Ещё

Деловая столица (Украина): дети как дорога в бедность. Почему Украина продолжает вымирать и деградировать 

Деловая столица (Украина): дети как дорога в бедность. Почему Украина продолжает вымирать и деградировать
Фото: ИноСМИ
Средний класс в любой экономике является не только одним из самых больших налогоплательщиков и драйверов роста, но и основой гражданского общества. Что собой представляет средний класс в Украине?
Ядро и периферия
Начнем с того, что в Украине не принято изучать модели формирования среднего класса. Принято считать, что у нас это тонкая прослойка, которая периодически исчезает, образовывая опасные социальные «лакуны». Зато у нас очень популярны исследования, посвященные теме бедности.
В РФ, где социальные процессы в некоторых чертах напоминают наши, была предпринята попытка создать аналитический слепок состояния среднего класса. По данным исследования, средний класс в РФ составляет 38% населения, но подушевые доходы в этом сегменте снижаются начиная с 2014 г., что вполне закономерно, учитывая падение цен на углеводороды в мире и западные санкции. Таким образом, именно российский средний класс расплачивается за нынешнюю геостратегическую политику власти и именно в среднем классе находится социальный «резервуар» для зарождения будущей эффективной оппозиции.
Основные факторы риска, которые влияют на выпадение из среднего класса, — это выход на пенсию и рождение детей. Один ребенок понижает шансы на вхождение в «середину» в полтора раза, а два — уже в четыре. Не отсюда ли родом новый социальный тренд «чайлдфри», который набирает обороты и в нашей стране? Простыми словами, желание находиться в среднем классе и простое демографическое воспроизводство становятся несовместимыми для значительной части населения.
С другой стороны, социальная стратификация в виде системы базовых признаков и критериев социального распределения по группам показывает, что лишь 7% населения РФ можно отнести к среднему классу по всем ключевым признакам. Эти данные приведены в докладе «Российский средний класс в фокусе разных теоретических подходов: границы, состав и специфика», презентованном на российско-французской конференции в  в октябре этого года.
Как явствует из докладов участников конференции, реальные подушевые доходы представителей среднего класса в виде заработной платы сокращаются пять лет подряд. А если взять лишь критерий финансового благополучия, то удельный вес группы населения со средним значением в общем совокупном размере доходов сократился с 18,8% в 1990 г. до 15,1% в 2018-м.
Участники конференции отметили интересный тренд оценки благосостояния, который сейчас приобретает все большее значение в Европе: фактор финансовых доходов уже не воспринимается как базовый индикатор принадлежности к среднему классу — на первый план выходит фактор владения недвижимостью, в первую очередь жилой.
Структура российского среднего класса была определена в виде следующих базовых групп: ядро (7% населения); ближняя периферия (11,2%); дальняя периферия (19,5%). Ядро — это устойчивый состав среднего класса, который за счет формирования пассивных доходов (сдача недвижимости в аренду, финансовой ренты), а также с помощью дополнительного бизнеса достаточно уверенно себя чувствует даже в условиях перманентных кризисов и длительной стагнации экономики. Это люди, которые в соответствии с моделью четырех квадратов личного благополучия Роберта Кийосаки смогли сформировать четыре направления поступления доходов: рентные/пассивные доходы, постоянная работа, бизнес и продажа идей (франшиза).
Ближняя периферия — это, как правило, люди, имеющие один дополнительный источник дохода, который в случае ухудшения личных жизненных обстоятельств может обеспечить минимальные стандарты жизни, характерные для среднего класса. Представители дальней периферии имеют высокий трудовой заработок, но недостаточный уровень дополнительных, в частности пассивных доходов. В случае активации долгосрочного экономического кризиса данная группа выпадает из среднего класса и медленно маргинализируется. После стабилизации экономики и начала нового цикла роста часть этих людей в течение одного-двух лет возвращается в сегмент среднего класса.
Классические методики не работают
Дефиниции и методы анализа из упомянутого доклада могут быть применены и для Украины. Методологически у нас есть два инструментария оценки. Первый — по уровню доходов и иным финансовым и имущественным показателям. Второй — это так называемый ценностный подход, когда средний класс определяется исходя из ментальных установок и базовых поведенческих моделей. То есть главный объект оценки — это тот выбор, который в различных социальных алгоритмах поведения делает тот или иной индивид. Сюда можно включить уровень образования, социальный статус и т. д.
Первый подход можно назвать экономическим, а второй — социальным.
Простое определение среднего класса как социальной группы с устойчивым уровнем доходов, достаточных для удовлетворения базовых потребностей выше среднего, уже не работает. На данный момент Украина входит в группу стран с подушевым доходом менее $10 тыс. в год, то есть в широкий латино-афро-азиатский пояс экономик третьего мира. В 2018-м доходы населения составили 3,2 трлн грн, то есть эквивалент $3,2 тыс. на одного жителя. Если даже добавить к этому показателю неучтенные доходы трудовых мигрантов, теневую экономику, микропредпринимательство, кустарное самообеспечение и прочие факторы, получим в лучшем случае показатель в два раза выше, но это не повлияет на переход нашей экономики в следующий класс мировой стратификации (страны с подушевым доходом от $10 до $40 тыс. в год).
Концепция социолога из Великобритании , который предлагал делить средний класс на «новых» и «старых», в Украине трудно применима. Ведь к «новым» Гидденс относил высокооплачиваемых работников в сфере интеллектуального труда, а к «старым» — предпринимателей. В Украине работники физического труда зачастую получают значительно больше, чем умственного, достаточно сравнить зарплату строителя или водителя со ставкой учителя или инженера.
Еще один фактор, который искажает модель оценки, — это наличие собственного жилья или иных видов недвижимого имущества. Удельный вес собственников жилья в общей численности населения в развитых странах составляет 40-50%, и это практически соответствует численности среднего класса. В Украине 90% жителей владеют либо квартирой, либо частным домом, либо их частью, то есть группа домовладельцев намного шире границ среднего класса. Добавим сюда и собственников земельных наделов.
Проблема заключается в том, что это позитивное наследие СССР сейчас никак не может быть эффективно имплементировано в условиях рыночной экономики. С одной стороны, многие украинцы просто не понимают, как обращаться с недвижимостью как с капиталом, то есть каким образом капитализировать свои активы, добиваться эффекта мультипликации их стоимости, а в итоге зарабатывать. Вместо этого большая часть домовладельцев не в состоянии эффективно управлять своим жильем и обслуживать его без субсидиарной помощи государства. В итоге имущественный актив становится не стимулом по созданию прослойки среднего класса, а его тормозом, так как значительную часть затрат у семей, потенциально готовых для вхождения в «середину», отвлекают коммунальные затраты, особенно в зимний период.
Мы уже ознакомились с примером РФ. Если взглянуть на противоположный социальный полюс — США, картина будет несколько иная. В Штатах средний класс до глобального кризиса 2008 г. составлял 47%, а после мирового обвала его уровень понизился ниже отметки в 40%.
Американские ученые и Джозеф Хики провели свою стратификацию группы. Они выделили высший класс (до 5% населения), который обладает максимальным влиянием на государственные и рыночные институты, высший средний класс (15%) — так называемые белые воротнички, и низший средний класс (более 30%) — с более низкими доходами и меньшей квалификацией и уровнем образования, который пытается копировать поведенческие модели высших групп.
В Украине подобная стратификация может быть проведена весьма условно — по причине крайне низкой численности белых воротничков и сужения высшего класса до уровня менее 1%. Зато к низшему среднему классу можно отнести более половины населения, которое в своих поведенческих моделях (покупка, нередко в кредит, дорогих смартфонов, престижных марок авто и т. д.) копирует жизненные стандарты элиты.
Люди, больные смертельными заболеваниями (гепатит, туберкулез, ВИЧ), во время акции «Обреченные» у здания Кабинета министров УкраиныЛучше всего для определения стратификации среднего класса применять комбинированный подход, учитывающий финансовые, имущественные и ценностные характеристики оценки, с использованием поправочных коэффициентов, которые бы учитывали длительное нахождение социальной группы в условиях переходной экономики.
По данным Госстата, количество людей с подушевыми доходами ниже фактического прожиточного минимума в Украине за последние два года существенно сократилось — почти вполовину, до 10,6 млн Это дает возможность определить численность среднего класса от противного: уровень бедности с учетом буферных социальных подгрупп и ближайшей периферии у нас составляет 50% населения — около 20 млн Эти люди, очевидно, не могут классифицироваться как средний класс, так как обладают очень слабым запасом социальной устойчивости и автономности к кризису.
Если применять чистый финансовый подход, то фокус-группа среднего класса в Украине будет всегда выскользать из статистического охвата: в 2018-м, несмотря на снижение периферийного пояса бедности, 92% затрат домохозяйств были связаны с потребительскими расходами и лишь 8% приходилось на непотребительские. Возможность накапливать и инвестировать наблюдалась у 5-7% домохозяйств. А уровень расходов на оплату коммунальных услуг вырос с 7,6% в 2010-м до 14,7-13,9% в 2017-2018 гг.
«Подражатели» и «блуждающие»
Примем за основу зарплату в эквиваленте $1 тыс. и порог потребительских расходов для представителя среднего класса в пределах $750 на взрослого и $500 на ребенка в месяц (см. инфографику). Если домохозяйство состоит из одного работающего, оно получает возможность для частичного накопления. Семья из двух работающих — это уже реальные условия для инвестирования и создания индивидуальной финансовой подушки безопасности и механизма пассивных доходов. Декретный отпуск резко сокращает эти возможности, и уровень расходов уже не соответствует текущим доходам — домохозяйство тратит предыдущие накопления. Появление ребенка — это уже заявка на выпадение из среднего класса, не говоря о рождении второго и последующих детей. Ситуация несколько улучшается лишь после выхода на работу второго родителя. И лишь по мере взросления детей и их трудоустройства домохозяйство опять возвращается в сегмент среднего класса и получает возможность возобновить накопления. Хотя у этой модели есть и другие разновидности, например, когда оба родителя после рождения ребенка быстро возвращаются к работе, а часть дохода тратят на няню или гувернантку.
По оценкам Института демографии и социальных исследований им. М. В. Птухи, самые низкие показатели бедности характерны для домохозяйств, состоящих из одного-двух взрослых (11%). Эти показатели и определяют уровень рождаемости в стране: 53% домохозяйств состоят из двух людей и лишь 12% из пяти и более. При этом дети в возрасте до 18 лет есть в 34,6% домохозяйств.
Итак, размер ядра и ближней периферии среднего класса в Украине уступает показателям других стран: ядро не более 5% и ближняя периферия — менее 10% соответственно. К среднему классу в нашей стране можно отнести домохозяйство, которое способно формировать пассивные доходы и капитализировать свои активы. В ценностных характеристиках — это максимальное дистанцирование от государства, как в плане получения субсидий, так и в части уплаты налогов, вследствие чего статистически «поймать» данную группу весьма проблематично. К этим подгруппам примыкает значительный массив «подражательного» среднего класса, и в Украине он, напротив, значительно шире, чем в других странах, — до 30% населения. Кроме того, у нас есть и огромный буфер в пределах 10 млн человек, который является «блуждающим» между средним классом и бедностью. Это семьи с детьми, обладающие собственным жильем и средним уровнем дохода, зачастую теневого. Отнести их к среднему классу нельзя по причине субсидиарной зависимости от государства и крайне неустойчивых показателей индивидуальной финансовой автономности.
Методология определения среднего класса может дать правительству ключи для формирования эффективной государственной демографической и социальной политики. До тех пор пока тарифная нагрузка и рождение детей будут «выбивать» домохозяйства из группы средних доходов, Украина будет оставаться вымирающей страной с деградирующей инфраструктурой.
Видео дня. Цена нефти Brent превысила $40 впервые с марта
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео