Ещё
Билеты и ЖКХ: что подорожает в России с 2020 года
Билеты и ЖКХ: что подорожает в России с 2020 года
Личный счет
Россиянам дали совет по валюте для сбережений
Россиянам дали совет по валюте для сбережений
Личный счет
Россияне смогут заработать на кредитах
Россияне смогут заработать на кредитах
Личный счет
Россиянка вошла в список самых заметных миллиардеров
Россиянка вошла в список самых заметных миллиардеров
Компании

Как на юге России развивается семейный бизнес 

Как на юге России развивается семейный бизнес
Фото: Российская Газета
Семейный бизнес — наиболее устойчивая и традиционная форма ведения дел. Тем не менее взаимоотношения, к примеру, с  у фамильных предприятий складываются очень непросто.
— В моей фирме работают десять человек, в том числе муж и сын. Сын зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя, чтобы заниматься оказанием бухгалтерских услуг. Дети вообще часто хотят вести дела самостоятельно. Но если налоговая инспекция обратит внимание на это, она решит, что здесь в чистом виде дробление бизнеса, — считает директор юридической компании Ольга Валуйская.
Примеры того, что разделение активов преследует целью снижение налоговой нагрузки, конечно, есть. Дробление действительно позволяет показывать меньшую выручку. Вот конкретный пример: в городе Волжском в 1993 году гражданин зарегистрировался в качестве ИП, занимающегося оптовой торговлей. Через пять лет к делу приобщился его брат, выбравший розничные продажи. Вскоре в бизнесе оказались задействованы родители братьев, жена первого из них, родители жены… В общем 13 человек, связанных родственными узами. И все со статусом ИП, платящего налоги по «упрощенке».
У них были общий офис, склад, товары, транспорт и даже компьютерная техника. Реально же работали только основатель бизнеса с супругой и его брат. Чистый доход за три года составил 172,5 миллиона рублей. Когда налоговики сочли, что активы были специально разобщены, то доначислили еще 111,7 миллиона рублей.
А вот другая ситуация. Житель Волгограда еще в 1992 году начал торговать стройматериалами в розницу. В 2003 году его жена тоже зарегистрировалась как предприниматель, только продавала уже оптом. В 2014 году она выкупила производственную базу, на которой ее муж арендовал вагончик. То есть стала для супруга арендодателем. ФНС не приняла во внимание большие временные промежутки между перечисленными событиями и суммировала доходы хозяйствующих субъектов, выставив счет по общей системе налогообложения.
Правда, в этом случае коммерсантам удалось доказать свою правоту, так как вагончик, в котором муж вел торговлю, был отделен от остальной территории базы. Бухгалтерия, телефонная связь и интернет у четы были раздельные. Все это говорило о том, что каждый ведет самостоятельную деятельность.
— Подозрение вызывают любые связи, не только родственные: работали или учились вместе, просто давно знакомы. Взаимозависимость трактуется очень широко. Но для суда этого мало. Поэтому проверяют еще дату дробления бизнеса: насколько она близка к тому моменту, когда сумма выручки достигла предела для налогового спецрежима, — рассказывает замдиректора Волжского информационного центра . — Признаком дробления считается то, что все участники бизнеса занимаются одним видом деятельности. Хотя иногда это неизбежно. Скажем, после разделения цехов с единой технологической цепочкой все работники фактически остаются на своих местах с теми же обязанностями. Затраты же нужно разделять и оформлять документально.
Нормативно признаки дробления никак не обозначены, поэтому часто сборщики податей трактуют их по-своему. Специалисты тем не менее полагают, что реструктурировать бизнес можно. Главное, делать это по закону.
— Основная проблема — в неверном отношении к бизнесу. Всевозможные органы власти должны оказывать ему максимальную поддержку. А если предприниматель допустил ошибку, то не казнить его, а дать шанс, — полагает депутат Волжской гордумы Татьяна Глухова. — Можно увеличить штрафы, но не ликвидировать предприятие.
Прямая речь
, глава Федеральной налоговой службы:
— В 2018 году в консолидированный бюджет РФ поступило 21,3 триллиона рублей, что на 23 процента больше, чем в 2017 году. Очень важно, что сегодня у нас идет легализация экономической деятельности компаний. Мы фиксируем минимальное количество компаний, которые можно назвать однодневками. Их сегодня меньше пяти процентов из всего числа действующих. Всего же у нас работает около четырех миллионов юридических лиц. То есть можно сказать, что фактически использование компаний-однодневок юридическими лицами уходит в прошлое.
Видео дня. Минфин предложил снизить порог беспошлинного ввоза покупок до 20 евро
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео