени, но каждый раз талантливые экономически активные россияне находят способы, как оставаться в теневом секторе», — сказала она «Ридусу».
Причем обучились россияне этому еще в советское время, и все их «ноу-хау» идут еще с тех времен, когда теневая экономика цвела намного более пышным цветом, чем сегодня в России.
Теневая советская экономика работала на изготовление и сбыт самошвейных изделий и прочих товаров, не освоенных советским легпромом), как частный извоз (ныне почти уничтоженный легальными такси), и как благополучно дожившие до наших дней репетиторство или сдача жилья внаем.
Но вот понятия «теневая занятость» не было ни в советских КЗоТ, ни в нынешнем российском Трудовом кодексе.
Комментарии241
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров