Ещё

Какими деньгами мы будем пользоваться в будущем. Отрывок из книги Чарльза Уилана 

Фото: ТАСС
Тексты журналиста Чарльза Уилана, который написал «Голые деньги. Откровенную книгу о финансовой системе», известны многим российским читателям: на русском языке выходили и «Голая экономика», и «Голая статистика». В этот раз Уилан снова взялся объяснить такой предмет, о котором все знают, но мало что понимают.
Например, слова «деньги» и «валюта» обычно употребляют как синонимы, но это не одно и то же: любая валюта — деньги, но не любые деньги — валюта. Нет ничего зазорного в том, чтобы путать эти термины, но все-таки лучше в них разобраться (и в остальном, что связано с деньгами, как и в экономике и статистике: это не пустые умствования, а вещи, пронизывающие повседневную жизнь).
Следующий фрагмент взят из предпоследней главы «Голых денег». В ней Уилан сначала рассуждает о биткоине, сравнивая его с громадными каменными деньгами раи, что были в ходу на острове Яп, и анализирует недостатки этой и других криптовалют. Затем он берется предсказать, что станет с деньгами в будущем.
Но давайте не будем сбрасывать со счетов вместе с не слишком эффективными криптовалютами удивительную технологию, которая сделала их возможными. Биткоин и связанные с ними технологии способны преобразовать способ, которым мы расплачиваемся и перемещаем деньги с места на место, даже если расчеты ведутся в долларах, а не в биткоинах. Традиционно у нас было два основных варианта для любой транзакции, перемещающей символ (знак) стоимости от одной стороны к другой. Самый простой процесс — использование физических денег. Элегантность наличных в том, что когда я отдаю вам доллар, у вас он теперь есть, а у меня его больше нет. Путаницы или споров здесь практически нет и быть не может. Все остальные платежные механизмы традиционно полагаются на посредника, который верифицирует сделку. Если я выписываю чек или использую дебетовую карту, мой банк проверяет, что у меня достаточно средств на счете, а затем перемещает их на счет получателя платежа. Visa, MasterCard, Western Union и PayPal занимаются, по сути, разными вариациями одной и той же основной задачи. Они проверяют, что получатели получают от меня реальные деньги и что я одновременно не трачу их еще в шести других местах. А в случае кредитной карты мне также могут одолжить деньги, которые я расходую. Все эти стороны процесса взимают за посредничество немалую плату, что, конечно, вполне оправданно, учитывая важность электронных платежей в современной экономике.
Так сложилось, что любая электронная форма оплаты без посредников обречена на провал самой природой цифровой информации, а именно возможностью скопировать ее бесконечное число раз. Предположим, у меня есть некий цифровой файл стоимостью 50 долларов. Это, по сути, антипод наличных денег. После того как я отошлю его вам по электронной почте, он у меня все равно останется. На самом деле я могу разослать его всем, кто входит в список моих контактов. И тогда у нас всех будет файл стоимостью 50 долларов. Это явно не годится в качестве платежной системы. Гениальность биткоина заключается в том, что эта децентрализованная одноранговая сеть (то есть все узлы этой сети равнозначны и равноправны — прим. ТАСС) сама верифицирует транзакцию, — она, а не какой-то посредник, скажем Visa. Как объясняет Франсуа Вельде из Федерального резервного банка Чикаго, «протокол Вitcoin обеспечивает элегантное решение важной проблемы цифровой валюты — то есть как регулировать ее предложение, бороться с подделками и двойными расходами и обеспечить ее безопасную передачу, — не полагаясь при этом на какой-то один орган». Эта инновация потенциально способна в корне трансформировать торговлю и потоки капитала, сделав их намного более быстрыми, простыми и дешевыми. А именно в этом и заключается главная задача денег. Даже Economist, чьи редакционные высказывания о криптовалюте нередко включают в себя термины вроде «битмошенничество», сравнивает биткоин с Napster, одноранговым сервисом для обмена музыкальными файлами, который был закрыт за нарушение авторских прав, но которому, тем не менее, удалось в корне преобразовать музыкальную индустрию.
Здесь самое время четко сформулировать одну тему всей главы. Между системами электронных платежей — механизмами для проведения электронных транзакций с использованием традиционных валют — и новой формой цифровых денег существует принципиальная разница. По всем представленным выше причинам вторые натолкнулись на огромные барьеры. А первые, более дешевые и легкие способы ведения торговли с помощью электронных платежей, неизбежно будут развиваться и двигаться вперед — например, M-Pesa, популярная в Кении платежная система, которая позволяет пользователям переводить деньги посредством мобильных телефонов. С помощью телефонов люди могут покупать разные товары и даже снимать наличные в магазинах и ларьках. M-Pesa снижает потребность в наличных деньгах, что минимизирует карманные кражи. Wall Street Journal пишет: " [Такие транзакции] проводятся пастухами из пыльных деревень провинции Рифт-Валли, велорикшами из оживленного порта Момбаса и предпринимателями технологических фирм из вечно стоящего в пробках Найроби". По результатам одного из исследований, опубликованным Кенийской ассоциацией банкиров, около 60% кенийцев используют сотовые телефоны для осуществления финансовых операций, в то время как только 30% граждан страны прибегают к услугам банков и жалкие 8% пользуются банкоматами. Но не стоит упускать из виду одну очень важную деталь: все транзакции проводятся в кенийских шиллингах.
Можно небезосновательно утверждать, что наличные деньги со временем отомрут или как минимум ими будут пользоваться все меньше и меньше, так как мир все активнее будет переходить на кредитные карты, мобильные телефоны и любые другие технологии, упрощающие покупку рогалика. Мы уже были свидетелями перехода авиа— и других компаний исключительно на электронные формы оплаты. Впрочем, лично я думаю, что некоторый спрос на наличные деньги сохранится — из-за их анонимности и простоты использования при заключении мелких сделок. Что ж, время рассудит. (Вот что никак не умещается у меня голове, так это то, что у нас до сих пор ходят одноцентовые монеты, но это уже тема для другой книги.) Здесь самое время остановиться и напомнить себе о том, что миссия денег — улучшить работу остальной части экономики, что бы мы ни использовали в этом качестве: бумажные доллары, биткоины, каменные раи или рыбные консервы. В этом отношении мы можем дать ряд вполне убедительных прогнозов.
Мы всегда будем нуждаться в стабильной мере стоимости, даже если начнем покупать кофе в Starbucks с помощью телепатии. Обеспеченные государством валюты стран с ответственными центральными банками, в частности доллар США, вот уже на протяжении тридцати лет демонстрируют потрясающе последовательную и предсказуемую покупательную способность. И, рискуя подменить Ирвинга Фишера, я намерен заявить, что поддерживаемые государством валюты в скором времени вытеснены не будут. Конечно, характер денег и транзакций будет меняться — но не наша фундаментальная потребность в стабильной мере стоимости.
Заемщики и кредиторы будут всегда. Характер заимствования и кредитования будет развиваться и меняться. Традиционные банковские операции уже частично вытеснены теневым банкингом. Футуристы заявляют, что интернет приведет к активному развитию равноправного кредитования (так называемых социальных ссуд), в рамках которого заемщики и кредиторы будут находить друг друга в сети, минуя посредников. Очень может быть. И все же, надеюсь, история научила нас тому, что любая система кредитования чревата паникой. Возможно, когда-нибудь заемщики и кредиторы, чтобы обсудить и заключить сделку, вообще будут встречаться в открытом космосе, прилетая на место встречи дешевыми коммерческими рейсами на космических кораблях. Это не имеет значения. Если не изменится человеческая природа, всегда будут обстоятельства, при которых кредиторы захотят немедленно вернуть свои деньги, а заемщики не смогут их в данный момент отдать. Космические путешествия тут ничем не помогут. Здесь понадобится Джимми Стюарт, который отдаст накопленные на медовый месяц наличные сбережения и успокоит запаниковавших вкладчиков. Иными словами, такая ситуация обязательно требует наличия кредитора последней инстанции.
Глобальная экономика по своей природе склонна к разрушению — посредством природных катастроф, технологических изменений, войн, финансовых паник или любых других явлений, которые могут на нас наслать человек и природа. Одним из проверенных инструментов управления этими разрушениями является понижение или повышение цен заимствования денег, то есть процентных ставок. Не стоит забывать о весьма ироничном факте, связанном с появлением биткоина — его создателя Сатоши Накамото отчасти мотивировали гнев и раздражение, вызванные финансовым кризисом 2008 года. Биткоин должен был стать валютой, способной существовать отдельно от банкиров, политиков и руководителей центральных банков. Джошуа Дэвис резюмирует в New Yorker: «Если бы Накамото управлял миром, он бы просто уволил Бена Бернанке, закрыл Европейский центральный банк и прекратил деятельность Western Union». И все же именно ФРС сумела наполнить систему новыми деньгами, помешав усугублению и распространению кризиса. А все послекризисное время покупательная способность доллара остается гораздо стабильнее, чем биткоина. Биткоины поступают в экономику согласно указаниям компьютерного алгоритма, а не потому, что она в них остро нуждается, чтобы затормозить экономический спад или поддержать стабильную стоимость товаров и услуг.
Итак, подытоживаем окончательно.
Будут развиваться способы проведения транзакций, а не наша потребность в стабильной мере стоимости.
Характер кредитования и заимствования будет меняться — но не характер финансовых паник и наша потребность в защите от них.
Наша экономика будет развиваться, но все равно будет подвержена экономическим колебаниям, возможно, даже более резким и дестабилизирующим, вследствие того, что глобальная экономика становится все более взаимосвязанной.
А какое же учреждение координирует все это? Центральный банк. Люди с огромным восторгом и воодушевлением отзываются об очках Google и беспилотных автомобилях, но если серьезно говорить об инновациях, то одна из самых важных задач, которую нам нужно решить для обеспечения экономического роста и стабильности в XXI веке, состоит в улучшении деятельности центральных банков.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео