Аналог Виагры превзошел по популярности оригинал

Россияне на фоне падения доходов стали выбирать дешевые аналоги препаратов. В 2019 году дженерики занимали уже 79% фармрынка. Так, популярность «двойника» Виагры превысила спрос на оригинальный препарат. Копии лекарств не всегда хуже оригинала, но есть случаи, когда применить их не получится.

Сэкономить в постели: россияне выбирают дешевую Виагру
© Газета.Ru

Аналитики DSM Group по просьбе «Газеты.Ru» подсчитали динамику спроса на 10 самых популярных в России лекарств и их аналоги в 2015-2019 годах. Так, доля 9 из 10 препаратов-аналогов из этого списка за последние пять лет выросла. Многие из них стали занимать большую часть в структуре продаж среди лекарств с тем же действующим веществом по сравнению с оригинальным препаратом.

Так, наиболее заметное смещение спроса в пользу дешевых аналогов показал силденафил, дешевый аналог Виагры, следует из подсчетов аналитиков. За пять лет его доля в денежном выражении выросла на 20,6%, и он превзошел по популярности оригинал. К концу 2019 года на силденафил приходилось 57,5% от общего объема продаж среди лекарств с тем же действующим веществом. По такому же принципу обошли оригинал аналог Отривина ксилометазолин (67,9% продаж в 2019 году), аналог Мезима панкреатин (76,3%), поливитамины+минералы (96%).

В целом, объем продаж дженериков на российском рынке лекарственных препаратов в 2019 году вырос на 4,9% в рублях. В упаковках произошло сокращение на 1,5%, поскольку в целом в стране в это время наблюдалось падение продаж на все лекарства на 2,4%. Но доля дженериков за этот период увеличилась с 83,6% до 83,9%.

По подсчетам ALPHARM, соотношение препаратов-аналогов к оригинальным в 2019 году составило 79% к 21%, рост составил 1,1% к предыдущему году.

Эта статистика свидетельствует о том, что россияне продолжают переходить с оригинальных лекарств на более дешевые аналоги.

Именно они называются дженериками — а также биосимилярами и биоаналогами в зависимости от состава вещества. Дженерики появляются на рынке, когда у фирмы, зарегистрировавшей патент на созданное ей лекарство, заканчивается срок исключительного права на его производство и к нему приступают конкуренты.

Так как при разработке нового лекарства компания вкладывает в исследования крупную сумму (по оценкам Journal of Health Economics за 2016 год, в среднем несколько миллиардов долларов), она стремится к тому, чтобы «отбить» затраты, и поэтому оригинальные лекарства часто стоят дороже. Также покупатель переплачивает за бренд.

Поскольку производители дженериков не инвестировали в научные разработки, себестоимость их лекарств гораздо ниже. В частности,

в России в 2019 году средний ценник на оригинальный препарат составил 463 рубля за упаковку, а на лекарство-аналог — 148 рублей.

При этом, по данным DSM Group, стоимость дженериков растет быстрее, чем у инновационных препаратов (6,5% против 3,7%).

У компании ALPHARM несколько иные данные: цены на оригинальные лекарства в 2019 году выросли на 9%, средняя стоимость составила 519 рублей. Средняя стоимость дженерика — 167 рублей, она увеличилась на 4%.

Составы оригиналов и дубликатов могут отличаться — например, вспомогательными веществами, содержащимися в препаратах. Кроме того, при производстве дженериков может использоваться сырье с примесями. В случае, если качество препарата недостаточно высоко, оно может вызвать аллергическую реакцию или не дать нужного эффекта.

Тем не менее препараты-аналоги не всегда хуже инновационных: чаще всего, отмечает генеральный директор DSM Group Сергей Шуляк, разницы в качестве нет, а иногда дженерики даже лучше копируемых лекарств. Это связано с тем, что за время, пока действует патент на оригинальное средство, могут появиться новые технологии, применимые при создании аналога.

Падение потребления в стране лекарств в целом и рост доли дженериков в продажах связаны с экономической ситуацией.

Дженерики выгоднее оригинальных препаратов, но при этом важно не гнаться за самым дешевым продуктом, предупреждает эксперт, а выбирать из препаратов в среднем ценовом диапазоне.

Свой вклад в рост потребления дженериков вносит и государство, поскольку часто предпочитает их оригинальным препаратам при реализации госпрограмм. Госзакупки в 2019 году заняли 35,4% рынка, по данным DSM Group. Стоимость приобретаемых препаратов при этом снижалась: если перевести объем госзакупок 2017 года в цены 2019 года, подсчитали аналитики, получится падение на 7,8% за два года. Это говорит о том, что власти закупают все более дешевые препараты.

Доля дженериков в госзакупках действительно растет, подтверждает Шуляк: перед властями стоит задача вылечить как можно больше людей определенную сумму, поэтому там, где можно использовать более бюджетные лекарства, применяются именно они.

Закупки более дешевых лекарств позволяют больше вкладывать в инновации, отмечает генеральный директор IQVIA в России и СНГ Николай Демидов. Допустим, приводит он пример, вчера некий запатентованный препарат стоил государству 10 млрд рублей. По истечении сроков действия патента другие компании начинают производить биосимиляры, которые стоят в два раза дешевле. Сэкономленные деньги могут быть потрачены на увеличение объемов закупок и обеспечение лекарствами большего количество пациентов, а также вложены в производство новых лекарств.

По данным IQVIA, среди безрецептурных препаратов продажи дженериков в 2017-2019 годах в рублях увеличились на 4%, среди рецептурных — на 10%.

Однако иногда дженерики существенно проигрывают оригинальным лекарствам.

В частности, в декабре 2019 года, по сообщениям СМИ, в России возник дефицит оригинальных препаратов для лечения муковисцидоза — наследственного заболевания, при котором железы выделяют слишком густой секрет, так или иначе вредя практически всем органам человека.

Родители страдающих от этого заболевания детей создали петицию к президенту РФ Владимира Путина, в которой просили остановить замену оригинальных лекарств дженериками, аргументируя это тем, что их побочные действия при пожизненном приеме не изучены. Родственники больных отмечали, что пропавшие в России средства — фортум, колистин, тиенам — это «основы лечения» муковисцидоза, аналоги которых «в лучшем случае не работают, в худшем вызывают побочки».

Директор департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Минздрава Елена Максимкина поясняла, что уход производителей препаратов из РФ был связан с их недовольством высокой ценой регистрации и правилами государственных закупок, когда на тендере при получении заявок от двух и более отечественных компаний иностранные выбывают из соревнования.

«В данном случае 1 из 3 трех препаратов, пропавших с рынка, пропал не только в России, но и в других государствах — с такими ценами они не могут конкурировать с дженериками», — указывает Сергей Шуляк.

На вопрос, могут ли дженерики при этом проигрывать в эффективности оригиналам, он ответил, что врачи не всегда сообщают в Фармаконадзор о выявленных побочных эффектах.

«Когда документы смотрят контролирующие органы, они не видят заявленных побочных эффектов, поэтому препараты считаются подходящими для закупок. В целом — не только в случае с муковисцидозом — часто качество дженериков, и отечественных, и иностранных, оставляет желать лучшего».

По его прогнозам, доля дженериков на фармацевтическом рынке и дальше будет расти, но не слишком быстро. Дженерики никогда не вытеснят оригинальные препараты — всегда будут появляться новые лекарства, их доля будет не менее 15-20%, заключил эксперт.

Газета.Ru: главные новости