Ещё
Фото: Дальний Восток
Угольная история О том, что на территории Якутии есть уголь, известно давно. К примеру, историк Малявкин в своём обзоре писал, что «…в 1725-м году капитан Беринг, встретив уголь у Нижне-Кангаласского камня, применял его в качестве топлива для ковки якорей. В 1848-м году путешественник Миддендорф также встречал угли в Якутском районе. В 1925—1930 годах геолог Иванов положил начало систематическому изучению угленосности Якутского района…». С 1928 по 1942 годы добыча угля велась на шахте в Сангаре, где применялся в основном ручной труд. Из-за этого годовая добыча была незначительной — всего 1,6 тыс. тонн. К 1932 году кирку и лопату заменили отбойными молотками, а тачки — вагонетками и транспортёрными лентами. Так что к концу первой пятилетки годовая добыча угля возросла в 5 раз. К сороковым годам Сангарский рудник давал уже 69 тыс. тонн угля. В 1944 году приказом Совнаркома РСФСР организуется управление местной топливной промышленности ЯАССР. Ему передаются Джебарики-Хаинские и Кангаласские угольные шахты. Послевоенные годы — это бурное развитие угледобычи в Якутии. На строительство и реконструкцию шахт призваны тысячи комсомольцев со всей страны. В марте 1966 года издаётся приказ создать трест «Якутуголь», в чей состав вошли шахта «Сангарская», рудник «Джебарики-Хая», разрезы «Кангаласский» и «Зырянский», шахта «Чульманская». В январе 1967 года в ведение треста «Якутуголь» вошла и шахта «Сого» треста «Арктикауголь». В 1974 году правительства СССР и Японии подписали соглашение о поставках южно-якутского угля. На основе этого сотрудничества был открыт один из лучших в СССР угольных комплексов, а вслед за ним построена вся необходимая инфраструктура и основан город Нерюнгри — угольная столица Якутии. Погреться у уголькаСегодня угледобывающая промышленность — третья по значимости в республике после нефтегазового и алмазного секторов. На долю угольной отрасли приходится более 8% объёма промышленной продукции, а бюджет республики ежегодно получает порядка 2 млрд рублей налогов. Занято в отрасли более 6 тысяч человек, большинство из них — местное население. Угольные запасы Якутии огромны и могут служить базой для развития угольной, металлургической и химической промышленности на длительную перспективу. На балансе 48 месторождений, а суммарные балансовые запасы угля по категории А, В и С1 — 9,75 млрд тонн (но из них около 46% — бурые угли). В то же время значительная часть сырья — это коксующийся уголь, запасы которого (А+В+С1) превышают 4,1 млрд тонн, большая часть — особо ценные в промышленности Ж, КЖ, К, ОС. Активно разрабатываются 11 крупных угольных месторождений: Кангаласское, Харбалахское, Кировское, Кемпендяйское, Джебарики-Хая, Нерюнгринское, Денисовское, Чульмаканское, Кабактинское, Надеждинское, Эльгинское. Cпецифика минерально-сырьевой базы Якутии заключается в том, что на её территории локализованы сразу четыре угольных бассейна — Зырянский, Ленский, Южно-Якутский и частично Тунгусский, объясняет заместитель главного редактора журнала «Металлоснабжение и сбыт» Леонид Хазанов. В регионе есть и «самостоятельные» месторождения, то есть в силу особенностей геологического образования не входящие ни в один из названных бассейнов. — Если же мы будем смотреть по бассейнам, то окажется, что, например, угли Ленского бассейна представлены марками «Б» и «К», Южно-Якутского — исключительно «К». Это, естественно, влияет на сферы их использования, — добавляет Хазанов. По словам эксперта, «в принципе якутские угли могут подойти практически любым потребителям». Коксующийся уголь интересен металлургическим предприятиям Китая, Японии и Южной Кореи, поскольку в этих странах либо нет хороших месторождений, либо их крайне мало. Энергетический же уголь может быть востребован как в вышеназванных странах, так и в Индии, чья энергетика крайне зависима от её импорта. Конечно, угли из Якутии транспортируются и в различные регионы России — и в восточные, и в западные, отмечает Леонид Хазанов. — Любопытно, что по данным историков, ещё в 1725 году Витус Беринг использовал якутский уголь в качестве топлива, массовая же добыча началась в Якутии лишь в двадцатом веке, — говорит эксперт. Как добавляет и.о. завлабораторией проблем рационального освоения минерально-сырьевых ресурсов института горного дела Севера СО РАН Владимир Гаврилов, южно-якутские угли ценятся из-за своего высокого качества. Они отличаются низким содержанием серы — до 0,3% на тонну, тогда как в донбасском угле — более 2%; низким содержанием других вредных примесей и высокой спекаемостью, коксуемостью и теплотворной способностью. Глубина залегания пластов — до 300 м, что позволяет добывать их открытым способом, менее затратным, чем шахтным. К тому же этот способ более безопасный, его широко используют во всём мире. Однако к недостаткам можно отнести их высокую зольность (18−20%), поэтому для изготовления металлургического кокса этот уголь надо обогащать.
Заправляют твердым топливомВ прошлом году Якутия серьёзно выросла в добыче угля — почти на 11% по сравнению с 2015 годом. Общий итог — 17 млн тонн — превзошёл первоначальные, более скромные прогнозы. Стратегией социально-экономического развития республики предполагается, что уже к 2030 году уровень добычи составит как минимум 39 млн тонн. Основной прирост обеспечат уже реализуемые на территории Якутии инвестпроекты, с опорой на которые и составлялась программа. Сегодня крупнейший игрок на якутском угольном рынке — «Мечел» Игоря Зюзина (объединяет как горнодобывающие, так и металлургические предприятия). Принадлежащий компании «Якутуголь» в прошлом году добыл 9,9 млн тонн, увеличив добычу угля на 8%. Причём на Нерюнгринском разрезе из этого объёма добыто 9,3 млн тонн (+10%). Но самым перспективный проект «Мечела» — освоение Эльгинского месторождения в Южной Якутии. Это одно из крупнейших в мире месторождений высококачественного коксующегося угля, его запасы — около 2,2 млрд тонн. Проект, ввиду его стратегического значения, выделен в качестве отдельного подразделения «Якутугля». К 2023 году, как следует из стратегии развития Якутии, Эльга должна выйти на объёмы 17 млн тонн угля. При этом в ноябре прошлого года Эльгинский угольный комплекс сообщал о планах добыть 3,7 млн тонн угля, пока об их исполнении компания не отчитывалась. В 2017 году предполагается нарастить добычу до 4,5 млн тонн, две трети из них составит коксующийся уголь, а к концу года выйти на плановые показатели в 5 млн тонн. — Есть несколько сценариев развития проекта. Любой упирается в источники финансирования. Мы исходим из прагматичного варианта, когда мы можем развивать проект без привлечения значительных средств, — комментирует планы на 2017 год генеральный директор «Мечела» Олег Коржов. Именно финансовые сложности могли стать угрозой для амбициозных планов компании: реализуя масштабные инвестпрограммы в предкризисные годы, «Мечел» накопил огромную задолженность по кредитам ВТБ, Сбербанка и Газпромбанка. Но в конце декабря компании удалось договориться с кредиторами об отсрочке платежей на общую сумму 5,1 млрд долларов до первого квартала 2020 года, а сроке погашения основного долга — до первого квартала 2022 года. Те