Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Пенсии загнали в "трубу" - ловушку

Пенсионный возраст, который был в России повышен в ходе последней реформы 2018 года, может быть снижен до «советских» показателей. Так считает замдиректора Центра развития (ВШЭ) .
Пенсии загнали в "трубу" - ловушку
Фото: Свободная прессаСвободная пресса
По его мнению, условием такого возвращения может стать устойчивый рост бюджетных доходов за счет дорогой нефти. А именно, если баррель будет стоить больше 100 долларов, и этот тренд станет долгосрочным.
Сейчас фьючерсы эталонной марки Brent стоят около 62 долларов, но есть тенденция к снижению цены.
Однако эксперт напомнил, что крупнейшие инвестбанки прогнозируют в скором времени начало сырьевого суперцикла в мире. То есть, спрос на нефть и газ существенно повысится, соответственно, поднимется и их стоимость.
При таком только сценарии, полагает Миронов, власти могут пойти на снижение возраста выхода на пенсию и «не потерять лицо».
Напомним, в ходе пенсионной реформы, которая стартовала 1 января 2019 года, возраст выхода на заслуженный отдых подняли с 55 до 60 лет для женщин и с 60 до 65 – для мужчин. Именно повышение возрастного ценза для пенсионеров вызвало особое недовольство у граждан и стало главной причиной падения доверия к партии власти и президенту.
Тем более что обещания реформаторов о значительном повышении благосостояния российских пенсионеров не оправдались. Инфляция и рост курса доллара «съели» все положенные пожилым людям «реформенные» выплаты.
В недавно заявили, что за последние пять уровень пенсионного обеспечения в стране вырос более чем на три тысячи рублей. Так, если на 1 января 2016 года средний размер пенсии в РФ равнялся 12 673 руб., то на 1 января 2021 он уже составил 15 744 рубля.
В ведомстве, правда, умолчали о том, насколько за это время обесценилась национальная валюта на фоне роста цен на товары и услуги. Умолчали, видимо, потому что увеличение пенсий на уровне официальной инфляции, это все-таки не очень большое достижение.
Но возможно ли при условиях, обозначенных экспертом ВШЭ, возвращение в России прежнего пенсионного возраста? Этот и другие вопросы «СП» адресовала известному экономисту, руководителю направления «Финансы и экономика» Института современного развития :
- Чтобы оценить сбываемость этого прогноза, давайте посмотрим на Генеральную схему развития нефтяной отрасли РФ на период до 2035 года, которая на прошлой неделе была утверждена правительством. В этом документе есть и ценовой прогноз по котировкам. Он такой: в первой половине 20-х, где-то до 2024 года, цены будут варьироваться в интервале от 60 до 75 долларов за баррель, в зависимости от пандемической ситуации, от спроса и т.д. Но во второй половине текущего десятилетия они опускаются до 50-60 долларов за баррель.
Поэтому цены, как таковые, их динамика, совершенно не работают на снижение пенсионного возраста.
Что касается самого предложения - вернуть прежний возраст выхода на пенсию, то это просто невозможно категорически.
«СП»: - Почему?
- У меня только один аргумент – к 2030 году почти 40% населения страны будут находиться в пределах нынешних пенсионных возрастов. Поэтому нам придется вместе со всем миром двигаться в сторону, во-первых, продолжения срока жизни. Во-вторых, естественного продолжения срока трудовой активности.
Проблема наша заключается не в том, чтобы понизить пенсионный возраст до советских времен. А в том, чтобы создать максимально благоприятные, комфортные условия жизни для людей пожилого возраста. Это, так называемая, «серебряная экономика».
Нам нужно обеспечить комфортные условия людям в возрасте, если они хотят продолжать свою трудовую активность. Предоставить возможность получить дополнительное образование или какие-то компетенции, профессиональные навыки, позволяющие дальше трудиться и зарабатывать. По любому графику, который они сами себе выбирают, - на удаленке или раз в неделю. Это их право. Люди хотят быть при деле. Не столько даже, потому что им нужны дополнительные средства для существования – хотя это тоже очень важно сегодня, - сколько не хотят через три-четыре года после выхода на пенсию превращаться в овощи на грядке. Не хотят – и все. Они привыкли жить активно. И будут жить активно, пока есть такая возможность.
Это значит, помимо образования, нужно еще здравоохранение для пожилых людей, которое находится сейчас в отвратительном состоянии.
Я, вообще, вместо всех этих разговоров о снижении пенсионного возраста, озаботился бы составлением какого-то национального плана действий о том, как нам активизировать эту российскую «серебряную экономику». И добиться от нее значительно большей отдачи, прежде всего, для тех людей, кто в ней будет занят.
Вот это, действительно, задача. Она актуальная по жизни и достойная по справедливости.
«СП»: - Но людям все равно нужно как-то объяснить, почему пенсионная реформа никак не отразилась на их благосостоянии. Хотя обещали
- Не соглашусь в том, что пенсии не растут, потому что в реальном выражении все-таки растут. Пусть ненамного, но где-то процента на два в год это происходит, несмотря на инфляцию. Индексация работает
Проблема в другом. Эту реформу надо не то чтобы забыть, а просто заняться ее серьезным пересмотром и созданием всей пенсионной системы заново.
Как только правительство и в целом власть зачнут заниматься этим предметно, тщательно и ежедневно, тогда и у людей появится больше доверия к пенсионной системе.
Опять же, не может пенсионная система стоять на одной ноге, как цапля, только на страховых принципах. Нужны накопительные модели. Какие? Давайте думать.
Наши власти практически пять лет топчутся на одном и том же месте, ничего не происходит. А народ находит, так сказать, лазейки, и ручейки текут под камень.
У нас на сегодняшний день на фондовом рынке срез денег физических лиц порядка 7 триллионов. Это, грубо говоря, примерно пятая часть от всех вкладов физических лиц, которые есть. И это больше, чем деньги корпоративного сектора, размещенные в финансовые инструменты.
Сегодня на этом рынке представлено почти 8 млн. человек – это реакция на снижение ставок по банковским депозитам и т.д. Но почему-то, мы видим, что защитой, безопасностью, гарантией и доходностью озабочен только . А что касается правительства, которое обещает нам без конца гарантированный пенсионный план, другие какие-то накопительные модели пенсионной системы, то там как-то все больше отмалчиваются.
Вот это проблема, потому что ни в одной пенсионной системе мира нет упора исключительно на страховые принципы.
Если посмотреть на так называемый коэффициент замещения, который в странах с развитой пенсионной системой составляет, в отличие от наших тридцати, семьдесят процентов и выше, то половина этого коэффициента - накопительные системы. Накопительные системы, так или иначе, организованные. Да, они добровольные. Но людям надо дать шанс. Дать эту опцию, эту возможность. Сейчас они этого лишены.
И второе. В рамках страхового принципа надо все-таки всерьез озаботиться тем, что у нас размыта индивидуальная связь для каждого конкретного человека по выходу его на пенсию. Связь между величиной пенсии, количеством лет, которые он проработал, и уровнем заработной платы, которая у него была в среднем. Эта связь должна быть конкретно индивидуальна для каждого отдельного человека. А не, вообще, «в среднем по больнице».
Но пока эта ситуация будет тянуться, население продолжит с усиливающимся недоверием относиться и к существующей пенсионной системе, и ко всем попыткам как-то подлатать ее или приукрасить.
Есть принципиальный вопрос: «Я работал 50 лет, хорошо зарабатывал, а получаю пенсию, как мой сосед, который отработал 30 лет. Объясните мне, почему?».
«СП»: - Никто не объясняет. Мало того, люди не понимают, каким образом начисляются те самые баллы, которые определяют размер их пенсии.
- Не понимают, потому что правительство до сих пор так и не приняло, в соответствии с законом, официальную, прозрачную, публично проверяемую экспертами и каждым конкретным человеком методику расчета пенсионного балла.
Каждый год принимаются индивидуальные решения, в зависимости от сложившихся обстоятельств. И некие общие принципы. Но общие принципы, это всегда «средняя температура по больнице».
«СП»: - А что мешает?
- Думаю, мешают темпы экономического роста. Сегодня получает трансферт из федерального бюджета более трех триллионов рублей в год.
Чтобы они там ни рассказывали о бездефицитности, это чисто бухгалтерские штучки. Реально разрыв между взносами, которые они собирают, и объемом пенсий, которые платят, составляет свыше трех триллионов рублей в год. Вот и компенсируют за счет федерального бюджета.
Но три триллиона рублей, это достаточно серьезная сумма. Скажем, в прошлом году на всем меры государственной поддержки в борьбе с коронакризисом было потрачено 4,5 триллиона. А мы каждый год на пенсии тратим такие суммы.
Технически пересчитать пенсионные коэффициенты – не проблема. Это можно сделать, но есть высокий риск, что трансферт из федерального бюджета тогда будет повышен достаточно существенно. А если так, тогда возникает вопрос, как компенсировать это повышение? За счет роста налогов – один путь. Но это вряд ли кому-то понравится. Или все же за счет ускорения экономического роста?
Но для того, чтобы мы начали решать все эти задачи, нужны гарантированные темпы роста от 3% и выше. Это уже другая история. И здесь, к сожалению, внятной программы мер - как правительство собирается этого добиваться, я пока не вижу.