Ещё

«В восемьдесят снова начал играть в теннис». Как живут пенсионеры в США, Швеции и Индии по сравнению с российскими 

«В восемьдесят снова начал играть в теннис». Как живут пенсионеры в США, Швеции и Индии по сравнению с российскими
Фото: Свободные новости
Ханс Мэнсон, Швеция:
ШВЕДЫ ЛЮБЯТ ХОДИТЬ НА МАСТЕР-КЛАССЫ ПО ВСЕМ ВИДАМ РЕМЕСЛА, НАЧИНАЯ С ЛЕПКИ ИСЛАНДСКИХ ГОРШКОВ
В нашей стране пенсионный возраст — 65 лет. Однако можно уйти на пенсию в 61 или в 67 лет. Пенсионный возраст сейчас меняется шаг за шагом, и, таким образом, к 2026 году наименьший возраст выхода на пенсию будет уже 64 года. Если человек продолжает работать, будучи на пенсии после 67, он подписывает специальное соглашение с работодателем. Сегодня большинство уходят на пенсию в 65. Средняя продолжительность жизни у женщин — 84,1, у мужчин — 80,6.
От зарплаты работающего человека в пенсионный фонд направляется 16 процентов. После выхода на пенсию будет произведен статистический расчет, сколько человек проживет, и исходя из этого будет начисляться ежемесячная пенсия до конца жизни, установленная государством. Еще 2,5 процента от зарплаты отдельно вкладывается в фонд. Вы сами выбираете, в какой именно фонд инвестировать, и можете контролировать это, если хотите. В итоге на пенсии вы будете получать от 60 до 75 процентов от своей средней зарплаты.
Я нашел статистику за 2016 год: средняя пенсия в Швеции тогда была 17400 шведских крон (130тысяч рублей). Женщины в среднем получали 14300 крон (107 тысяч рублей), а мужчины 21100 крон (158 тысяч рублей).
Минимальная пенсия в Швеции — 8000 шведских крон (61 тысяча рублей) для одиноко проживающего человека и 7200 (54 тысяч рублей) для каждого из супругов. Это для людей, живущих в Швеции не менее 40 лет, в основном не работавших. Если денег не хватает, можно подать документы на дополнительную поддержку — на обслуживание дома или квартиры. Можно подать также на так называемую «поддержку пожилым». В общем, вы имеете право, чтобы после оплаты жилья у вас оставалось на жизнь не менее 5643шведских крон (42,4 тысячи рублей).
В Швеции также есть — для всех жителей — годовой максимум на медикаменты. Превысив этот максимум в 2250 шведских крон (17 тысяч рублей), вы имеете право получать остальное бесплатно. Аналогично этому действует система здравоохранения: если вы заплатили за лечение больше 1100 шведских крон (8300 рублей), дальше лечитесь бесплатно.
У поколения, родившегося в 1940-1950 годы, то есть кому сейчас 65-75 лет, дела идут хорошо. Многие из них приобрели дома и городские квартиры много-много лет назад, когда цены на жилье были мизерные. Некоторые уже продали жилье и неплохо себе живут на эти деньги. Однако у женщин, в особенности старше 75 лет, у кого была низкооплачиваемая работа или кто был домохозяйками долгие годы, не всё гладко. Поэтому они и получают субсидию на оплату жилья.
Продолжают работать на пенсии не все, кто хотел бы. Обычно не так просто уволить кого-то с работы, работодатель должен иметь по-настоящему вескую причину на это. Однако после 67 лет человек может быть уволен в связи с возрастом, и многие работодатели так поступают. Это противоречит тому безусловному факту, что все шведы должны работать дольше для того, чтобы поддерживать пенсионную систему. Могу показаться предвзятым, но я вижу признаки «возрастной дискриминации» в Швеции — большинство работодателей предпочитают молодых. Опыт не ценится так высоко, как, я считаю, должен.
Что люди делают на пенсии? У меня нет на этот счет статистики, но вот мои догадки.
Путешествуют.
Сидят с внуками, потому что это здорово, но также потому, что это нужно. В особенности в Стокгольме ты можешь увидеть много пожилых женщин и, на удивление, пожилых мужчин, забирающих внуков из детского сада или школы — потому что их родители пашут как проклятые.
Шведы очень любят ходить на мастер-классы по всем видам ремесла, начиная с лепки исландских горшков (мужчины заодно учатся готовить в них).
У многих есть дачи, и они проводят все больше и больше времени там.
Спорт, конечно же. Гимнастика и йога — в фаворитах.
Некоммерческие организации, все виды.
Немногие возвращаются обратно учиться в университеты.
И, наконец, самое-самое меньшинство, включая меня, организуют журналистские семинары в Риге.
Махендра Мулей, Индия (Дели):
БЮДЖЕТНИКИ НА ПЕНСИИ ЖИВУТ ПРИПЕВАЮЧИ, ОСТАЛЬНЫЕ ПОЛУЧАЮТ МАЛЕНЬКУЮ ПЕНСИЮ ЛИБО НЕ ПОЛУЧАЮТ ВООБЩЕ
В Индии два вида пенсии — государственная и частная. Центральное правительство выплачивает пенсию своим сотрудникам, а правительство каждого штата выплачивает пенсию своим. Работники государственных учреждений (чиновники, военные, медики государственных клиник, учителя государственных школ и т.д.) получают очень хорошую пенсию — как правило, равную ста процентам их средней зарплаты или незначительно меньше. Минимальная пенсия работников центрального правительства — девять тысяч индийских рупий (8300 рублей), многие получают намного больше. В общем, бюджетники на пенсии живут припеваючи.
Другая пенсия — от частных компаний. Я работаю в транснациональной корпорации, учрежденной во Франции и имеющей свое представительство в Индии. Каждый месяц я плачу 12 процентов от моего базового оклада. Также 12 процентов отчисляет за меня работодатель. Эти средства направляются в фонд обеспечения занятых (EPFO — The Employees' Provident Fund Organisation). Из вложенных мною 12 процентов от оклада 8,33процента идут на выплату ежемесячной пенсии и 3,66 вырастут в единовременную выплату по выходе на пенсию. Когда я выйду на пенсию, я буду получать очень-очень маленькую пенсию по сравнению с пенсией работников государственной сферы. Люди, занятые в частом секторе, на пенсии борются за выживание изо всех сил.
И все-таки большинство людей не получают никакую пенсию вообще. Пожилые спасаются за счет накоплений, или доходов супруга, или находятся на содержании у своих детей.
Всего 20 процентов продолжают работать после выхода на пенсию — это считается большой удачей. В Индии нет строгого пенсионного возраста, он зависит от стажа и того, какого рода пенсию человек получает. В основном же люди выходят на пенсию в 60 лет.
Продолжительность жизни в нашей стране, насколько мне известно, около 73 лет. Медицина в Индии в целом неплоха. По-настоящему качественное лечение доступно, но очень дорого — обычный человек не может себе это позволить. Но для бедных людей есть множество государственных схем получения медицинской помощи.
, США, штат Монтана (имя изменено по просьбе собеседника):
СЛУЖБА СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ ОЦЕНИЛА МОЮ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ В 88,7 ЛЕТ. Я НАДЕЮСЬ ДОЖИТЬ ДО ДЕВЯНОСТА
Не могу отнести себя в полной мере к пенсионерам, я просто замедлил рабочий темп. Поскольку я самозанятый, у меня нет как таковой пенсии с места работы. Я и моя жена получаем около 3200 долларов в месяц от Social Security (государственная программа социального обеспечения и страхования для пожилых людей, инвалидов и нуждающихся. — Прим. ред.). Я не помню, какие мы платим налоги на доход — обычно моя жена занимается этими вопросами.
Как практикующий ландшафтный дизайнер с полувековым опытом работы, я продолжаю искать проекты для работы. Некоторые потенциальные клиенты предпочитают более молодых дизайнеров, чем такого старика, как я, — но это не повод жаловаться на судьбу.
Недавно я отпраздновал свое 80-летие. После него мы отправились в дорожное путешествие на несколько дней. В который раз побывал в Йеллоустонском национальном парке. Да, мы путешествуем, пусть и не так много. Последняя моя крупная поездка состоялась летом 2016 года, когда я принял участие в экологическом волонтерском проекте на озере Байкал. Я мечтал попасть на Байкал больше 20 лет, и моя мечта сбылась! Это было длительное путешествие — кроме Байкала я еще побывал в Исландии, что в общей сумме заняло 34 дня. А в мае 2016-го моя супруга осуществила свою мечту, поехав на Ближний Восток, а именно в Иерусалим и близлежащие места.
Я снова начал играть в теннис. На здоровье я не особо жалуюсь, чувствую себя полным сил. Поскольку у нас обоих — у меня и моей жены — есть страховка здоровья по старости, нас довольно хорошо обслуживают. В моем родном городе Миссула штата Монтана два прекрасных госпиталя, где работают отличные сотрудники.
Служба социального страхования оценила мою продолжительность жизни в 88,7 лет. Я надеюсь дожить до девяноста.
Наталья Шарова, Россия (Саратов):
ДУМАЕШЬ, СЭКОНОМЛЮ В ЭТОМ МЕСЯЦЕ — А ПОТОМ КАК ПРОРЫВАЕТ!
Мне 61 год. Я проработала 40 лет оператором химического производства. Ушла на пенсию в 45 лет «по вредности», получаю 15 тысяч рублей. Это мне повезло, считаю, а те мои подружки, которые уходят сейчас на пенсию, получают 8-9 тысяч рублей. Это тяжело, очень тяжело… Люди работают на пенсии по необходимости.
Я тоже работаю. У меня ипотека на квартиру. Но и те, кто не имеет кредитов, стремятся работать, потому что хочется жить по-человечески. Например, знакомая сделала ремонт на кухне, купила недорогую кухонную мебель (сейчас такие кухни, конечно, страшные, а получше стоит дорого) — тысяч в 70 ей это обошлось. Конечно, она вынуждена была взять кредит. Только на пенсию, без займа, это не сделаешь однозначно, и даже с зарплаты сложно сделать.
Я — ветеран труда Саратовской области. Мне делают какие-то льготы, но с каждым разом все меньше и меньше. В 2013 году я получала ветеранские субсидии на коммунальные услуги в районе двух тысяч рублей, а сейчас я получаю рублей 600. Государство у нас обещает много, а делает очень мало.
У меня график сменный: одну неделю работаю, другую сижу с внучкой. Свободного времени немного, поэтому свой досуг не организовываю. Слышала, одна тренер совершенно бесплатно занимается с пенсионерами. Еще есть ветеранская организация — они вместе отмечают праздники, проводят концерты. Занятие по душе найти можно.
Слышала, что на Западе пенсионеры живут даже лучше, чем молодежь. Читала в газете, что у японцев такая пенсия, что они вообще могут по всему миру путешествовать! А я отдыхать по путевке ездила последний раз тогда, когда работала на «химии». Честно сказать, как пенсионер я никуда уже не ездила (хотя ветераны могут поехать в санатории Саратовской области). Только к родственникам в Тольятти. Поехать сложно. Я интересовалась: скромная поездка на неделю на море обходится тысяч в 25-30, это не считая экскурсий и ничего лишнего. Но, говорят, те, кто действительно ставят цель куда-то поехать, как-то умудряются.
Я вообще-то не люблю ходить по больницам. Наверно, здоровье пока позволяет. Есть гипертония, тромбоз — но это возрастные болячки, думаю, они у всех есть. Но у меня самая большая проблема с зубами — как раз из-за работы на «химии» они напрочь порушились. Не только у меня, а у многих, кто там работал. В 16-м году я, так сказать, «ремонтировала» свои зубы — пришлось взять кредит на 70 тысяч рублей.
Если честно, мне страшно подходить к таблеткам. Когда я лечилась в 2016 году, у меня выходило на лекарства до десяти тысяч рублей. Один препарат мне прописали пить в течение полугода, а второй — практически всю жизнь. Я даже не хочу вспоминать об этом, потому что это очень дорого.
Из продуктов выбираешь: невозможно купить и фрукты, и соки, и конфет, и рыбку, а уж о мясе-то и не говорю… Особенно летом хочется больше фруктов и ягод свежих накупить — нет, конечно, невозможно… Бывает, думаешь: сэкономлю в этом месяце — оставлю немного на черный день. А потом — ка-а-ак прорывает! И еле-еле потом до следующей пенсии доживаешь. Но это я еще нормально живу. Вижу бабушек старых — ну страшно на них смотреть! Копейки считают, в мусорные контейнеры заглядывают. А тут еще ведь собираются увеличить пенсионный возраст — наверно, с надеждой, что все пенсионеры вообще вымрут.
Видео дня. Цена нефти Brent превысила $40 впервые с марта
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео