Ещё

Против России проводится операция «Таран» 

Фото: Свободная пресса
Счетная палата Российской Федерации (СП РФ), возглавляемая Алексеем Кудриным, обрушилась с жесткой критикой на исполнителей Программы развития перинатальных центров. «Работы по проектированию в полном объеме закончились только 7 сентября 2018 года — на 4 года позже установленного срока. Затянулось и само строительство центров: их планировали сдать в декабре 2016 г., затем срок перенесли на декабрь 2017 года, а фактически завершили строительство только в 2018 году», — говорится на сайте СП РФ.
От опубликованной новости веет обвинением в саботаже, или хуже того — в экономической диверсии. Как-никак, Минздрав РФ отмечает «чрезвычайно важную роль (перинатальных центров — авт.) в снижении младенческой смертности». Так что задержкой на два года должны заинтересоваться соответствующие органы.
Как известно, генподрядчиком строительства 15 перинатальных центров выступает госкорпорация Ростех, которая, по утверждению СП РФ, львиную долю закупок (99% сделок) проводила на неконкурентной основе у единственного поставщика — ООО «РТ-СоцСтрой».
Однако если заглянуть в историю этих строек, та же самая Счетная Палата, но под руководством Татьяны Голиковой, нынешнего вице-премьера по социальным вопросам, полтора года назад иначе оценивала ситуацию с поставщиком: «При проведении СоцСтроем конкурсных процедур и выборе подрядных организаций экономия средств составила свыше 792 млн руб.».
В свою очередь заместитель генерального директора Госкорпорации Ростех Николай Волобуев в ответ на обвинения ведомства Кудрина де-факто назвал всю нынешнюю систему госзакупок бесполезной и даже вредной. «Работа велась в соответствии с Федеральным законом 223-ФЗ. Мы проводили конкурсы, где одним из ключевых факторов была цена. Но, к сожалению, низкая цена не гарантирует качество работ. Один подрядчик выиграл 3 конкурса, по которым не смог закончить ни одного объекта», — отметил топ-менеджер Ростеха.
Напомним, Федеральный закон № 223-ФЗ, о котором идет речь, подписал 8 июля 2011 года Дмитрий Медведев, будучи президентом страны. К слову — юрист по образованию. Тогда эту норму поспешили назвать прогрессивной, в корне меняющей правила игры в сфере госзакупок. Мол, появилась прозрачность сделок, которая обеспечить честную конкуренцию и, следовательно, ударит по коррупции.
Впрочем, уже тогда критики называли ФЗ 223 опасной нормой, которая вместо пользы принесет только вред. То ли закон оказался слишком сырым, то ли его намеренно написали с «дырами». Появилось даже название «операция» или «схема Таран», которая как нельзя точно характеризует механизм продавливания «нужных» поставщиков и отсеивания других участников.
Так, на форуме сайта «Общественный портал госзакупок» «схема „Таран“ обсуждается с 2012 года, но воз и ныне там. Типичным примером является аукционы, когда из трех участников торгов двое оказываются липовыми конторами. Они выдавливают с „поляны“ честного игрока, чтобы тот „не лез, куда не надо“. В конечном счете, добросовестный поставщик не может выполнить заказ, тогда-то и появляется тот самый единственный и неповторимый подрядчик, наверняка, аффилированный с „хозяином казны“.
Приведем несколько постов, указывающих на явный брак законодателей — депутатов Государственной думы V созыва, которые пошли на поводу составителей законопроекта, сорвавшего, как показала практика, сроки завершения многих проектов, как федерального, так и местных уровней.
Eva56 пишет:
»Было 3 аукциона на поставку техники. В них играли 3 участника: мы, конкуренты и их «друзья». Эти «друзья» сбивали цену до немыслимого значения, хотя нам заказы были крайне необходимы (для элементарного выживания). При рассмотрении вторых частей выяснилось, что «друзья» в обязательных документах прикрепили пустые вордовские файлы. После чего нас признали «победителями», заставляя, однако, поставлять товары в убыток».
Leksele разъясняет эту ситуацию:
«Бизнесмен, когда видит такое яростное снижение, понимает, что победы в аукционе ему не видать и уходит. Или наоборот, втягивается в гонку и опускается ниже своего ценового предела (такое сплошь и рядом)».
Oandr делится еще с одной формой «Тарана»:
Время окончания (торгов) -12:48:34. Участник № 5: цена 869 000 рублей — время подачи заявки 12:48:33 (это моя заявка) Участник № 6: цена 834 550 рублей — время подачи 12:48:30. Участник № 3: цена 834 525 рублей — время подачи 12:48:32 (победитель) Вопрос: как участник № 3 увидел минимальное предложение участника № 6, когда даже страница обновляется пару секунд, а еще нужно набить на клавиатуре предложение и нажать «enter». Я, например, заранее забил сумму и непрерывно нажимал примерно за 5-7 секунд, и то чисто случайно подал за секунду до окончания аукциона. Тут явно применяются (нечестные — авт.) программные средства».
Однако в российском правительстве, похоже, совсем не понимают проблему псевдо-конкурентных госзакупок. Наверху свято верят, что «реформаторы» движутся в правильном направлении, а с отдельными нарушениями, дескать, справляется Федеральная антимонопольная служба. Интересно, где она была в случае с перинатальными центрами? К слову, бизнесмены лишний раз не обращаются в ФАС, опасаясь попасть под раздачу.
«Попробуй, докажи чиновникам, что ты не верблюд. То еще занятие не для слабонервных».
Между тем, 16 августа 2018 года кабмин Медведева утвердил очередной план мероприятий («дорожную карту») по развитию конкуренции уже в базовых отраслях экономики Российской Федерации, в которой повсеместно навязываются опять-таки «три участника» хозяйствования, точно, так как в ФЗ 223.
В частности, в отраслях оборонно-промышленного комплекса к 2020 году требуется довести «присутствие в каждом виде деятельности не менее трех хозяйствующих субъектов, не менее чем один из которых относится к частному бизнесу».
«Обеспечение не менее чем в 80 процентах городов с численностью более 20 тыс. человек наличия не менее 3 операторов, предоставляющих услуги связи для целей передачи сигнала».
«Обеспечение на товарных рынках в сфере жилищно-коммунального хозяйства присутствия не менее трех хозяйствующих субъектов, не менее чем один из которых относится к частному бизнесу».
Странная, однако, «дорожная карта». Медведев, ратуя за экономическую конкуренцию, забывает о вреде монополии политической, поскольку вторая является концентрированным выражением первой. В конце концов, тот, кто двадцать лет «крышует» или контролирует в силу административного ресурса конкретную сферу хозяйствования, нарисует хоть двадцать «субъектов» и уж точно найдет, как избавится от добросовестных игроков. «Финансовым прачечным» или фирмам, выполняющим деликатные поручения вип-клиентов, не составит труда составить все необходимые бумаги — да так, что комар носа не подточит.
Доморощенная «элита» настолько привыкла к бешеным деньгам, что её представителям проще сорвать даже самые важные госзакупки, чем отдать заказы честному бизнесу. По большому счету, они являются экономическими диверсантами. Какая бы большая зарплата у них не было, её все равно не хватит даже на сотую долю трат на ярмарке тщеславия. И вообще — чем они хуже «приватизаторов» из 90-х?
Как показывает опыт США и ЕС, чиновники независимо от национальной принадлежности на казенные заказы «слетаются как мухи на мед». При надежном «крышевании» со стороны влиятельных политиков они легко делают миллионы. Достаточно вспомнить резонансную историю с Яном Кэмероном, отцом бывшего премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона, который содержал «финансовую прачечную» Blairmore Holdings на Панаме. Через неё прошли сомнительные капиталы почти всей английской элиты.
Однако там такого беспредела нет. Западных казнокрадов сдерживает страх перед политическими конкурентами, которые могут прийти во власть в результате очередных выборов. Это альфа и омега успешного развития общества и экономики в среде, где деньги являются главной ценностью.
Новости экономики: В «Роскосмосе» рассказали, как Рогозин борется с махинациями и хищениями
Борьба с коррупцией: Михаил Рощин: За делом Арашуковых стоит полпред президента
Комментарии1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео