Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Михаил Макогон: "Втирать очки ограниченному числу начальников проще, чем бесконечной массе публики"

Михаил Макогон: "Втирать очки ограниченному числу начальников проще, чем бесконечной массе публики"
Фото: Newsru.comNewsru.com

"На самом деле, на вопрос о всей той прорве убожества, которую мы наблюдаем последние две недели в связи с раскрытием отравления Навального. Мол, как так получается, почему наши спецслужбы - это вот вот это? Есть правильный ответ. По двум причинам", - пишет обозреватель на своей странице в Facebook.

Видео дня

"Во-первых, непрозрачность. Простой принцип: если косяк можно спрятать - то никто не будет его исправлять. Втирать очки ограниченному числу начальников сильно проще, чем бесконечной массе публики: клиентов, граждан, посетителей, просителей, заявителей, пациентов, потерпевших.

Армия и спецслужбы, просто ввиду полной своей оторванности от общества (мы не только не видим что там внутри, мы не видим и результатов их деятельности, они закрыты со входа и выхода), в любой стране и любой ситуации, будут более коррумпированы, менее эффективны, там будет больше бардака, чем в среднем по больнице.

Все-таки, история-то Сноудена - это не ужас, летящий на крыльях ночи, об американцах, которые прослушивают весь мир. Это история про то, как рядовой сисадмин, младший помощник старшего дворника, выносит в клюве гигабайты сведений такой степени секретности, к которым единоличного доступа, по хорошему, не должно быть даже у президента.

И, надо полагать, если бы не всплыл с ними в Китае, а просто изучал в пределах своего подвала - никто бы и никогда не почуял неладного. Вот такой бардак и некомпетентность царили в спецслужбе, которая по результатам того же скандала почему-то прослыла могущественным Большим братом всея Земли.

А у нас и средняя температура по больнице так себе. Невозможно представить ту реальность, где при тотальной коррумпированности и неэффективности публичных институтов, институты непубличные, оставленные своим заботам, вне всякого общественного контроля, вне всяких очевидных метрик - как-то бесчеловечно расцветут, а не сгниют в собственном соку окончательно.

Во-вторых, откуда там взяться выдающемуся человеческому материалу. Вы идете на государственную службу. Со всеми ее бесконечными ограничениями, бытовым маразмом, бюрократическими ритуалами. Бессмысленный документооборот, бесцельные совещания, отчетность за каждую копейку и объяснительная за опоздание, депремирования, переработки, задержка званий.

Вокруг вас - косметический ремонт имени позднего Брежнева, свойственный таким конторам начальственный произвол, а бонусом - запрет выезда за границу и весь каскад ограничений по допуску к гостайне. Все это - за очень маленькую зарплату, величина которой от вашего служебного рвения и талантов никак не зависит. Почти без шансов на карьерный рост.

А доступ к коррупции - не всем же положен. Кому-то шалман крышевать, кому-то - импортера или водочный комбинат, а кому-то три года шататься за Навальным, жить в хостелах, покупать "гостиничные чеки и отчетные документы" с бумажки на столбе у вокзала и выклянчивать по ним покрытие в бухгалтерии - это все не одни и те же люди. У генерала свои дети и это явно не .

Помните Чепигу, он же "Баширов" из кейса Скрипалей? Он же совсем не лейтенант, с позавчера в органах. Мужику 40, он полковник, Герой России. Он не рядовой, он успешный сотрудник. Но на сверхсекретном задании по устранению предателя - делит одну кровать самого замшелого отеля с сослуживцем. Потому что эти 100 фунтов между одной кроватью и двумя номерами - для обоих деньги.

Хотите пойти поработать? Чтоб в зените карьеры на задании всей жизни делить с напарником одеяло? Вот и ответ на вопрос о человеческом материале".