Свердловский бунт аптек

Свердловский бунт аптек
© Уралинформбюро

Почему в Екатеринбурге не любят тюменцев, приехавших на чиновничьи должности? Мне кажется, хамоватые они, правилам хорошего тона не обучены.

Взять, к примеру, Андрея Герстнера. До октября 2020 года он более 10 лет работал заместителем директора тюменского казенного учреждения "Комитет по рекламе". И вдруг министр здравоохранения Свердловской области решает, что именно этот клерк сможет успешно руководить государственным аптечным активом – "Фармацией".

За 2020 год (3/4 которого проведены в Тюмени) Герстнер задекларировал доход в 18 миллионов рублей. А в 2021 году "на пилюлях" его официальный доход уменьшился вдвое. Он, конечно, второй по величине зарплаты (из бюджета!) в списке руководителей подведомственных Минздраву учреждений. И даже самого министра здравоохранения обгоняет по доходу почти в 3 раза! Но все равно реклама в Тюмени была прибыльнее фармации в Екатеринбурге, кто же на такое согласится? Или мы чего-то не видим?

Аптечные фокусы

За деятельностью Герстнера в "Фармации" мы наблюдаем третий год: анализируем цифры, обсуждаем с экспертами, проверяем закупки, шлем запросы. Высокооплачиваемый директор полагает, что может ответить всякую чепуху на конкретные вопросы редакции. Не слишком разговорчив о ситуации в "Фармации" и свердловский Минздрав. Что-то от "Уралинформбюро" пытаются скрыть, где-то стараются пустить по ложному следу.

Андрей Герстнер. Фото: farmacia.ru

Перед ГАУ СО "Фармация" поставлена социальная задача. Как подчеркивает министр , "мы считаем важной задачей максимально приблизить аптечные пункты к жителям удаленных от мегаполисов территорий, чтобы пациенты в деревнях и селах не испытывали затруднений с получением медикаментов, в том числе по льготным рецептам".

Мы спросили у Герстнера – сколько аптечных пунктов в 2022 году было открыто в труднодоступных территориях, как того требовал свердловский губернатор? Он нас отправил искать информацию на сайте ГАУ СО.

Там значится, что из 15 открытых вновь или восстановленных аптечных пунктов "Фармации" лишь два можно отнести к труднодоступным территориям – они заработали в начале года в Белоярском районе. А все остальные пункты появились на площадях городских больниц, причем 4 – в Екатеринбурге.

Ранее в этих больницах были негосударственные аптечные пункты, с которых взималась хорошая арендная плата в кассу медиков. Теперь же главврачам заламывают руки, требуя не продлевать аренду с частниками и бесплатно(!) предоставить место для пунктов "Фармации". Оборудовать такую торговую точку – это сотни тысяч рублей, которые изымаются из бюджетного кармана. То есть двойная потеря – минус арендные платежи, плюс дополнительные затраты. Министра Карлова такое расточительство устраивает.

Тем временем, к примеру, в Серовском городском округе, жителям сел и деревень приходится ездить в районную больницу, чтобы получить лекарства по льготным рецептам. В крупном муниципалитете нет ни одного(!) аптечного пункта "Фармации". Такая же картина в Кировграде и Верхнем Тагиле, да и не только там.

Фото: farmacia.ru

Причина – нерентабельно ставить аптечный пункт. Но это допустимый ход мыслей для частника, а задача дотируемой(!) государственной аптечной сети, как утверждает министр, снять препоны в лекарственном обеспечении сел и деревень – но слова расходятся с делом.

Еще несколько лет назад право на обеспечение льготными лекарственными препаратами в Свердловской области разыгрывалось на конкурсе, и коммерсанты были вынуждены снижать расценки, по которым они будут обслуживать рецепты. Теперь это – монополия "Фармации". В 2022 году лекарствами было обеспечено 4,24 миллиона льготных рецептов. Стоимость для казны – 120 рублей за обработанный рецепт.

Герстнер скрывает от нас, какая сумма дотации за "льготников" была перечислена "Фармации" из Минздрава. Чисто арифметически – более 500 миллионов рублей. И директор ГАУ СО думает, что он волен распоряжаться этой суммой по своему усмотрению. А как раз тут заложена мина замедленного действия.

Большие цифры

Каждый год Минздрав выпускает приказ с реестром организаций, работающих с льготными лекарственными препаратами. На 2023 год это список из 214 аптечных пунктов. Лишь треть из них у "Фармации" (12 – в Екатеринбурге).

С негосударственными сетями Герстнер обязан заключить агентские договоры. А он, нарушая приказ Карлова, начинает "резать" аптечные пункты из реестра. У "Живики" – три, у "Радуги" – девять и так далее. О том, что сокращением сети "льготных" аптек усложняется жизнь привыкших к ним свердловчан, директор "Фармации" не задумывается, важнее нанести урон конкурентам.

Но и это еще не все. Из 120 рублей за каждый рецепт "Фармация" в прошлом году выплачивала сторонним аптекам по 68 рублей вознаграждения, остальная сумма оставалась в ее кармане. Нынче Герстнер скуп – хватит конкурентам и 25 рублей! Такого хамства аптеки не выдержали и подняли бунт.

Андрей Карлов признает, что ситуация проблемная. В конце января в министерстве создали группу по разрешению споров, но до сегодняшнего дня, по имеющейся информации, она так и не собиралась. На первый квартал "Фармация" была вынуждена пролонгировать действие прошлогоднего договора, чтобы льготники вовсе не остались без лекарств и не пришли "с вилами" к резиденции губернатора.

Министр здравоохранения Свердловской области Андрей Карлов

Но это всего лишь отсрочка, а не точка. Тем более, что социальный протест можно даже обернуть против коммерсантов: раз они не хотят работать (о кабальных условиях умалчивается), как раз и надо развивать экспансию "Фармации", выдавливая конкурировать с наиболее привлекательных площадок в крупных больницах, где затем только и можно будет реализовать рецепт.

Вероятно, тезис "люди – новая нефть" более чем применим к тюменцам, "понаехавшим" в Екатеринбург. Время шальных денег в "тюменской матрешке" прошло, на нефтегазе они сколотили капитал. Теперь из "сладкого" остался только социально-ориентированный бюджет, в котором здравоохранение – это Клондайк.

"Бычье" поведение Андрея Герстнера, которому подчас и Минздрав не указ, наводит на мысль, что за ним стоит влиятельное лицо. И это не профильный "социальный" замгубернатора Креков. Источники "Уралинформбюро" указывают на вице-губернатора . В пользу этой версии медицинское образование чиновника, пятилетний стаж работы главой ФОМС Югры, и вот как раз Чемезов (а, скорее, его брат ) пересекался с Герстнером в Тюмени, пролоббировав несведущего в фармации рекламщика на роль "Пилюлькина".

Вице-губернатор Свердловской области Олег Чемезов

Чемезов получил контроль за департаментом госзакупок Свердловской области, а, по мнению экспертов, закупки министерства здравоохранения, как и бюджетоемкий вопрос цифровизации медицины, давно под его влиянием. Про скандал с созданием единого цифрового контура на основе единой государственной информсистемы здравоохранения СМИ ранее писали, упоминая тюменскую компанию "МедИнфоЦентр" в связке с Игорем Чемезовым.

Многомиллиардный фармацевтический рынок Свердловской области тюменцы хотят перекроить под себя. "Уралинформбюро" продолжит публикацию своего расследования.

Вадим ДЫНИН