Ещё

Дрязги, пени, неустойки. Промышленно-металлургический холдинг вязнет в трясине исков и разбирательств 

Фото: РИА "ФедералПресс"
Судиться — занятие неблагодарное
В арбитражном суде Липецкой области рассматривается иск завода «Стальнофф» к комбинату «Тулачермет-Сталь», возводимому на протяжении многих лет Промышленно-металлургическим холдингом (ПМХ): он требует взыскать с комбината задолженность в размере 259,162 тыс. рублей.
Завод «Стальнофф» (как следует из информации с его сайта) производит профнастил, сэндвич-панели, металлические сайдинг и штакетник, металлочерепицу и др. По всей видимости, он поставил свою продукцию для «Тулачермет-Стали», та не расплатилась в срок, предусмотренный договором.
Обращает на себя внимание сравнительно скромная величина задолженности — 259,162 тыс. рублей; сущие копейки по нынешним временам. И еще поражает рост числа судебных исков к «Тулачермет-Стали» с ноября прошлого года. Истцы самые разнообразные — «Волмаг» (осуществляет проекты в области энергообеспечения и автоматизации промышленных предприятий), «Металлоторг» (оптовая торговля черными металлами), «СпецЭлектроКомплект» (продажа мебели, бытовых товаров, металлических изделий), «Сименс Трансформаторы» (предприятие немецкого концерна Siemens). Всех их объединяет одно — они являются поставщиками материалов и услуг для «Тулачермет-Стали», имеющей перед ними долги и не платящей по ним.
Самая же интересная тяжба намечается сегодня: в арбитражный суд Кемеровской области поступило заявление от Виктории Козак, направленное против ПМХ и его ключевого акционера Евгения Зубицкого, являющегося одновременно президентом ПМХ. Кто такая Виктория Козак, знают далеко не все простые граждане и люди, связанные с отечественной черной металлургией. Уточняем. Это жена младшего брата Евгения Зубицкого Андрея, и хочет она взыскать с ответчиков ни много ни мало 8,4 млрд рублей.
Суть ее претензий сводится к следующему. Евгений Зубицкий в ноябре 2017 года провернул с виду невинную сделку, приобретя 8% предприятия «Кокс» у комбината «КМАруда». Благодаря ей его пакет акций «Кокса» вырос с 45,44 до 53,62% (цитируется по изданию «Коммерсантъ»). Виктория Козак с подобным раскладом не согласна, считая покупку акций «Кокса» совершенной по заниженным ценам.
Враги олигарха — близкие его Для Евгения Зубицкого вопрос обладания мажоритарным пакетом акций «Кокса» имеет критическое значение. «Кокс» (ранее Кемеровский коксохимический завод) — не просто производитель с мощностью 3 млн тонн кокса в год, он еще и ядро ПМХ, его базовый элемент. Кто владеет «Коксом», становится хозяином ПМХ в целом. Поэтому Евгений Зубицкий вряд ли захочет им делиться с кем-либо и будет сражаться за него до конца.
Пока был жив отец Евгения и Андрея Борис Зубицкий (в буквальном смысле слова по кирпичикам построивший ПМХ), возникавшие распри, вероятно, тихо гасились в кругу семьи. После его безвременной кончины, последовавшей в феврале 2017 года, отношения между братьями, возможно, стали обостряться и в конце концов привели к острому конфликту, выплеснувшемуся наружу.
Известно, что в апреле 2018 года Андрей Зубицкий снизил принадлежавший ему пакет акций «Кокса» с 27,11 до 11,09%, передав 16,03% жене Виктории Козак. Оставшиеся у него 11,09% он отдал своей матери Галине Зубицкой, ставшей таким образом собственницей 24,48%. Она же передала их торговому дому «Руда», чей владелец — ее сын Евгений. В итоге он к августу того же года консолидировал свыше 78% «Кокса».
Затем в ноябре 2018 года cовет директоров «Кокса» озаботился привлечением инвестиций и даже стал подумывать об IPO. К этому его подталкивали долги, накопившиеся по всей структуре ПМХ, — к концу июня 2018 года общий долг ПМХ достиг 65,85 млрд рублей, чистый — 53,747 млрд рублей, и тенденции к уменьшению они не показали.
Причина столь колоссальной долговой нагрузки кроется в инвестиционных проектах, реализовавшихся ПМХ. Главный из них — затянувшееся на многие годы строительство «Тулачермет-Стали», фактически съедающее доходы ПМХ. Несколько раз переносился ввод предприятия в эксплуатацию, и вроде бы он состоится в нынешнем году.
IPO — дело хорошее, но для Виктории Козак оно может означать размывание ее доли в уставном капитале «Кокса». Вероятно, перспективы его проведения или какие-то еще неизвестные нам факторы сподвигли ее на обращение к Фемиде. Теперь нам остается ждать судебного процесса, который способен затянуться на долгие месяцы.
Подводные течения
Можно как угодно относиться к Виктории Козак, в любом случае ее поступок достоин уважения: женщина не побоялась бросить вызов могущественному олигарху. Хотя после ее иска остаются сомнения в умении Евгения Зубицкого эффективно управлять ПМХ, если он не в состоянии договориться с близкой родственницей.
Почву для столь неожиданной версии дает анализ пресс-релизов ПМХ и публикаций в прессе — в них слишком уж часто даются комментарии вице-президента по стратегии и коммуникациям Сергея Фролова, в отличие от вице-президента по работе с органами государственной власти и корпоративной социальной ответственности Галины Ратниковой и остальных топ-менеджеров, не говоря уж о Евгении Зубицком — он его прямо-таки затмевает.
Евгений Зубицкий мог возложить на Сергея Фролова функции взаимодействия с журналистами (многие бизнесмены не обладают навыками грамотного общения с ними или даже их боятся), прикрывшись им, или же тот мог осторожно убедить шефа в делегировании ему этих полномочий, тем самым обеспечив себе продвижение в СМИ. Почему бы и нет? Сергей Фролов, исходя из его биографии на сайте ПМХ, сделал блистательную карьеру, и о будущем он не может не задумываться: кто может дать абсолютную гарантию, что завтра ПМХ не рухнет под бременем долгов? Никто. Начинать же с нуля Сергею Фролову, может быть, трудновато, пойти на рядовую должность — психологически сложно (к высокому положению люди быстро привыкают и тяжело переносят его потерю).
Однако тогда выходит, что Евгений Зубицкий может поддаваться влиянию и плоховато разбирается в людях. Не лучшее качество для человека подобного полета, владеющего и управляющего огромным холдингом. Разумеется, речь идет исключительно о крайне субъективных предположениях, базирующихся на информации из открытых источников.
Важнее другое — когда, наконец, «Тулачермет-Сталь» расплатится с поставщиками? Если у нее нет средств, то почему бы за нее не сделать это ПМХ? И вообще, будет ли «Тулачермет-Сталь» после запуска жизнеспособным металлургическим комбинатом, учитывая ожидаемый спад на внутреннем рынке стали? На перечисленные вопросы трудно дать однозначные ответы.
Пресс-служба ПМХ и вице-президент по стратегии и коммуникациям Сергей Фролов на отправленные им по электронной почте запросы «ФедералПресс» комментариев не предоставили.
Фото: pixabay.com
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео