Ещё

В деле Макла Калви появился Анатолий Чубайс и сказка про лягушку 

В деле Макла Калви появился Анатолий Чубайс и сказка про лягушку
Фото: BFM.RU
отказался перевести под домашний арест основателя инвестиционной компании Baring Vostok, гражданина США , обвиняемого в хищении 2,5 млрд рублей из банка «Восточный». Поручителями за него готовы были стать также 40 человек, в том числе глава . Однако их суд не принял.
На рассмотрение апелляционной жалобы защиты в Мосгорсуд пришли около трех десятков человек. Среди них были представители бизнес-сообщества, в частности, освобожденный прошлой осенью под залог совладелец ритейлера «Юлмарт» , обвиненный в хищении кредита у . А вот бизнес-омбудсмена , который обещал лично явиться на апелляцию, не было. Назначенное на 10 утра слушание началось с задержкой в три часа. Все это время ждали переводчицу, которая была назначена Майклу Калви судом. Однако оказалось, что она не так и нужна. Участвовавший в заседании по видеосвязи из  предприниматель неплохо владел русским языком, а его адвокаты знали юридическую терминологию явно лучше, чем дипломированная переводчица. Они постоянно помогали ей.
Защитники просили отменить решение Басманного суда Москвы, который 16 февраля заключил их подзащитного в СИЗО до 13 апреля. В своих выступлениях они, в частности, сделали акцент на то, что инкриминируемое их клиенту преступление было совершено в сфере предпринимательской деятельности, а по этот категории арест запрещен. «Никаких доказательств причастности Калви к нему не приведено следствием, а суд не указал почему ему нельзя избрать иную, более мягкую меру пресечения», — говорилось в жалобе адвоката Дмитрия Клетчкина, которую зачитала судья.
На заседании сам адвокат отмечал, что дело могло быть возбуждено только по заявлению потерпевшего, однако его не было. Потерпевшие же — член совета директоров банка «Восточный» Шерзод Юсупов и само кредитное учреждение — приобрели статус потерпевших лишь 16 февраля, в день ареста Майкла Калви. Адвокат настаивал, что уголовное дело было возбуждено и расследуется не надлежащим органом. Клеточкин указал, что расследовать дела по статье «мошенничество» должно . Их могут расследовать и в , но только в случае, если СК выявил преступление. «Но преступление было выявлено сотрудниками », — акцентировал внимание суда на нарушении защитник.
Он добавил, что следствие строит обвинение против его клиента на показаниях Шерзода Юсупова, который не был очевидцем того, что именно Майкл Калви дал указание составить недостоверный отчет об оценке акций компании IFTG. «Он не был свидетелем происходящего, а все слышал от других лиц, которые не были допрошены», — сказал Дмитрий Клеточкин.
Дело на 2,5 миллиарда
По версии следствия, Майкл Калви, являясь бенефициарным владельцем контрольного пакета акций банка «Восточный», а также членом совета директоров банка, заведомо зная о наличии у подконтрольного ему «Первого коллекторского бюро» задолженности перед банком в сумме не менее 2,5 млрд рублей, в 2017 году организовал хищение денег. Для этого банку вместо денежных средств были переданы 59,9% акций компании люксембургской компании International Financial Technology Group S. C. A. (IFTG), реальная рыночная стоимость которых не превышала 600 тысяч рублей.
Согласно материалам дела, для реализации преступного умысла Калви вступил в преступный сговор с подконтрольными ему акционерами банка Иваном Зюзиным, Филиппом Дельпалем, и неустановленными лицами, которые, совместно с ним, в феврале 2017 года предоставили отчет об оценке вышеуказанных акций, содержащий заведомо ложные сведения о рыночной стоимости акций в размере более 3 млрд рублей. Они убедили акционера банка и члена совета директоров Шерзода Юсупова проголосовать за заключение соглашения об отступном, согласно которому ПКБ вместо возврата долга по кредитным договорам должно передать банку акции компании IFTG. При этом о реальной рыночной стоимости акций Юсупову они не сообщили.
15 февраля 2017 года в ходе заочного заседания совета директоров банка Юсупов, введенный в заблуждение Майклом Калви и его соучастниками, проголосовал за заключение указанной сделки. По результатам единогласного голосования советом директоров одобрено соглашения об отступном. Председатель же правления Алексей Кордичев, генеральный директор «ПКБ» , действуя по указанию Калви, подписали соглашение об отступном. В результате действий вышеназванных лиц, полагает следствие, 2, 5 млрд рублей остались в собственности подконтрольного на Калви «ПКБ», а банк утратил возможность их возврата.
Пятеро предполагаемых соучастников Калви также арестовали. Всем предъявили обвинение в хищении путем мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Большинство, за исключением Кордичева, вину отрицают.
40 поручителей, включая Чубайса
Другой защитник Майкла Калви в суде заявил, что мера пресечения его клиенту должна быть изменена на более мягкую: подписку о невыезде, личное поручительство или домашний арест. В суд адвокаты передали порядка 40 поручительств, впрочем, так и не озвучив имен. Позже выяснилось, что в числе тех, кто готов был гарантировать явку Калви к следствию и в суд были глава «Роснано» Анатолий Чубайс, уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов и глава .
Сам Майкл Калви выступил в суде с десятиминутной речью. Он заверил, что не «хочет и не будет бегать» от следствия, и в очередной раз выдвинул версию о том, что его уловное дело — следствие корпоративного конфликта с другим крупным акционером банка, бывшим президентом «» и выступающим на его стороне членом совета директоров «Восточного» Шерзодом Юсуповым. Бизнесмен напомнил, что компания Evison (через которую Baring Vostok контролирует 51, 62% банка «Восточного») судится с компанией Авитисяна Finvision Holdings Ltd (владеет 32% акций банка) в Лондонском арбитражном суде. Там оспариваются 10 сделок, совершенные перед слиянием «Юниаструм банка» и «Восточного». Сумма претензий к компании Аветисяна составляет 17,5 млрд рублей, сказал он.
«Это в целом чисто коммерчески диспут между двумя акционерами банка. Такие дела должны решаться в гражданском суде или в арбитражном суде, но не в уголовных делах, особенно когда стороны договорились решать все проблемы Лондонском арбитраже», — сказал он.
Предприниматель отметил, что все задержанные с ним по делу топ-менеджеры являются ключевыми свидетелями в процессе, который проходит в Лондоне. «Это еще одна причина, почему Юсупов возбудил дело против нас», — уверен Калви.
Также он рассказал о разбирательстве, которое идет на Кипре. По его словам, там оспаривается смена председателя правления банка «Восточный» в 2018 году. «Я невиновен и не совершал никогда никаких преступлений. Наоборот, мы всегда спасали банк „Восточный“, — заявил Майкл Калви. Он просил выпустить его из СИЗО, добавив, что в настоящее время его дочь и младший сын должны решать вопрос с поступлением в ВУЗы и он хотел бы помочь сделать им этот важный выбор. „Это раз в жизни такая ситуация“, — обратился он к судье.
В свою очередь представители Следственного комитета, и потерпевших просили оставить решение Басманнного суда без изменения, назвал его законным и обоснованным.
Причем солировал в суде главным образом представляющий интересы потерпевшего Шерзода Юсупова, адвокат Александр Тепляшин. Он опроверг доводы защиты о преступлении в сфере предпринимательской деятельности. „То, что предприниматель совершает еще какие-то уголовные деяния, не означает, что это предпринимательская деятельность“, — подчеркнул он.
»Сомнительная» оценка
Он отметил, что при рассмотрении апелляции на арест Максима Владимирова его адвокат принесли бумагу, которым были отозваны полномочия вице-президент банка «Восточного» Сергея Крайнова представлять интересы потерпевшего.
При этом Тепляшин подчеркнул, что Крайнов «участвовал в изобличении» соучастников хищений и давал против них показания. «Мы уверены, что находясь на свободе, господин Калви может и будет влиять на следствие», — был уверен представитель потерпевшего, добавив, что пока не все соучастники аферы установлены.
Тепляшин назвал «крайне сомнительными» акции компании IFTG, который банк принял в обмен на прощении долга «Первому коллекторскому бюро» в 2,5 млрд рублей. «Что мешало продать их на открытом рынке и отдать деньги [банку]?», — задал он риторический вопрос.
Проведенную оценку стоимости акций перед заключением соглашения об отступном адвокат назвал «не выдерживающей критики». По совам представителя потерпевшего, в ней нет ссылок на методику, литературу, не указана квалификация оценщика. «Оценка однокомнатной квартиры в Москве выглядит солиднее», — был убежден представитель потерпевшего.
Также он просил отклонить личные поручительства за Калви, напомнив, что закон предусматривает ответственность для поручителя в виде штрафа на сумму 10 тысяч рублей. «Если брать 40 поручителей, то общий объем ответственности это 400 тысяч рублей. При хищении нескольких миллиардов рублей это ничто», — заявил Тепляшин, назвав такую ответственность несоразмерной сумме инкриминируемого хищения.
Ссылки же Майкла Калви на разбирательства в арбитражах он назвал «не более, чем желанием сместить фокус» с уголовного преследования.
Удалившись в совещательную комнату на пять минут, судья Светлана Александрова оставила решение районной инстанции в силе. Покидая суд, адвокат Майкла Калви Дмитрий Клеточкин признался, что ожидал подобного исхода. Business FM он заявил, что защита планирует обжаловать принятое решение в кассационном порядке — президиуме Мосгорсуда. А на вопрос есть ли в этом смысл, ответил сказкой про лягушку, которая оказалась в стакане с молоком. «Я очень люблю сказку про лягушку, которая била, била лапками, но все же взбила кусочек масла», — сказал защитник, дав понять, что не верит в безнадежность данной затеи.
Видео дня. Разведенных родителей обяжут обеспечивать жильем детей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео