Ещё

Трое попали на скамью подсудимых из-за чужих долгов 

Трое попали на скамью подсудимых из-за чужих долгов
Фото: Lenta.ru
Тверской суд Москвы, 2 апреля, приступил к рассмотрению уголовного дела о хищении пятисот миллионов рублей из . История может показаться заурядной, если бы не один нюанс: согласно выводам следствия главный фигурант — бывший совладелец , а ныне еще и рыбопромышленник  — оформлял необеспеченные кредиты на себя и своих знакомых. К сожалению, не все они об этом знали. Но практически все оказались на скамье подсудимых.
О том, как невиновный человек может из свидетеля превратиться в соучастника преступления — в материале «Ленты.ру».
Первое слушание по делу о хищении средств из «Альба Альянс» длилось всего около часа, причем, как сообщил корреспондент «Ленты.ру» из зала суда, большая часть этого времени была отдана прокурору, зачитавшему обвинительное заключение. Свидетелей с обеих сторон на это заседание не пригласили, поэтому, выяснив, согласны ли фигуранты дела с обвинением, а им вменяется статья 159 Уголовного кодекса РФ («Мошенничество в особо крупном размере в составе преступной группы»), судья Мария Сизинцева закрыла заседание, назначив новое слушание на 17 апреля.
Естественно, никто из обвиняемых свою вину не признал. Более того, большинство из оказавшихся на скамье подсудимых, считают себя абсолютно невиновными и заявляют об этом не голословно, а опираясь на весомые аргументы. В пользу этого утверждения можно сказать, что и заседание 2 апреля могло не состояться, так как назначить дату слушаний судья смогла лишь со второй попытки. Поскольку защита одной из обвиняемых, столичной предпринимательницы Елены Вагнер, пыталась добиться возврата уголовного дела в  для устранения нарушений. Однако сделать этого не получилось, несмотря на множество нестыковок в материалах дела. На это, а также на отсутствие доказательной базы в ходе состоявшегося заседания указывал адвокат Вагнер — Денис Кеворков. К сожалению, его вопросы остались без ответа.
Немного истории. Елена Вагнер — предпринимательница, построившая бизнес на розничной торговле одеждой. Елена была знакома с экс-банкиром более 20 лет и кроме дружеских отношений ничем с ним не была связана, но по стечению обстоятельств больше всех пострадала от действий Киррева. Как утверждает защита бизнесвумен, еще до истории с невозвратными кредитами Киреев выпросил у нее крупную сумму денег и не вернул. А затем уговорил Елену, как и еще несколько человек, включая личного водителя, оформить на себя в подконтрольном ему банке многомиллионный кредит. Всего из «Альба Альянс» по такой схеме было выведено более 500 миллионов рублей.
Помимо самого Киреева и Вагнер, как следует из жалобы адвоката Дениса Кеворкова в  (копия документа имеется в распоряжении «Ленты.ру»), займы оформлялись на аффилированных с предпринимателем лиц: бывшую супругу Ларису, любовницу Базаеву, дочь Алису и племянницу Исаеву, водителя Аринцева и гендиректора компании «Тунайча» Федорова.
Впрочем, на скамье подсудимых оказалось только четверо: Киреев, Вагнер, Аринцев, Исаева. При этом сумма претензий к Вагнер наиболее значительна и оценивается в 385 миллионов рублей (210 миллионов рублей тело кредита и 175 миллионов — проценты). Как следствие бизнес Вагнер такого потрясения не пережил, так как два года она занималась проблемами с .
При этом из обвинительного заключения следует, что в мошеннической схеме участвовали «неустановленные сотрудники» «Альба Альянс», которые осознавали, что полученные займы похитят. «Поскольку обвинение содержит указание на то, что банк знал о том, что предоставленные заемщиком сведения ложны и оснований для выдачи кредита не имеется, в обвинительном заключении отсутствует обязательный для преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159.1 Уголовного кодекса РФ, признак — обман банка путем предоставления заведомо ложных или недостоверных сведений», — говорит Денис Кеворков.
Защита считает, что обвинительное заключение содержит также явно недостоверные сведения. Например, утверждается, что Вагнер выдали заем в 210 миллионов рублей после принятия положительного решения кредитным комитетом «Альба Альянс». Вместе с тем, как следует из перечисленных в обвинительном заключении вещественных и письменных доказательств, такого документа в деле нет. Опровергают эту версию и показания сотрудников банка.
К делу также приобщены результаты графологической экспертизы, проведенной по инициативе адвокатов Вагнер. В них специалисты сделали вывод, что за предпринимательницу под кредитным договором подписалось другое лицо. Вагнер утверждает (и это подтверждают копии загранпаспорта), что во время оформления займа отсутствовала в России. По словам ее адвокатов, водителя Киреева в день, когда ему якобы выдавались деньги, также не было в Москве. Кредитный договор и все бумаги на его имя оформлены задним числом неделю спустя.
Наводит на размышление и тот факт, что «Альба Альянс» продал долг Киреева некоему ООО «Экспотрейд», которое и банкротит номинальных кредиторов. Этой компанией владеют бизнесмены и . Они же являются совладельцами банка, и они же написали в полицию заявление о мошенничестве. «Для банка выгодно уголовное преследование номиналов, у которых есть имущество. А есть оно только у нашей подзащитной», — указывает адвокат Вагнер.
В 2010 году Сергей Киреев решил сменить сферу деятельности. Он продал свою долю в «Интерпромбанке» и вложился в крупную сахалинскую рыбопромышленную компанию «Тунайча», купив контрольный пакет у ее основателя . Доходность бизнеса оценивалась в 30-50 процентов годовых, но для этого требовались дополнительные средства в развития. Поэтому Кирееву приходилось регулярно занимать. В общей сложности он оказался должен кредиторам более 4,6 миллиарда рублей. По крайней мере, такая сумма невозвратных долгов фигурирует в его деле о личном банкротстве. Насколько прозрачной была сделка, неизвестно, но впоследствии бывший владелец «Тунайчи» обвинял Киреева в рейдерском захвате предприятия. Якобы новый совладелец с партнерами сначала размыли его долю, затем сместили его с должности генерального директора, а потом попросту уволили за прогулы.
Вернуть долги предпринимателю не удалось, впрочем, как и сохранить бизнес прибыльным. По данным Росстата, в 2016 году чистый убыток компании составил 554,6 миллиона рублей, а по итогам 2017 года — уже 1,5 миллиарда рублей.
28 марта 2017 года Сергей Киреев был признан банкротом, а в конце апреля того же года банкротом стала и его бывшая жена Лариса — вместе с ним она выступала созаемщиком по одному из кредитов. Впрочем, заемные средства не помогли Киреевым удержать контроль над бизнесом. Так, если в 2014-2015 годах ему принадлежал 100 процентов акций компании, то в настоящее время у него осталось лишь 30 процентов (70 процентов акций получили партнеры, кредитовавшие компанию).
Больше всего вызывает удивление, как Кирееву удалось вывести из банка «Альба Альянс» такие значительные для него средства. Так как это небольшое кредитное учреждение очень тщательно отбирает партнеров. «“Альба Альянс” не предлагает услуги кредитования дистанционно, не распространяет кредитные предложения посредством СМС-сообщений, мессенджеров, электронной почты и телефона, не использует в сети интернет сервисы онлайн-подачи заявок на кредит, не пользуется услугами посредников для привлечения заемщиков», — говорится на сайте банка. «Заявки на кредит принимаются исключительно в офисе банка при личном обращении клиента», — утверждается там же. Банк имеет всего один офис — на Кремлевской набережной, дом 2. И своих клиентов, тем более крупных заемщиков, его руководство обязано знать в лицо.
Однако сам Киреев говорит о том, что о своих займах он договаривался с владельцами кредитного учреждения. «В какой-то момент сумма займов стала слишком велика, чтобы могла быть предоставлена одному лицу без контроля со стороны ЦБ. Тогда Киреев применил схему с „номиналами“», — рассказал «Ленте.ру» адвокат Денис Кеворков. «Всем „номиналам“ он говорил, что они ничем не рискуют. Займы в „Альба Альянс“ выдавались будто бы под покупку недвижимости у Киреева с последующей ипотекой. При этом сами „номиналы“ зачастую не знали, что они якобы взяли кредит», — утверждает адвокат. Сам Сергей Киреев и его адвокат отказались комментировать «Ленте.ру» что-либо касающееся данного дела.
При этом положительного решения кредитного комитета о выдаче заемщикам кредитов в материалах дела не имеется, из чего следует, что займы выдавались исключительно по указанию руководства банка, включая президента и председателя правления банка . Для полноты картины стоит добавить, что Киреев с Якимовым, как говорит Кеворков, хорошие друзья, а Пяткина подозреваемый знает со студенческой скамьи. Отталкиваясь от этих фактов становится понятно, почему предприниматель обратился за кредитами в «Альба Альянс» и почему ему их неоднократно пролонгировали.
Удивляет и то, что бывшая жена Киреева Лариса и его дочь Алиса Тюхтина также брали кредиты в «Альба Альянс», но не стали обвиняемыми по уголовному делу. Создается ощущение, будто Кирееву предложили сделку: ты дай человека, с которого как с номинала можно будет выбить имущество, а мы не будем настаивать на преследовании твоих родственников. Кстати, любовница Базаева хоть и вошла в число обвиняемых, но удачно обзавелась справкой о проблемах с психическим здоровьем, и ее дело выделено в отдельное производство.
Схема с «номиналами» работала до 2016 года, пока в марте не покончил жизнь самоубийством Александр Якимов. Ему было всего 46 лет. Новое руководство потребовало возврата выданных займов и процентов по ним на общую сумму почти в миллиард рублей. «Номиналов» начали банкротить, чтобы за их счет погасить долги. Параллельно полиция возбудила в отношении Киреева уголовное дело по факту хищения денежных средств. Спустя некоторое время оно оказалось в производстве по ЦАО Москвы, а «номиналы» из свидетелей превратились в обвиняемых. Можно предположить, что об этом просили владельцы «Альба Альянс». Киреева и Вагнер поместили под домашний арест, остальным избрали подписку о невыезде.
Как следует из документов, имеющихся в распоряжении «Ленты.ру», причастным к необоснованной выдаче кредитов по фиктивным кредитным договорам мог быть покойный ныне Якимов. Займы выдавались без какого-либо обеспечения, при этом заявления заемщиков о их выдаче кредитным комитетом не рассматривались, а «Альба Альянс» не создавал резервы на возможные потери по этим операциям. Более того, весь документооборот по займам Киреева формировался номинально, что обеспечивало сокрытие от ЦБ РФ вывода активов банк