Ещё

Дело о миллиардах и «надломленной вере». В СУ СКР подали заявление на Шамиля Агеева 

Фото: Казанский репортер
Пока рассматриваются жалобы по вопросу возбуждения уголовного дела в отношении главы Госжилфонда при президенте РТ Талгата Абдуллина, кредиторы «Татфондбанка» вместе с друзьями по несчастью из «Интехбанка» обратились в СУ СКР по РТ с требованием провести расследование и в отношении главы Торгово-промышленной палаты РТ Шамиля Агеева. «Я, (Иванов, Петров, Сидоров) являюсь кредитором 1 очереди, соответственно являюсь потерпевшим по делу о банкротстве ПАО „Татфондбанк“, так как сумма моих вкладов была более 1,4 млн рублей», — форма заявления одна на всех, точно также, как и проблема. Вкладчики не могут вернуть свои средства после банкротства кредитных учреждений и полагают, что часть денег осела в чужих карманах. Новый вариант задокументированного требования (форма есть в распоряжении редакции «Казанского репортера») включает претензии не только к главе Госжилфонда при президенте РТ Талгату Абдуллову. В списке еще и глава Торгово-промышленной палаты Шамиль Агеев. С 2016 по 2018 год Агеев был одним из тех, кто заявлял о желании помочь вкладчикам, потерявшим средства. В том числе, организовывал встречи, предоставлял помещения для собраний банковских погорельцев. А после кредиторы выяснили: Шамиль Агеев оспорил действия Госжилфонда по заключению договоров поручительства. Под эти договоры — при участии Талгата Абдуллина, так называемые фирмы-однодневки набрали кредитов в «Татфондбанке» на сумму в 9,8 миллиардов рублей. А когда залоговые соглашения были оспорены, кредитные суммы остались без залога — в такой ситуации деньги, конечно, никто не вернул, говорят вкладчики. «Агеев Ш. Р. является не простым физическим лицом. Он с 1993 г. возглавляет Торгово-промышленную палату РТ. В период с декабря 2016года по 2018 год он всячески делал вид, что готов помочь пострадавшим вкладчикам в ПАО „Татфондбанк“ и ПАО „Интехбанк“: предоставлял помещения для собрания вкладчиков, организовывал юридическую помощь, — говорят в заявлении вкладчики. — Но как оказалось именно это лицо, чьи действия должны были быть направлены на защиту интересов пострадавших в банках-банкротах, оспорило действия ГЖФ по заключению договоров поручительства». «Плюнул всем в лицо» Обиду вызывают и высказывания Шамиля Агеева. В одном из интервью, отвечая на вопрос о состоянии бизнесменов после банковского краха — «оправились или нет?», глава Торгово-промышленной палаты сказал: «Нет, до сих пор последствия ощущаются. Пострадавших много. И много людей надломленных. Самое страшное — потерять веру». Кредиторы подобный ответ посчитали оскорбительным, о чем также сообщили в заявлении в СУ СКР по РТ. Они говорят, именно действия Агеева привели к признанию договоров поручительства недействительными. «…именно он надломил окончательно веру! Именно его руками сделано невозможным пополнение конкурсной массы ПАО «Татфондбанк» на 13,6 млрд руб. Мы, кредиторы первой очереди, получили бы еще 20% своих требований, если бы ГЖФ исполнило договоры поручительства!» Агеев в своем иске говорил, что Талгат Абдуллин не имел права заключать договоры поручительства от имени Госжилфонда весной 2016 года. Решение должен был одобрить Попечительский совет. 16 ноября 2017 года суд согласился с доводами истца. Кредиторы считают, что Агеев и Абдуллин, а вместе с ними и экс-глава «Татфондбанка» Роберт Мусин (сейчас он под арестом) действовали сообща. «Алгоритм был разработан ими заранее, и действовали они исключительно в ущерб вкладчикам ПАО „Татфондбанк“, — говорят кредиторы. — После принятия Вахитовским районным судом г. Казани решения о признании договоров залога недействительными, ПАО „Татфондбанк“ в лице конкурсного управляющего АСВ, потерял возможность продать заложенное имущество: акции »Ак барс» банка и кредиторы лишились возможности удовлетворения своих требований». Банковские погорельцы просят СУ СКР по РТ возбудить уголовные дела в отношении Талгата Абдуллина, Шамиля Агеева и Роберта Мусина по ч. 4 ст. 159 УК РФ ("Мошенничество в особо крупном размере"). При этом, Абдуллина и Агеева, по их мнению, должны отправить в СИЗО в Нижнем Новгороде, чтобы «связи с властями Татарстана не помешали ходу расследования». Как пропали деньги. Версия кредиторов Схема предполагаемого вывода средств была реализована в 2016 году. В период с мая по июль несколько компаний получили кредиты в «Татфондбанке» (ТФБ) под залог акций «Ак Барс» банка от Государственного жилищного фонда при президенте РТ. В общей сложности, 9,8 миллиардов рублей передали обществам с ограниченной ответственностью «Весна, „Люксор“, „Алнаир“, а также „СК „Альбатрос“, „Умная электроника, „Торгбыт“ и „МетИнвест“. В материалах заявителей, поступивших в распоряжение редакции, сказано: подпись в договоре залога ставил сам Талгат Абдуллин. „Кредиты без залога на такие громадные суммы не выдаются. Поэтому в качестве залога были приняты акции „Ак барс“ банка, которые имелись у соистца: НО „Государственный жилищный фонд при Президенте Республики Татарстан“, с которым были заключены признанные недействительными судом договора залога акций „Ак Барс“ банка, порядка 26 процентов. Таким образом, выданные кредиты фактически не имели залоговое заключение“, — заключают кредиторы в своем заявлении. По словам вкладчиков банка, в ходе допроса Талгат Абдуллин заявил следователю, что указанные выше компании должны были участвовать в строительстве домов. Однако перед банкротством „Татфондбанка“ и назначением в кредитное учреждение временной администрации договоры между фондом и ТФБ были расторгнуты. Здесь залоговое обеспечение исчезло уже документальною. А 9,8 миллиардов рублей, переданные компаниям, так и не вернули — „куда дели, неизвестно“, отмечено в заявлении. Кстати, после банкротства представители ТФБ просили допросить в суде следователя, беседовавшего с Абдуллиным, однако ходатайство не было удовлетворено. В новой форме заявления есть информацию и о других эпизодах вывода средств.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео