Ещё

Пенсионная реформа: Кому еще Кремль позволил нагреться на деньгах стариков 

Пенсионная реформа: Кому еще Кремль позволил нагреться на деньгах стариков
Фото: Свободная пресса
Смутой, творящейся сейчас в сфере пенсионного страхования после проведенной пенсионной реформы, все активнее пользуются мошенники и авантюристы всех мастей.
Так, в последнее время улицы российских городов наводняют объявления весьма сомнительного характера. Свежий пример — Волгоград, где едва ли не на каждом шагу людей призывают вкладывать свои средства под 13% годовых (что практически в два раза выше среднерыночной доходности по классическим банковским вкладам) в некую организацию, обещающую после этого ежемесячную прибавку к пенсии в размере как минимум 4 тысячи рублей (в разы выше того, что способно дать пенсионерам государство).
Как показало расследование местных коллег-журналистов, эту компанию проводит неназываемый кредитный потребительский кооператив (КПК), входящий в некую «группу компаний» и работающий, в основном, «по Южному федеральному округу».
Чисто теоретически, подтвердили корреспонденту «СП» источники, близкие к монетарным властям страны, КПК способны приносить такую прибыль. Но если говорить об использовании средств людей старшего поколения, то здесь на первом месте должен стоять вопрос надежности организации. И если ее рейтинги высоки и финансовое положение позволяет гарантировать возврат средств, то это весомый повод направить туда сбережения.
— Но КПК, — подчеркнул главный аналитик , — не включены в систему страхования вкладов, и их организаторы и владельцы прекрасно понимают все эти риски. Никто из них не будет давать доходность выше рынка, если нет каких-то «подводных камней». Естественно, пенсионеры могут туда вложиться и получать повышенный доход, но на определенном этапе вполне может произойти некое событие, которое приведет к частичной или полной потере всех накоплений. Поэтому реклама, говорящая только о надежности КПК и не предупреждающая граждан о возможных рисках, является недобросовестной.
Но это еще, как говорится, полбеды, ведь граждане всегда могут обратиться к экспертам за советом и многократно проверить информацию об организациях, предлагающих весомый доход к будущим пенсиям, а также трижды взвесить все риски. Гораздо хуже то, что государство своим непродуманным поведением, похоже, может ввести и без того уже еле дышащую пенсионную систему страны, особенно после того, как была объявлена пенсионная реформа, в состояние ступора.
Об этом наглядно свидетельствует принятое решение предоставить право привлекать на депозиты средства страховых взносов на финансирование накопительной пенсии, поступившие в , а также временно свободные средства Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) и таких территориальных фондов, плюс резерв средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и от профессиональных заболеваний.
На первый взгляд, это вполне логичное решение, ведь «Пересвет», одним из основных акционеров которого до недавнего времени являлась , занимает 28-е место в ТОП-100 российских финансовых организаций.
Но тут есть два крайне любопытных нюанса.
Во-первых, банк уже не первый год находится в состоянии санации, поскольку в 2016 году выявил несоответствие в размере 103,6 млрд рублей между справедливой стоимостью его активов и обязательств.
Во-вторых, согласно данным в открытых источниках, с 2017 года инвестором «Пересвета» в процессе прохождения процедуры финансового оздоровления стало (ВБРР), контролируемое . Неужели у «карманного» банка столь мощной государственной корпорации не нашлось собственных средств, раз для санации потребовалось привлекать средства будущих и настоящих пенсионеров? Или государству показалось мало проведенной пенсионной реформы и отъема денег один раз?
В глазах экспертов, опрошенных «СП», подобное решение по ряду причин выглядит очень спорно и сомнительно.
— Когда определенному игроку финансового рынка предоставляются определенные особенные преференции, это серьезно нарушает конкурентную среду, — отметил Александр Абрамов. — Здесь, по-хорошему, следует искать какой-то разумный баланс, потому что нельзя отдавать все свободные денежные средства тех или иных фондов санируемым банкам.
«СП»: — Почему же государство принимает подобные решения, не направляя на санацию банка средства напрямую из бюджета или Фонда национального благосостояния?
— Можно, конечно, использовать для этого деньги или ЦБ РФ, но в этих случаях впоследствии либо федеральный бюджет недополучит доход и возникнет определенный долг, либо придется проводить эмиссию, которая отразится на ценах. А у Пенсионного фонда, например, есть график поступления средств и график их расходования, так что в определенные периоды времени там образуются свободные средства. И их неиспользованные остатки являются для банков долговременным и дешевым фондированием. К тому же, в данном случае практически не возникает рисков внезапного оттока средств. Но, с другой стороны, если какой-то банк вдруг публично заявит, что ему нужно определенное фондирование, к нему сразу возникнут вопросы — а что, у вас проблемы с ликвидностью?
«СП»: — А нельзя ли точно так же поинтересоваться у «Роснефти» — у нее что, проблемы с ликвидностью, раз для выполнения своих бизнес-задач ей потребовались деньги будущих пенсионеров, итак обобранных во время пенсионной реформы? Ведь это же государственная корпорация…
— Естественно, своих средств у нее достаточно, но когда есть возможность получить доступ к фондированию либо на нерыночных, либо на очень льготных условиях, мало какая организация от этого будет отказываться. Однако закрытым образом, на основании каких-то произвольных критериев подобные ресурсы распределять все же не следует. Надо проводить открытые конкурсы по прозрачным схемам.
— Однако «Роснефть», как известно, находится у нас на особом положении, — констатировал аналитик ГК ФИНАМ , — поэтому ее взаимоотношения с государством крайне непрозрачны, и, боюсь, их истинную подоплеку мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Но даже с учетом того, что это государственная корпорация, подобное решение правительства несет в себе определенные риски.
«СП»: — Какие именно?
— Наши крупные государственные корпорации известны своей крайне неэффективной деятельностью. Например, тот же  очень любит скупать непрофильные активы, которые потом приходится продавать абы как. Если малые и средние финансовые организации вынуждены как-то крутиться, чтобы обеспечить себе, так сказать, тылы, то госкорпорации прекрасно знают — даже если они в чем-то ошибутся, государство в любом случае поможет им не только выйти без потерь из любой сложной ситуации, но еще и сохранить при этом в неприкосновенности размеры «парашютов» для топ-менеджмента.
— Ситуация тем более рискованная, учитывая, что «Пересвет» находится в состоянии санации, — добавил руководитель департамента социального развития аппарата Федерации независимых профсоюзов России, кандидат экономических наук . — Эти средства предназначены для соцпрограмм, они целевые, и использовать их в таком качестве совершенно недопустимо. Они должны быть, как говорится, святыми, не должны подвергаться никаким рискам. Их надежность, условно говоря, должна составлять 150%. А тут неизвестно, чем эта санация закончится вообще, как это будет проходить. Направлять в такие рисковые операции средства обязательного социального страхования — очень странное решение. Кто будет нести ответственность в случае каких-то финансовых катаклизмов?
На этот риторический вопрос эксперта сам собой напрашивается ответ — да, собственно, никто. Особенно если учесть, что правительство упорно продолжает работу по разработке законопроекта об индивидуальном ипотечном капитале (ИПК), неустанно «рихтуя» новую пенсионную парадигму в продолжение грабительской пенсионной реформы.
Теперь, как сообщил, в частности, «Коммерсантъ», систему ИПК предлагается сделать полностью добровольной, предоставив гражданам, пожелавшим копить на пенсию в ее рамках, выбрать либо фиксированную ставку (с точностью до нескольких цифр после запятой), либо предполагавшуюся ранее основную модель повышения отчислений с 0% до 6% по 1 процентному пункту в год.
При этом особую тревогу экспертов вызывают, опять же, два крайне интересных нюанса.
Во-первых, после практического запуска систему ИПК (а это должно произойти, предположительно, уже в 2020 году) государство планирует закрыть систему обязательного пенсионного страхования (ОПС).
Во-вторых, средства клиентов частных фондов, которые не определились, что делать с их пенсионными накоплениями, с большой долей вероятности могут быть конвертированы в негосударственный пенсионный фонд (НПФ) со ставкой взносов 0%!
— В этой экономической ситуации, сложившейся сейчас в мире, аккумуляция этих средств является достаточно сомнительным занятием, — отметил Константин Добромыслов. — О каком вообще накоплении может идти речь, если уже сегодня даже гособлигации Японии и Еврозоны, корпоративные облигации с евроинвестиционным рейтингом по доходности уходят в отрицательную область. То есть люди вкладывают средства, а они не растут, а обесцениваются. Нужно ли это людям?
Плюс ко всему, ИПК никак не должен затрагивать систему обязательного социального страхования. Да, людям предоставят некий инструмент для повышения своих доходов (хотя он уже сейчас у них есть в виде банковских вкладов), и дадут полную свободу — хочешь, клади средства, не хочешь — не клади. Но обязательное страхование должно стоять в стороне и быть тем спасательным кругом, который будет использоваться при самом плохом стечении обстоятельств. То есть человек должен знать, что даже если он, как в казино, условно говоря, продуется до трусов, какие-то средства он все равно получит. Все остальные варианты — финансовые игры по честному отъему денег у населения. Отмена обязательного пенсионного страхования — крайне неправильная вещь.
«СП»: — Почему же?
— Потому что мы тогда рушим сразу всю систему соцстраха. По существу, это будет означать, что в результате мы получим толпы нищих людей преклонного возраста, не имеющих никакого дохода.
«СП»: — Тогда при каких условиях система ИПК станет по-настоящему действенной и будет приносить людям доход к старости? Или окажется точно такой, как вся пенсионная реформа?
— По сегодняшней экономической ситуации никакого смысла в ИПК вообще нет. Эффект от него очень эфемерный, ведь, как не устают повторять экономисты с мировым именем, в мире не создано тех холодильников, в которых можно хранить деньги в долгосрочной перспективе, они все равно испортятся. Весь прогноз мировой экономики говорит о том, что этого не случится. А дальше можно, конечно, придумывать, говорить и обещать людям что угодно, но это уже будет обман населения.
«СП»: — То есть можно говорить о том, что система ИПК — это неуклонное движение нашей пенсионной системы в сторону полного тупика, из которого потом придется мучительно и болезненно искать выход и уже никакие пенсионные реформы не помогут?
— Если переводить ИПК в добровольное русло, не трогая обязательное страхование, то это будет как игра в рулетку или в лотерею. У кого есть деньги, тот вполне может попытать счастья и поиграть в азартные игры. Только надо объяснить людям, что в казино далеко не все выигрывают. Даже наоборот, скорее все проигрывают. Тем более что без обязательного соцстрахования в пенсионной системе наступит полный хаос.
Новости пенсионной системы: Пенсионная система: Кремль заготовил для пенсионеров бронетехнику
Минтруд предложил отменить детские пособия
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео