Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Приморская налоговая объявила «крестовый поход»

начинает очередной виток кампании против дробления бизнеса, самый репрессивный за последние десять лет. Теперь минимизация налоговых издержек путем незаконных схем может вылиться в уголовное дело.
Приморская налоговая объявила «крестовый поход»
Фото: Konkurent.ruKonkurent.ru
Крестовый поход
«По итогам контрольных мероприятий, проводимых налоговыми органами Приморского края, был налажен диалог и достигнуто взаимопонимание относительно изменения схемы организации розничной торговли наиболее крупными торговыми сетями — «Домотехника», «Фреш 25», «Реми», — сообщает пресс-служба УФНС по Приморскому краю. — В результате изменения ретейлерами режимов налогообложения уже в бюджет дополнительно поступило 47,4 млн рублей, а торговые сети избежали применения к ним значительных санкций со стороны налоговых органов».
По оценкам аналитиков, в результате уклонения от уплаты налогов фискальные органы недосчитываются 4–5 трлн руб. ежегодно, включая потери от неформального сектора и различных мошеннических схем. Перед ФНС поставлена задача вывести «уклонистов» из тени, и сегодня на Дальнем Востоке как часть большой системной работы обкатывается судебная практика в отношении налогоплательщиков, применяющих незаконные схемы дробления бизнеса. Положительные решения, подтверждающие неправомерные действия предпринимателей, уже вынесены в судебном порядке. Штрафы зашкаливают за сотни миллионов.
Так, ИП Тян Ки Чель распределял между взаимозависимыми лицами используемые площади с целью непревышения 150 кв. м и применения ЕНВД (сумма доначислений налогов, пени, штрафов составляет 42 млн руб.). ООО «Инотэк» поплатилось за реорганизацию в форме выделения нескольких обществ с целью применения специального налогового режима — упрощенной системы налогообложения. При этом фактически вся финансово-хозяйственная деятельность единолично осуществлялась ООО (сумма доначислений налогов, пени, штрафов составила 144 млн руб.). А на Камчатке пострадало ООО «Автомир» — за деление бизнеса между взаимозависимыми лицами по видам деятельности с целью применения ЕНВД и распределение дохода с целью применения УСНО (сумма доначислений налогов, пени, штрафов превысила 163 млн руб.).
Галина Ткаченко, директор ООО «Центр независимых налоговых экспертиз»: «Налоговики и раньше прекрасно понимали схемы дробления бизнеса в торговых точках, но для того, чтобы выиграть судебный процесс, необходимо правильно проводить проверки, собрать доказательную базу. Камчатка первой среди субъектов ДФО пошла по этому пути. Теперь в судах описаны схемы дробления бизнеса в торговле, налоги доначислены согласно общему режиму налогообложения».
Другая первая ласточка этой набирающей обороты кампании прилетела в Приморье, где, по информации, предоставленной налоговыми органами, один из предпринимателей, используя группу подконтрольных лиц (в которую вошли его родственники и знакомые), осуществлял деятельность в крупном торгово-развлекательном центре по схеме дробления бизнеса. Причем эту схему собственник оформил как передачу в аренду части торговых площадей. Когда выяснилось, что арендаторы являются взаимозависимыми, бенефициар оказался в затруднительном положении.
«Налоговыми органами края совместно с сотрудниками компетентных органов проведены скоординированные мероприятия налогового контроля в отношении всех участников группы, доказана их подконтрольность центральному звену (предпринимателю), который и являлся выгодоприобретателем, получившим налоговую экономию. Суммы налогов, недопоступивших в результате применения предпринимателем схемы дробления бизнеса (составившие боле 80 млн руб.), были вменены ему налоговыми органами в полном объеме, и в настоящий момент производится их взыскание в бюджет», — сообщает УФНС России по Приморскому краю.
Темный субъект
А ведь еще несколько лет назад собственнику бизнеса было трудно представить, что широко распространенная практика минимизации налоговых издержек может вылиться в уголовное дело (собственно, и сегодня далеко не все осознали этот факт). Принцип «разделяй и властвуй» действовал в разных отраслях. Ретейлеры повсеместно дробили торговые площади на участки ИП, так как торговый зал площадью до 150 кв. м позволяет применение единого налога на вмененный доход, а разница в фискальной нагрузке между ЕНВД и НДС (на который переходят собственники либо арендаторы помещений) составляет до 10–12 раз. ЕНВД платится с площади, НДС — с маржинальной прибыли. Грубо говоря, речь идет о том, платить 50 или 500 тыс. руб. налога.
«Например, организация, применяющая общий режим налогообложения, будет уплачивать НДС (ставка 10–18%), налог на прибыль (20%), налог на имущество (2%), тогда как организация, применяющая УСН, будет уплачивать налог в размере всего 6% от суммы полученного дохода или 15% от разницы между доходами и расходами, а такие налоги, как НДС и налог на имущество, уплачиваться не будут, — объяснили в УФНС. — Аналогично и в отношении индивидуальных предпринимателей. При применении общего режима предприниматель будет уплачивать налог на доходы физических лиц по ставке 13%, НДС (ставка 10–18%), налог на имущество (2%). Тогда как «упрощенец» — те же самые 6% или 15%».
Соответственно, собственники предпочитали экономить, но начиная с середины 2000-х гг. фискальный орган стал закручивать гайки. ЕНВД в структуре поступлений налоговых и неналоговых доходов Приморского края в консолидированный бюджет Российской Федерации не составляет и 2%, тогда как на НДС приходится порядка 10% от общей суммы налоговых сборов.
, вице-президент ГК «В-Лазер»: «Мы применяли схемы дробления бизнеса вплоть до 2007 г., потом ФНС ужесточила политику, и во избежание головной боли пришлось перейти на общий режим налогообложения. НДС приносит больше сборов в федеральный бюджет, чем ЕНВД, поэтому понятна логика налоговиков, стягивающих в центр налоговые доходы, чтобы не дать регионам «разгуляться самостоятельно». Но здесь есть и другой момент: ЕНВД хорош для местных властей, поскольку полностью уходит в муниципальный бюджет. Когда в 2006?г. мы перевели на НДС продуктовые сети, буквально через год от налоговой поступило предложение вернуться на ЕНВД в пользу местного бюджета, разумеется, с обещанием оградить «ВЛ Март» от дальнейших преследований. Но мы прекрасно знаем цену обещаниям — завтра приходит другой начальник, и все повторяется, так что через некоторое время на НДС перешел и «В-Лазер».
Сегодня, если говорить о том, что совокупное налогообложение при использовании НДС в 10–12 раз больше, чем при ЕНВД, надо понимать, что искусственное разбиение бизнеса — не просто хлопотное дело, но и очень дорогая в обслуживании схема. Возникают дополнительные рабочие места, дополнительные кассовые аппараты, дополнительные проверки многочисленных ИП и так далее. Вы будете смеяться, но я не раз встречал примеры, когда «оптимизация» налогообложения стоила дороже, чем НДС (если все делать по-простому)».
Неудобный налог
Тем не менее, по словам участников рынка, налог на добавленную стоимость — тоже крайне неудобный и дорогой в администрировании, что порождает массу схем оптимизации налоговой нагрузки. К примеру, в той же продуктовой торговле существует несколько градаций НДС: на молоко и молочную продукцию — 10%, на другие виды товаров — до 18% (с 1 января 2019 г. ставка поднимется до 20%). Пользуясь этой разницей, ретейлер начинает «мухлевать». Например, номинально он отгружает товаров с низким НДС больше, чем с высоким, а в результате проверки выясняется, что реальная картина на складе не соответствует фискальным учетным данным.
В качестве ответного шага государство вводит онлайн-кассы, чтобы сделать товарооборот максимально прозрачным (и заодно прокормить очередных «Ротенбергов»). Расходы ретейлеров растут, инвестиционная привлекательность торговли падает. Фискальное и административное давление за последние 10 лет достигло максимума, утверждают представители отрасли, и во многом именно по этой причине мы наблюдаем тектонические сдвиги на рынке. Буквально за последние два года закрылись «Славянский», «ВЛ Март», «Сфера-маркет», «Три кота», по некоторой информации, на очереди — другие крупные игроки сегмента FMCG.
Сергей Митрофанов: «Если вы посмотрите на статистику арбитражных налоговых споров, то увидите, что подавляющим большинством они связаны именно с НДС. Последние десять лет показатели собираемости налогов прирастают двузначными числами, а как выросли розничные продажи за это время? То есть сложилась ситуация, когда налоговая нагрузка растет на фоне снижения покупательной способности и спада продаж; соответственно, бесконечно это продолжаться не может — пузырь должен лопнуть. И мы отказались от продуктовой розничной торговли, продав все свои сети. Сейчас наш бизнес построен на логистике и девелопменте. Платим налоги «в полный рост» и можем спокойно заявить: «Хорошо, проверяйте, вы не то что на 100, вы и на миллион не найдете ошибок».
Многие участники рынка готовы были бы платить ЕНВД в 2–3 раза больше, лишь бы избавиться от бремени администрирования НДС. Дмитрий Сулеев, руководитель «Реми» и «Экономыча»: «Я вижу решение проблемы в следующем: корректирующий коэффициент ЕНВД устанавливают власти муниципальных образований с целью уменьшения размера налога для тех или иных видов деятельности. И если бы ЕНВД не слишком отличался от других режимов налогообложения, у предпринимателей не было бы такого искушения использовать схемы дробления бизнеса. То есть нужно уравнять формы налоговой нагрузки.
Причем во Владивостоке ЕНВД ниже, чем в Спасске и Находке, хотя, по идее, в городе, где платежеспособный спрос гораздо выше, должно быть наоборот. ЕНВД — это доходы муниципалитета. Было бы разумно урезать субсидии муниципалитетам из федерального бюджета, чтобы они компенсировали эту разницу через повышение единого налога на вмененный доход, а увеличившиеся налоговые сборы использовали для реализации социальных программ. Скажу даже так: при одинаковой налоговой нагрузке предпринимателю выгоднее использовать ЕНВД, потому что он зависит только от торговой площади и существенно сокращает затраты на администрирование».
А что дальше?
, предприниматель, владелец «магазина у дома»: «Я категорически против любого давления госорганов на бизнес, особенно учитывая рыночную ситуацию. У населения нет денег, средний чек продолжает падать, плюс ко всему налоговая начинает преследования. Ведь, даже раздробив бизнес, предприниматель платит налоги, эти схемы появились не вчера, в стране большой кризис, и понятно желание бизнеса сэкономить. Но появляется ЕГАИС, появляется система «Платон», появляются онлайн-кассы, начинается кампания по борьбе с «раздвоением личности» — что будет дальше? Предприятия начнут закрываться, так как заниматься бизнесом им станет нерентабельно.
Мой магазин, например, уже год не приносит никакой прибыли. Причем ЕНВД во Владивостоке я считаю разумным и не вижу никакого смысла его поднимать. Товарооборот в центральной полосе России и на Дальнем Востоке — две большие разницы, условно говоря, авианосец потребляет топлива в сотни раз больше, чем прогулочный катерок. Нужно соблюсти интересы всех участников рынка и сделать разумные налоги».
О том, чтобы пересмотреть систему налогообложения, говорят много и часто. По словам Сергея Митрофанова, ей была задана неверная траектория еще в конце 90-х гг., когда создавался Налоговый кодекс, и стоимость администрирования НДС долгие годы превышала суммы налоговых сборов. Считается, что активное участие в создании НК РФ приняла американская сторона, но в то же время в США применяется другой режим налогообложения — налог с продаж, который считается региональным. Каждый штат самостоятельно устанавливает его ставку в зависимости от экономического положения субъекта. Предложение последовать примеру Америки неоднократно звучало на всех уровнях вертикали, но так и не стало руководством к действию.
Галина Ткаченко: «Более того, с 1 января 2021 г. ЕНВД вообще исключается как режим налогообложения, в виде специальных налоговых режимов, которые могут применяться в торговле, останется только упрощенная система налогообложения и патентная система налогообложения в виде патентов, а патенты для торговли в магазинах и павильонах подразумевают торговые площади до 50 кв. м. Изначально подход к минимизации налогов через дробление бизнеса был дамокловым мечом и не укладывался в правовое поле. Если бы все торговые точки соблюдали законодательство, то сегодня находились бы в едином конкурентном пространстве. Перестраиваться сейчас с ЕНВД на применение общего режима налогообложения — это, конечно, очень сложно, потому что потребуется масса документации: что купили и по какой цене, грамотное ведение налогового и бухгалтерского учета означает большие дополнительные затраты, к тому же вырастет сама налоговая нагрузка. Я могу понять собственников, которые оказались в крайне затруднительном положении, но другого выхода у них нет, потому что скоро ЕНВД не будет вовсе».
Сегодня схемы дробления бизнеса могут позволить себе преимущественно те, кто обладает административным ресурсом. «Достаточно сделать покупку в торговой сети и взглянуть на чек. Что там написано — ООО или ИП? Если ИП, значит, бизнес разбит. Зайдите в эту же сеть на другой день, и в чеке будет фамилия нового ипэшника. Так вы постепенно сможете узнать, сколько номинальных ИП участвуют в схеме дробления торгового зала или товарооборота. Очень вероятно, что владельцем магазина окажется непростой человек. Или возьмем другой пример «коррупционной вмененки»: автопредприятие, чей парк составляет до десяти грузовиков, может применять ЕНВД. Если оно зарегистрировано во Владивостоке, коэффициент по ЕНВД будет 100%, а если в селе Михайловка — значительно ниже. Разумеется, все сразу стали регистрировать бизнес в сельской области, разбивая его на маленькие предприятия по десять автомобилей. И как вы думаете, кому до сих пор позволяют это делать? Опять же сильные мира сего содержат автоотряды. И здесь мы приходим к очень важному моменту: требуется разумная система, которая мотивирует людей на то, чтобы работать в условиях справедливой конкуренции, а мы пока еще живем в условиях державного капитализма», — отметил один из собеседников «К».
Начало положено
Галина Ткаченко: «Системная работа, которую проводят налоговые органы, полностью укладывается в политику федерального центра. Сейчас, например, депутаты говорят о том, чтобы запретить применять ЕНВД тем, кто занимается реализацией алкоголя. Вспомните, какой резонанс вызвало введение чипирования для определенных видов товаров. А когда благодаря чипированию стали выплывать на свет фактические объемы выручки предприятий, для которых эта процедура стала обязательной, выяснилось, что они в двадцать раз больше тех цифр, что раньше фигурировали в бухгалтерской отчетности. И борьба с дроблением бизнеса относится сюда же. Причем, я думаю, в скором времени мы увидим и другие судебные процессы.
Первые случаи касаются ретейла. Но дробление бизнеса связывается налоговиками также с организацией новых хозяйствующих субъектов, которые работают по договорам предыдущего ИП или ООО для применения упрощенной системы налогообложения, то есть «доработались» до 150 млн — пора переходить на общий режим, и вдруг возникает новый субъект, который занимается тем же видом деятельности и, более того, по договорам своего предшественника. На уровне Федерации уже есть прецеденты судебных дел, связанные с такими схемами; стоит ожидать, что они появятся и на Дальнем Востоке».
комментарий Алексей Дешпет, руководитель промышленного комитета приморского : «Необходимо более четко обозначить, что является дроблением бизнеса. Хозяйствующие субъекты с одними и теми же учредителями могут быть зарегистрированы по одному и тому же адресу, но их сфера деятельности будет абсолютно разной, допустим, производство, проектирование и строительство. То есть налоговая может посчитать, что при наличии одних и тех же учредителей и одного и того же адреса деятельность субъектов является взаимосвязанной, а на самом деле это не так. Существует практика выделения из состава больших холдингов подразделений в отдельные виды бизнеса, например, транспортного. Но, на мой взгляд, это не является нарушением, если, конечно, услуги оказываются другой компанией.
На сегодняшний день у налоговой достаточно широкий спектр понятий, по которым она определяет взаимозависимые компании. И то, что происходит сейчас, называется «перегнуть палку». Бизнес выживет, но перепишет ценник, а в итоге пострадает потребитель».