Почему капитализм нуждается в левых партиях и профсоюзах?

Существует мнение, согласно которому партии, ведущие парламентскую или внепарламентскую борьбу за власть, и профсоюзы являются базовыми инструментами для всех сторонников социализма. Это мнение ошибочно.

Почему капитализм нуждается в левых партиях и профсоюзах?
© Свободная пресса

Мир велик и многообразен. В нем есть все. Казалось бы, партии и профсоюзы являются частью платформы любых социалистов. Но существуют и те, кто считает, что партии и профсоюзы вредят созданию социалистического общества. Под последним понимается общество, основанное на отсутствии эксплуатации (присвоения результатов чужого труда), кроме того, социализм — это мир коллективной (общественной) собственности.

Социалистическое течение, отвергающее партии и профсоюзы, называется рэтекоммунизмом или коммунизмом рабочих советов (от нем. Rätekommunismus). Оно зародилось в Германии и Нидерландах в первой четверти XX-го столетия. Его участники, число которых достигало несколько сотен тысяч, вели борьбу как против капиталистических государств и боссов, контролировавших фабрики, так и против большевизма (ленинизма) и социал-демократии.

Пауль Маттик (1904 —1981 гг), один из ведущих участников этого движения, рассуждал о роли профсоюзов и партий следующим образом. Во время экономического кризиса левые партии и профсоюзы обычно воздерживаются от требований роста зарплаты работников или улучшений их условий труда потому, что такие меры угрожали бы самому капиталистическому обществу. «В условиях экономического кризиса, реформистская деятельность левых политических партий и профсоюзов перестает быть оперативной, и эти организации воздерживаются от своих предполагаемых функций».

Владельцы фабрик и государственные ведомства заняты в условиях кризисов попытками восстановления экономики. Они полагают, что у них нет денег для того, чтобы облегчить положение работников. Собственники и связанный с ними чиновный аппарат, частные и государственные компании, будут массами выбрасывать наемных работников на улицу из-за сокращения заказов (хотя некоторые работники получат небольшое пособие).

Левые партии и профсоюзы в таких условиях скорее будут стараться помочь бизнесу и государству; они станут саботировать стремление трудящихся к улучшению условий жизни и труда. Они, скорее всего, не поддержат радикальные стачки с требованием сохранить рабочие места и повысить зарплату. Они будут помогать капитализму победить кризис за счет рабочих, в обмен не небольшие уступки трудящимся.

В такой ситуации, утверждает Маттик, «рабочие, не желая подчиняться диктату капитала, вынуждены прибегать к действиям, не санкционированным официальными рабочими организациями, таким как нелегальные забастовки, оккупация фабрик и другие формы прямых действий, неподконтрольных установленным рабочим организациям. Эти самоопределяющиеся действия, с их временной структурой Советов, указывают на возможность их (Советов - прим.) радикального применения в возникающих революционных ситуациях, заменяя собой традиционные формы организации, которые стали неудобными как для непосредственной борьбы, так и для революционных целей».

Советы - это выборные забастовочные комитеты иили органы классового самоуправления (прямой трудовой демократии). Первоначально они возникают как органы управления забастовками. Советы подчиняются регулярным собраниям трудовых коллективов (обычно раз в несколько недель), которые могут отозвать или заменить состав Советов в любой момент, если работники посчитают нужным.

Маттик отмечал, что в зависимости от того, насколько велика глубина экономического кризиса, в зависимости от того, насколько работники доведены до отчаяния разрушением экономики, и с другой стороны, в зависимости от приобретенного и накопленного опыта в этих очагах самоуправления, работники со временем забирают в свои руки все больше общественных функций, от контроля над предприятиями до создания сил самообороны.

Эти функции реализуются через систему Советов. Именно так действовали русские рабочие Советы в период своего возникновения, в 1905 г, и, позднее, некоторые германские рабочие Советы в 1918-1923 гг. Внутри трудовых коллективов существуют идейные организованные группы рэтекоммунистов, распространяющие свои представления о мире, но они выступают в роли генератора определенных идей и практик (например, в роли инициаторов забастовок), а не в роли административной силы, замещающей функции Советов (в этом коренное отличие рэтекоммунистов от большевиков-ленинцев).

Но почему профсоюзы не могут помочь работникам во время кризисов? Почему они и левые партии в большей или меньшей степени, выбирают сторону хозяев, когда все плохо с экономикой?

Еще один сторонник и мыслитель школы рэтекоммунизма, Отто Рюле (1874-1943 гг) указал на другой аспект - централизацию партий и профсоюзов и их включенность в систему. Централизованные партии и профсоюзы отчуждают класс работников от самостоятельных действий и блокирует возможность революционной самоорганизации в духе Советов. Централизованные структуры учат работников подчиняться приказам профсоюзного и партийного начальства.

Одновременно, верхушка левых профсоюзов и партий неплохо интегрирована в капиталистическое общество. Такие люди, иногда бывшие рабочие (как, например, вожди немецкой социал-демократии начала 20 столетия, Густав Носке и ), извлекают выгоды из своего материального положения. Они получают приличное жалование, управляют партийными и профсоюзными фондами, иногда заседают в парламентах.

Они фокусируют в своих руках большие средства и определенную власть, и не заинтересованы в том, чтобы потерять все это. Они не заинтересованы в переходе к эгалитарному обществу - к миру равенства и братства (социализму), поскольку неплохо чувствуют себя в существующем мире капитализма. Благодаря своему социальному положения они давно расстались с миром бедных или небогатых наемных работников.

Поэтому руководство левых партий и профсоюзов может оказывать некоторую поддержку работникам, стараясь работать над улучшением их материального положения в годы экономического подъема, но оно будет сдерживать их радикальные требования, в особенности, в эпоху спада (экономической рецессии).

Таким образом, согласно представлениям рэтекоммунистов, в частности, Маттика и Рюле, социальные классовые революции связаны не только с экономическими потрясениями, но и с неспособностью социалистических партий и профсоюзов оказать помощь работникам в условиях капиталистических кризисов. Эта неспособность приводит к появлению Советов.

Но, с другой стороны, далеко не всегда работники выходят из-под влияния левых партий и профсоюзных организаций даже во времена тяжелых экономических кризисов. Часто они просто ждут от своего партийного и профсоюзного начальства, что оно им как-нибудь поможет им, или, что оно их организует.

Все эти рассуждения рэтекоммунистов, если даже они хотя бы отчасти точны, позволяют сделать парадоксальный вывод: для продолжения существования капитализма левые партии и профсоюзы очень важны! Ведь если их не будет, то некому будет сдерживать и перенаправлять энергию возмущенных своим положением, эксплуатируемых работников. Если профсоюзов не будет, то вырастет вероятность того, что энергия социального протеста вырвется наружу в ходе масштабного экономического кризиса. Она может принять организованный характер, создавая, как писали во время кризиса в Буэнос-Айресе в начале 2000-х гг аргентинские газеты, «ужасную систему Советов».

Именно поэтому левые партии и профсоюзы легальны во многих странах мира. Они являются для системы «подушкой безопасности». Если система пренебрегает ими, ей может грозить катастрофа.