Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Самарский благотворительный аукцион выявил самых щедрых бизнесменов

Фуршет отдельно от аукциона
Самарский благотворительный аукцион выявил самых щедрых бизнесменов
Фото: Волга НьюсВолга Ньюс
Начало аукциона было запланировано на 19:00. В 18:30 в Мраморный зал гости уже заходили под выступление хора самарской духовной семинарии.
По сравнению с прошлым годом, когда акция проходила в Театре оперы и балета, гостей было как будто бы больше. Длинная анфилада стульев в несколько рядов тянулась через весь зал. Можно сказать, что было тесно, но это радовало, такое количество людей намекало, что благотворительный фонд "Радость" соберет много денег и торги за картины будут серьезными.
Однако привычки самарских бизнесменов не изменились, поэтому картины уходили, как правило, по первой цене, лишь несколько лотов вызвали какое-то оживление среди публики.
К семи часам гости еще подтягивались, а организаторы все приставляли и приставляли стулья. Кто хоть раз был на большом концерте в Художественном музее знает его коварство — если ты не займешь место в первых пяти рядах выстроенного "партера", то ты точно не увидишь происходящего на импровизированной сцене. Поэтому "галерка" могла лишь воображать, что там происходит — какие картины представляют и кто готов за них побороться.
Но это маленький минус организации аукциона в Художественном, сотрудники которого постарались свести к минимуму любые неудобства публики. Во-первых, отделили фуршетный зал от основного, и в этот раз во время торгов никто не жевал, выдали каждому гостю буклет, где можно было спокойно посмотреть все работы и отслеживать продажи по номерам лотов.
А если кто-то совсем заскучал, то стоило только повернуть голову и полюбоваться выставкой " и современники". Правда, остается только догадываться как отразилось такое соседство выставки с лотами, представленными на выставке.
Все аукционные картины экспонировались в музейном фойе на втором этаже, поэтому к началу торгов покупатели уже более-менее определились за что будут биться. Интриги практически не оставалось.
При поддержке правительства и с Божьей помощью
После божественного хора самарской духовной семинарии, чтобы совсем очаровать гостей, выпустили малышей из Ансамбля русской песни "Родничок". Конечно, звучали и оды гостям от ведущего, растекшегося фразами "что в зале собрались люди, которые знают, что такое милосердие не только на словах, и, которые претворяют значение этого слова в жизнь каждый день".
После духовного хора, ансамбля малышей и столь лестных комплиментов самарским бизнесменам нужно было срочно выносить лоты, тогда, может быть, на этой светлой ноте и торги пошли бы с иными суммами, но на сцену вышла председатель попечительского совета фонда "Радость" и сразу всех удивила.
Первый острый момент ее речи — про то, что публика, которая участвует в аукционе меняется, — вызвал ироничные замечания. Второй — что она хотела бы снять с себя обязанности попечительства, но передать их некому — сорвал аплодисменты. И третий — что помогать другим могут только успешные люди, — вызвал лишь недоумение, но не у многих, все-таки нужно учитывать, что большинство гостей пока еще зарабатывающие бизнесмены.
Сразу за госпожой Артяковой на сцену вышел вице-губернатор Самарской области и быстро обогнул острые углы речи предыдущего оратора. Он резюмировал, что бизнес-публика на самарских аукционах не меняется, несмотря ни на какие политические изменения в регионе, и что Татьяну Артякову с должности председателя попечительского совета фонда точно никуда не отпустят, ведь есть планы по проведению аукциона в 2020 и в 2021 году как минимум.
Затем прозвучала патриотическая песня про Самарский край от в небесно-голубом платье. И после речи отца Алексия, с Божьей помощью, аукцион был открыт.
Самарские бизнес-рыцари
Вести аукцион приехал светский лев и адвокат, известный в первую очередь по самым резонансным делам в российском шоу-бизнесе, харизматичный . Если с его стороны это не был благотворительный жест, то интересно удалось ли всем аукционом окупить его работу в Самаре?
Аукцион начался с нулевого лота. С живописной работы "Волшебная история" директора Художественного музея Аллы Шахматовой, написанной специально к VII Самарскому рождественскому аукциону. Натюрморт с ярким цветочным букетом, бокалом вина и приютившимся снегирьком, был предложен за 2 тыс. рублей. Начались достаточно активные торги, и цена картины возросла в 27 раз, и это самый головокружительный вираж в этот вечер. Работу приобрели за 55 тыс. рублей.
Начало было столь многообещающим, но уже следующий первый лот расставил все по своим местам, и напомнил, что Самара город изначально купеческий и никто просто так тратить деньги здесь не будет.
Серьги Samovarchik из коллекции ювелирного патриота были сняты с аукциона, так как никто не решился отдать за них даже начальные 100 тыс. рублей. Второй лот серьги из коллекции аксессуаров одного из самых знаменитых российских дизайнеров со скрипом ушел за первую цену — 70 тыс. рублей. Блюдо "Театр Комеди Франсез" от Boutique Les Cadeaux купили за скромные 40 тыс. рублей.
А вот дальше могло быть неловко. На аукцион выставлялся клатч из коллекции самого Александра Добровинского Alexander Do за рекордный 225 тыс. рублей. В зале повисла тишина, с последних рядов даже раздался подавленный смешок. Но в этот вечер было несколько бизнесменов-рыцарей, которые в такие моменты брали огонь на себя, и покупали все подряд, видимо, действительно задавшись целью благотворительности. Лот был продан, Добровинский улыбался. Дальше все обещало быть проще — начались картины.
Французские пейзажи против натюрмортов и белокаменных церквей
В этом году, наверное, половина картин была посвящена Франции. Виды на Сан-Мало, Ле Бурбуль, Монсоро, Сант-Со и прочее уходили в дома самарских бизнесменов за какие-то 25 - 40 тыс. рублей.
Русские пестрые букеты и патриотичные пейзажи с белыми церквями продавались не ниже этой планки, даже становясь предметами ленивых торгов, и уходили на пять тысяч выше первой ставки.
Запомнилась девушка в белом платье с леопардовым рисунком, которая периодически рядом вздыхала над различными живописными букетами — "красиво".
Не обошлось и без ярких жестов. Например, картина Елены Макеевой "19 сентября" вызвала нешуточные торги — с 30 тыс. до 55 тыс., пока один из самарских купцов не выкрикнул сразу 100 тыс. руб., чем и вызвал аплодисменты публики. Красивые жесты на благотворительных аукционах выглядят не только эффектно, но и благородно.
"Первый снег", "Церквушка", "Монастырь на Волге", "Торговые ряды в Суздале" уходили с первой цены в 40 тыс. руб. или прибавляли максимум еще 10 тыс. сверху.
25-й лот, который был выбран основным для оформления всех баннеров и буклетов аукциона, сумел увеличить начальную сумму практически в четыре раза. Картина "Наташа" с ангелоподобной девочкой со свечей Натальи Чибриковой после долгих торгов ушла к владельцу за 150 тыс. рублей.
Но были и немного грустные моменты. Так, работа Анны Сливковой "Для любимой" была продана за начальную ставку в 50 тыс. рублей. Даже директор музея Алла Шахматова, которая стояла рядом, тихо взгрустнула и начала говорить собеседнику, что Сливкова очень талантливая художница, и работа просто чудесная, и что очень обидно ее отдавать за такую цену.
Дальше снова были французские образы в картинах "Пляж на Ла-Манше", "Форт острова Сант-Бе", "Ле Мон-Сен-Мишель", "Над рекой Луары". Все это заставило Добровинского даже пошутить, что Самаре пора уже породниться с каким-либо французским городом, раз столько работ на эту тему выставлено на аукционе. Хотя, вполне возможно, просто недавно был официальный массовый выезд членов "Союза художников России" во Францию, и как результат, превалирующая тематика на самарском благотворительном аукционе.
Самые дорогие лоты, когда все разошлись
Среди всех картин была лишь одна кардинально отличная от остальных. Сюрреалистические образы из работы "Там, где рождаются сны" так очаровали двух дам, что на аукционе вспыхнула настоящая борьба, позволившая поднять цену картины с 70 тыс. руб. до 260 тыс. рублей.
При этом когда ценник уже перешел за 200, стало понятно, что обладать этой картиной — дело принципа. И буквально со скрипом души поднимались таблички, увеличивая цену "снов". Надо сказать, что к этому времени, а уже было за восемь, зал наполовину опустел. Остались лишь те, кто ждал "свой" лот. Остальные расположились в фуршетном зале или просто уехали по домам. А первоначальный ценник работ все возрастал.
За "Осенний натюрморт" Александра Шуринова просили уже 70 тыс. руб., а за "Рыжую осень" Игоря Дония уже 100 тыс. рублей. Дело шло к работам самого дорого самарского художника Александра Баканова. А пока уже вторая картина, предоставленная губернатором Самарской области, уходила за первоначальную ставку.
В этом году Александр Баканов немного смягчил ценовую политику и просил за свои работы не миллион рублей как в прошлом, а всего лишь 400 тыс. рублей. Но сравнение тут, конечно, неуместно, так как работы были совсем разные. На две картины по 400 тыс. руб. "Ночь на Волге. Пристань" и "Осень" нашлись свои бизнесмены-рыцари, и конкуренцию им, внезапно, никто не составил.
Простые и чудесные люди
Итого, в этом году фонд "Радость" собрал примерно такую же сумму как и в прошлом, около 3,5 млн рублей. За аукционной частью подразумевался еще какой-то официальный момент, но после фуршета все уже забирали свои покупки и уезжали.
В фуршетном зале, где разливали шампанское и водку, произошел интересный разговор. Один из бизнесменов рассказывал своему знакомому, что он ходит на аукцион с самого его основания, с 2011 года, и у него уже скопилось около 30 картин, что ему удалось познакомиться и с такими чудесными людьми, как Татьяна Артякова и Алла Шахматова. И он искренне удивлялся, что они такие простые в общении и чудесные люди. Его друг подтверждал кивком головы каждое слово.
Аукцион завершился. Теперь все эти 46 картин будут передариваться на юбилеи, висеть в коридорах и на кухнях самарской бизнес-элиты, уезжать в загородные дома, или просто храниться в темных комнатах. Хотя, конечно, многие работы на аукционе были интересны.
Самое главное, что фонд "Радость" сможет продолжать активную помощь детям, нуждающимся в поддержке.