Ещё

«Того и гляди рухнет». Какие квартиры выделяют новосибирским сиротам 

МОСКВА, 26 дек — РИА Новости, Александр Чернышев. Крысы в межкомнатных перегородках, провалившийся пол, сквозные трещины — такую квартиру получила сирота Мария Юрченко из Новосибирской области. После того как одна из стен обвалилась, вместо помощи с ремонтом девушка получила от райадминистрации иск за незаконную перепланировку. Сейчас Юрченко живет в квартире мужа. Похожая история — еще у 21 сироты в том же Чановском районе: им дали жилье в двухэтажке в селе Земляная Заимка. Дом разваливается на глазах, однако признавать аварийным его не спешат. Ни одна из семей там не проживает.
Гниль, грибок, крысы
Мария росла без родителей, под опекой тети. В 16 лет она вышла замуж и перебралась в поселок Чаны Новосибирской области в квартиру к супругу — тоже сироте. Еще через два года, в июле 2017-го, органы опеки выделили ей собственное жилье в том же поселке. «Приехали, осмотрели помещение. С виду все выглядело прилично, к тому же мы торопились с переездом. Поэтому быстро подписали все бумаги и въехали», — рассказывает РИА Новости Мария Юрченко.
Поспешили зря: при более детальном изучении квартира оказалась далеко не лучшей. «Из-за сырости белье приходилось сушить на окне даже летом. На потолке, стенах и окнах — грибок и плесень. Пол гнилой: дочка однажды в него провалилась ножкой, хорошо, что сильно не травмировалась. Межкомнатные перегородки шатались от одного прикосновения, а внутри бегали тараканы и мыши. Поэтому к сентябрю мы вновь поселились у мужа», — вспоминает мать двоих детей.
В январе 2018-го супруги задумали ремонт в новой квартире: «Убрав слой гипсокартона, обнаружили, что стены сделаны из шпаклевки и деревянных реек. По ним шли трещины. За ночь нижняя часть одной из стен просто упала. Пришлось убрать и верхнюю, чтобы никого не придавило, если рухнет».
Возмущенная качеством жилья, Мария обратилась в областное Министерство труда и соцразвития. Ведомство спустило в районную администрацию распоряжение создать комиссию и осмотреть квартиру. «В итоге комиссия сделала крайней меня саму: сочла снос полуразрушенной стены самовольной перепланировкой, которая по договору не допускается. Потребовали немедленно провести восстановительные работы за свой счет. Только вот стену ставить было некуда — пол ведь тоже сгнил. Сама ничего восстанавливать не стала», — рассказывает Юрченко.
Она не согласилась с решением комиссии и написала жалобу на местную администрацию в районную прокуратуру. Однако там нарушений не нашли. «Вы не уведомляли собственника квартиры — администрацию Чановского района — об имеющихся недостатках и самостоятельно провели перепланировку квартиры, разрушив две стены, чем нарушили условия договора найма. Оснований для принятия мер прокурорского реагирования в отношении администрации Чановского района нет», — говорится в ответе на жалобу за подписью представителя надзорного ведомства Сергея Федосихина (копия документа есть в распоряжении РИА Новости).
Новый на бумаге, старый по факту
Девушка не сдалась и вновь написала в профильное министерство: на сей раз пожаловалась на гнилой пол и сквозную трещину в ванной. «Снова собрали комиссию. Она обязала бывшего собственника, у которого администрация купила квартиру, устранить нарушения до конца мая. Однако он так ничего и не починил. А в ноябре администрация подала на меня в суд — из-за того что я не восстановила рухнувшую стену», — поясняет собеседница агентства.
В поисках поддержки Мария обратилась в межрегиональную общественную организацию защиты прав потребителей «Гражданский патруль». Те написали губернатору Новосибирской области Андрею Травникову и подключили журналистов. Благодаря резонансу Министерство труда и соцразвития сформировало третью комиссию. На этот раз в нее вошли не только представители райадминистрации, но и специалисты Минтруда, инспекции государственного строительного надзора и государственной жилищной инспекции.
По результатам осмотра квартиры Юрченко в «Гражданский патруль» пришел ответ от губернатора: «В адрес главы Чановского района Новосибирской области 19 декабря направлено предписание по устранению выявленных нарушений. Его исполнение находится на контроле в Министерстве труда и соцразвития области» (копия есть у редакции).
Как говорит сама Юрченко (ее слова подтверждают активисты «Гражданского патруля»), помимо скрытых дефектов, бывший хозяин просто обманул чиновников и «омолодил» дом на 12 лет. «Прописал в документах на квартиру 1981-й год застройки, хотя на самом деле дом построен в 1969-м. Кроме того, специалисты указали, что отвечать за рухнувшую стену должна не я, а бывший хозяин. Сейчас намерена расторгнуть договор с администрацией: вернуть им ключи от квартиры и снова встать в очередь на жилье. Надеюсь, дадут что-то поприличнее », — вздыхает Мария.
Ситуацией уже заинтересовался Следственный комитет. «Продолжаем проверку по факту предоставления администрацией Чановского района Марии Юрченко квартиры в аварийном состоянии. Есть признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ: „Халатность“. Дадим оценку действиям должностных лиц, ответственных за работу в области опеки и попечительства. По результатам примем процессуальное решение», — сообщили в пресс-службе ведомства.
На очередном судебном заседании 24 декабря администрация Чановского района приостановила исковое заявление к Юрченко. «В дальнейшем намерены его отозвать. Вины Марии здесь нет. Дальше будем судиться с продавцом квартиры. Что касается расторжения договора с Юрченко, мы не возражаем, однако необходимо изучить вопрос с юридической точки зрения и правильно оформить процедуру», — отметил в беседе с РИА Новости глава Чановского района Виктор Губер.
Заселили сирот, не проживает ни один
Ситуация Юрченко — не уникальная. С 2011 года ее старшая сестра Александра Кузнецова пытается доказать чиновникам, что проживать в квартире, которую ей предоставили, невозможно. «В селе Земляная Заимка сиротам выделили двадцать одну квартиру. Я тогда выучилась на фельдшера: опека убеждала, что в селе как раз есть вакансия. Согласилась переехать только с этим условием — до райцентра двадцать километров, другой работы нет», — вспоминает в разговоре с корреспондентом РИА Новости Кузнецова. Однако на деле вышло по-другому.
"Когда переехали, я связалась с местным фельдшерским пунктом. Однако главврач сообщил, что вакансий у них нет и не предвидится: фельдшер только прошла курс повышения квалификации и увольняться не собирается. Еще и дом стал разваливаться на глазах: по стенам поползли трещины, квартиру несколько раз затапливало по колено. У остальных сирот та же ситуация: ни работы, ни нормальных условий — водонагреватели и электроплиты поставить тоже забыли. Постепенно все, кроме одной девушки, разъехались. У той ребенок-инвалид, они жили на его пенсию. Но год назад уехала и она", — рассказывает Александра.
Она, как и младшая сестра, решила воевать с чиновниками. Сначала написала в прокуратуру. Там установили: за ремонт дома не отвечает никто. «Администрация сельсовета не проводила конкурс по отбору управляющей организации, поэтому дом никем не обслуживается. Текущий ремонт мест общего пользования не осуществляется, что и приводит к разрушению. Главе Землянозаимского сельсовета вынесено представление об устранении нарушений законодательства в сфере ЖКХ», — говорится в ответе на обращение Кузнецовой от 16 января 2018 года.
Замкнутый круг
Однако по существу дело с места не сдвинулось: дом не ремонтировали, а Кузнецова с ребенком так и снимала жилье в Новосибирске. Тогда в июле 2018-го Александра написала письмо в администрацию президента. Оттуда его переадресовали в правительство области. Те, в свою очередь, — региональному Министерству ЖКХ. В ведомстве пояснили: чтобы расселить жильцов в другой дом, этот должен быть признан аварийным.
Для этого нужно собрать немаленький пакет документов. Ключевой — экспертное заключение правомочной организации стоимостью 65 тысяч рублей. Как следует из письма главы администрации Землянозаимского сельсовета Евгения Фаста, такую экспертизу они заказали. Однако 12 из 21 квартир приватизированы, а значит, их жильцы сами должны оплатить услугу. «Собственникам квартир направлены письма о необходимости сбора средств. Заключение будет выдано только после оплаты всеми необходимой суммы. Тогда назначим заседание жилищной комиссии по вопросу аварийности дома», — объяснил Фаст.
Вот только эти письма, по словам Александры, никто не увидит: ведь по адресам, на которые их направили, никто не проживает.
В то же время Евгений Фаст заверил РИА Новости, что с жильем все в порядке. «Здание неаварийное. Это подтвердил и специалист государственной жилищной инспекции, и региональная комиссия (та самая, которая побывала у Марии Юрченко 10 декабря. — Прим. ред.). Квартиру Кузнецовой тоже осматривали: ни одной трещины, тепло, сухо, никаких червяков не нашли. Сироты в доме сейчас, действительно, не живут, однако по личным причинам: кто-то вышел замуж, кто-то подыскал работу в другом месте, третьи приватизировали и продали жилье. Семьи учителей, проживающие в доме, не жалуются», — рапортует глава сельсовета.
Впрочем, слова чиновника расходятся с мнением общественников. «Фаст сам со шпателем бегал, замазывал трещины перед приездом комиссии — все сельчане смеялись. Я лично был в этом доме: он в любой момент может рухнуть. Трещины прямо под несущими балками, на которых стоит второй этаж. Балконы того гляди упадут: между ними и стеной трещина в несколько сантиметров. В квартире Кузнецовой сыро, линолеум гниет. Поймите, из двадцати сирот тут не живет ни один. Наверное, не просто так. Учителя молчат, потому что не хотят лишиться работы», — сообщил корреспонденту РИА Новости Армен Аракелов из «Гражданского патруля».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео