Ещё

«Детский шантаж Цивилева». Губернатор Кузбасса «продал» «Юрмаш» УГМК без ведома Чемезова? 

Фото: РИА "ФедералПресс"
«У завода большие проблемы»
Интересно, что вопрос на отчетной конференции не был посвящен проблемам «Юргинского машиностроительного завода». Губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев, говоря о моногородах, неожиданно затронул тему Юрги и тамошней котельной, которая как раз входит в состав «Юрмаша».
«У этого завода очень большие проблемы с загруженностью и с долгами, очень большие долги за газ перед «Газпромом», за уголь — перед поставщиками на котельную, и эта ситуация лихорадилась. Как только я пришел заместителем по промышленности, «Юргинский машиностроительный» сразу попал в сферу моей компетенции, я поставил задачу разработать финансовый план оздоровления, это было начало марта. Его до сих пор нет. И летом прошлого года мы приняли решение искать другого собственника на «Юрмаш», — рассказал Цивилев.
По его словам, администрация Кемеровской области «приступила к серьезным переговорам» между АО «Научно-производственная корпорация „Уралвагонзавод“ и ООО „УГМК-Холдинг“. „На сегодня сделка находится в финальной стадии и в ближайшее время будет закрыта. Владельцем „Юрмаша“ с котельной станут структуры „УГМК-Холдинга“, — пояснил губернатор Кузбасса.
В „УГМК-Холдинге“ в ответ на запрос корреспондента „ФедералПресс“ о сделке с УВЗ от комментариев воздержались.
“Воздержимся от любых комментариев», — заявила заместитель руководителя пресс-службы УГМК Нина Пелевина.
Представитель «Уралвагонзавода», в свою очередь, в разговоре с корреспондентом «ФедералПресс» заметил, что «по правилам хорошего тона сначала спрашивают выгодополучателя, а потом всех остальных».
«Если они воздерживаются, то и мы займем аналогичную позицию», — уточнил представитель компании.
Не смогли прояснить ситуацию с продажей актива и в профсоюзе «Юрмаша». «Не могу прокомментировать, что происходит на заводе. Да, определенные слухи о смене собственника ходят, но они ничем не подтверждаются. Официально слышал только от губернатора. Однако никакой конкретики никто не знает», — рассказал «ФедералПресс» представитель профсоюзной ячейки «Юрмаша».
О том, что «слухи ходят», в своем комментарии упомянул и эксперт ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев. «Собственно, у нас нет никакой официальной информации. Конечно, причин могут быть сотни: это и смена приоритетов в части ведения бизнеса, и попытки рассчитаться с повышенной долговой нагрузкой, и какие-то внутренние причины, все что угодно. Но, смотрите, сделку вообще ничего не предвещало — не было крупных судебных исков к „Юрмашу“ по банкротству, ни претензий по большой задолженности, ни информации, что бенефициары готовы поменять свои интересы. Вообще ничего не звучало. Поэтому мы не можем множить слухи, а гадать на кофейной гуще — дело неблагодарное», — подытожил эксперт.
Возможная смена собственника, если таковая действительно происходит, согласуется со стратегией социально-экономического развития, которую Цивилев презентовал осенью прошлого года. Замдиректора Института политики и технологий Михаил Большов связал заявление с «многолетним негативным бэкграундом „Юрмаша“ и „Стратегией 2035“.
»Во время избирательной кампании Цивилев говорил о стратегии социально-экономического развития Кузбасса. И чем это не пример ее исполнения? Если ему удастся решить вопрос с этим моногородом, в регионе на одну точку напряжения станет меньше», — уверен Большов.
Долги и «нервная обстановка»
Зачем «Уралвагонзаводу» продавать «Юрмаш»? По мнению ведущего аналитика агентства Amarkets Артема Деева, УВЗ стремится избавиться от «непрофильных активов, чтобы сосредоточиться, среди прочего, на выпуске военной продукции и снизить высокую долговую нагрузку». Что касается УГМК, то Деев видит покупку как «политически правильный ход».
«Принадлежащий акционерам УГМК «Трансмашхолдинг» — крупнейший в России поставщик вагонов для метро и РЖД. При таких гигантских объемах госзаказа вполне реально загрузить «Юрмаш» и выправить его финансовое положение. Это позитивно и с политической точки зрения, поскольку за счет госзаказов будут загружаться российские компании. То есть для ТМХ это будет профильная покупка», — пояснил аналитик.
Его предположение косвенно подтверждается не самым стабильным финансовым положением «Юрмаша». Согласно данным из базы «СПАРК-Интерфакса», кредиторская задолженность с 2013 по 2017 год выросла более чем в два раза — с 2,3 до 4,8 миллиарда рублей. Непокрытый убыток в 2017 году составил 5 миллиардов рублей. При этом высока и дебиторская задолженность — 1,3 миллиарда рублей.
Финансовые проблемы отзываются на самом предприятии. Как рассказал «ФедералПресс» один из сотрудников «Юрмаша», пожелавший остаться неназванным, на заводе по 2–3 месяца задерживают заработную плату и массово увольняют рабочих предпенсионного возраста. «Пытались проводить реструктуризацию, обособить машиностроение и металлургическое направление, реанимировать контакты и отношения с заказчиками. При этом УВЗ проводит постоянные проверки на профпригодность и технику безопасности. Все это создает нервную обстановку», — рассказал сотрудник «Юрмаша».
Проблемы «Юрмаша», по словам инсайдера, распространились и на непрофильный актив — котельную: «В нынешнюю зиму вошли с шестью котлами, без какого-либо резерва. Оборудование ТЭЦ настолько изношенное, что может выдавать только 60–70% мощности. Если попытаться дать полную мощность, то все оборудование повылетает. УВЗ проводил только косметические ремонты. В результате Юрга мерзнет»
С другой стороны, в начале сентября прошлого года гендиректор «Юрмаша» Анатолий Лазарев в интервью Юргинской телерадиокомпании рассказывал, что УВЗ выделил корпоративный заем на ремонт первого и шестого котла ТЭЦ, при этом отмечая, что «оборудование сильно убитое». «Ошибки прежнего руководства и дискриминационная тарифная политика привели к тому, что ТЭЦ не хватает денег для закрытия издержек. Ремонт идет в авральном режиме, у нас топливное снабжение, ресурсами завода не можем перекрыть, сейчас завозим уголь, подстрахуемся газом, ситуация сложная», — говорил Лазарев.
«Вы понимаете вес «Ростеха» и вес УГМК?»
Вообще из интервью Лазарева «Юрмаш» хоть и выглядит проблемным активом, но не безнадежным. «Мы ищем новые ниши, восстановили производство масло-жирового оборудования, модернизировали его. Хотим вернуться на грузоподъемную технику. По поручению главы региона мы вошли в кооперацию с машиностроительными предприятиями Кузбасса, такими как „Объединенные машиностроительные технологии“ и „Анжеромаш“ и готовимся к участию в тендере на поставку механизированного комплекса в компанию „Колмар“. Мы объединили свои усилия, создали проектный офис, перспектива есть», — рассказывал гендиректор «Юрмаша».
Лазарев также упоминал и «широкий взгляд на разные сферы и рынки, чтобы диверсифицироваться». Конкретно, генеральный директор завода говорил о «возвращении в гособоронзаказ».
«Перспективы очень серьезные, были включены в реестр оборонно-промышленного комплекса. Готовимся войти в реестр стратегических предприятий, наши вопросы вынесены в военно-промышленную комиссию РФ. При этом мы сохраняем все свои прежние компетенции, у нас полный цикл создания горношахтного оборудования», — отмечал Лазарев.
Судя по этой информации, «Юрмаш» при всех своих проблемах пытается нащупать верный путь развития и идет неким заранее продуманным курсом, что вступает в противоречие со словами губернатора Цивилева об отсутствии финансового плана оздоровления. Тогда можно предположить, что выступление главы региона было попыткой давления на руководство завода и собственников, чтобы те решили проблему с подачей тепла и выплатой задолженности по заработной плате.
К такому выводу пришла и директор региональных программ Независимого института социальных исследований Наталья Зубаревич. Она уверена, что губернатор Кемеровской области «пытается давать сигналы теми доступными способами, которые считает приемлемыми». «Потому что в случае проблем с подачей тепла отвечать будет Цивилев — все шишки упадут на губернатора, а не на УВЗ», — объяснила эксперт.
В этом свете Зубаревич крайне скептично относится к продаже «Юрмаша»: «Если глава „Ростеха“ Сергей Чемезов не захочет отдать „Юрмаш“, то никакая УГМК его не получит. Вы понимаете вес „Ростеха“ и вес УГМК? Да, Махмудов и Козицын — неплохие ребята, но с Чемезовым они не будут бодаться в любом случае. И потом, в чем выгода УГМК, если она будет как кризис-менеджер? Если УГМК интересно перепрофилирование, то не понимаю, для чего? У них собран пакет заводов „Трансмашхолинга“ и локомотивостроение и вагоностроение, у них хороший альянс с РЖД, зачем им лежачий завод в Сибири?».
По мнению эксперта, корпорация «Ростех» «особо не скидывает активы». «Там 600 с лишним предприятий, и немало в плохом финансовом состоянии. Чтобы Чемезов что-то отдавал — я о таком не знаю. Поэтому расцениваю заявление Цивилева как игры и детский шантаж в отношении УВЗ, потому что где Цивилев и где структуры Чемезова? Это очень несерьезно», — констатировала Наталья Зубаревич.
«Авансы и пряники»
В случае, если продажа «Юрмаша» состоится и новым владельцем станут структуры УГМК, то в Юрге не исключен «уральский» вариант развития событий. Речь идет о механизмах сращивания бизнеса и власти, когда руководителями городских администраций и депутатами гордум становятся бывшие работники УГМК. Так, например, обстоят дела в Верхней Пышме. Сильны позиции структур Козицына и Махмудова в Кировграде и Красноуральске, где находятся производственные мощности медников.
Однако Кузбасс — это не Свердловская область, чтобы говорить о непременной замене действующего главы Юрги Сергея Попова на некоего малопонятного «варяга» с Урала или из «Кузбассразрезугля» (КРУ), местной «дочки» «УГМК-Холдинга». Более того, недавнее присвоение председателю совета директоров КРУ Андрею Бокареву звания почетного гражданина Кемеровской области — чуть ли не первый публичный реверанс от Сергея Цивилева к «УГМК-Холдингу». И при этом все равно не совсем ясно, что это — приглашение к новой фазе диалога или подтверждение уже имеющихся заслуг? Потому что те социальные обязательства, которые в прошлом году выполнил КРУ, были взяты еще во времена Амана Тулеева. Как строительство 17-километрового участка Бачатский — Старобачаты в течение двух лет. Да и формулировка награждения Бокарева «за большой личный вклад в развитие угольной промышленности Кузбасса» также свидетельствует о «делах минувших дней».
Бытует мнение, что награждение Бокарева, скорее, явилось представлением олигарха широкой общественности, потому и были подобраны такие формулировки, как «большой личный вклад» и «активная государственная позиция». «Если сделка по „Юрмашу“ действительно состоится, то награду можно рассматривать как аванс, чтобы человек проникся ситуацией и ощущал свою востребованность на уровне политического истеблишмента Кемеровской области. Тогда завод станет не более чем дополнительным социальным обязательством, которое необходимо будет тянуть за очень весомые финансовые и экономические пряники», — поделился мнением директор экспертного фонда «Сибирская политика» Игорь Украинцев.
Пример «социальных обязательств» — деятельность УГМК в Новохоперском районе Воронежской области, где уральскому бизнесу дали лицензию на разработку никелевого месторождения. Строительство горно-обогатительного комбината намечено на 2021 год, пока же медники всеми силами стараются загладить свою прежнюю конфронтацию с экологами и общественниками, которая тянулась почти семь лет, активно вкладываясь в социальную политику и выделяя транши на развитие районных территорий. Но все же одно дело — это никель, а другое — предприятие, которому нужны миллиардные инвестиции для оздоровления. И «мохнатую руку» Цивилева сюда тоже не подсоединишь — даже в упомянутом Лазаревым тендере, который проводил «Колмар», «Юрмашу» не удалось победить, — об этом сообщили «ФедералПресс» в пресс-службе угольной компании. Вполне возможно, что губернатор Кузбасса, действительно, отчаянно блефует и пытается выдать желаемое за действительное, иначе бы его реверансы в сторону «УГМК-Холдинга», по мнению наблюдателей, были гораздо материальнее.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео