Ещё

На рынке платежных услуг Киргизии происходят болезненные изменения 

Фото: Российская Газета
Нацбанк Киргизии приостановил и отозвал лицензии двух платежных операторов. Оба до недавнего времени были крупнейшими и, можно сказать, системообразующими компаниями на рынке этих услуг. Им принадлежало больше половины платежных терминалов, действовавших в стране. Но поставит ли решение регулятора точку в громком скандале?
Кошелек в терминале
Рынок платежных услуг в республике относительно молод. Прообраз платежных систем в Киргизии появился в первой половине 2000-х благодаря одному из операторов мобильной связи. Сотовая компания стремилась облегчить возможность платить за услуги, и клиентам предлагалось пополнить баланс через карты предоплаты. Однако уже два года спустя в республике запустили полноценные платежные системы, которые позволили платить не только за связь, но и за услуги интернет-провайдеров, кабельных телесетей и коммунальных предприятий. Девять лет назад — в 2010-м — в Киргизии появился первый местный электронный кошелек. Его запустила одна из компаний.
Сегодня многие киргизстанцы имеют возможность оплачивать несколько сотен услуг, включая коммунальные, быстро и без необходимости стоять в очередях у касс расчетных организаций. По данным Нацбанка, на конец первого квартала 2019 года лицензиями на право оказания платежных услуг обладали два десятка организаций и примерно столько же — на операционную деятельность. По итогам 2018-го через эти организации Киргизии провели свыше 174 миллионов платежей на более чем 29 миллиардов сомов. В первом квартале 2019-го — 39,5 миллиона платежей на 7,4 миллиарда. Для республики это весомые суммы.
Кстати, отчасти появление платежных терминалов и связанных с ними электронных кошельков способствовало переходу определенной части населения на безналичные операции. Причем даже в глубинке, обделенной вниманием традиционных банков. К началу 2019 года количество электронных кошельков (ЭК) разных систем в Киргизии превысило 1,2 миллиона. По данным официальных источников, в течение 2018-го число ЭК выросло в 1,8 раза. Количество электронных платежей, в свою очередь, превысило 30 миллионов, а сумма — 29,5 миллиарда сомов. По итогам первого квартала 2019-го число операций составило около семи миллионов на сумму восемь миллиардов. Местные эксперты утверждают, что показатели могли быть выше, но темпы роста замедлились — из-за серии сбоев, связанных, как выяснилось, с банальными имущественными спорами.
Игры в монополию
В конце февраля Нацбанк Киргизии анонсировал усиление контроля за работой платежных операторов и разработку защитных механизмов, которые бы гарантировали сохранность средств клиентов. Пересмотреть существующий порядок регулятор решил в связи со скандалом вокруг системы «Мобильник». Проблемы с ее терминалами начались еще в конце января. На компанию посыпались многочисленные жалобы от клиентов, привыкших через нее оплачивать услуги коммунальных предприятий. Деньги, внесенные в терминалы, до конечных адресатов не доходили.
Компания объяснила происходящее технической неисправностью и пообещала оперативно ее устранить. Несколько дней спустя терминалы заработали, но чуть позже в системе вновь произошел сбой, и это стало камешком, который вызвал ее обвал. Сначала из нее вышли распределительные энергокомпании, затем их примеру последовали операторы мобильной связи, интернет-провайдеры, коммунальные структуры, другие фирмы и организации. А ведь до сбоя «Мобильник» считался одной из надежных и популярных систем и располагал широкой сетью платежных терминалов (более 1,5 тысячи по стране) и агентов. Пользователи могли оплачивать услуги более 500 компаний и поставщиков Киргизии и зарубежья.
Нацбанк, встревоженный сообщениями и жалобами, инициировал инспекторскую проверку компании, а чуть позже приостановил действие выданных ей лицензий. «В рамках полномочий регулятора приняты меры по погашению незавершенных клиентских платежей, из-за которых возникли проблемы, — рассказали в Нацбанке. — Если человек внес деньги за услуги с помощью „Мобильника“, то платежи произведены». На ситуацию с оператором, по данным финансового регулятора, оказал влияние конфликт, вспыхнувший между учредителями, и то, что в него поспешили вмешаться правоохранительные органы.
Схожая ситуация внезапно стала разворачиваться и вокруг второго крупного оператора, некогда работавшего под известным брендом QIWI, но затем сменившего название. Как пояснил местным СМИ президент Ассоциации платежных систем КР Руслан Алишев, несмотря на то, что юридически компании представляли собой две разные организации, по факту ими владели одни и те же лица. На свет тем временем стали всплывать и другие подробности скандального разбирательства.
Чей мобильник?
Как оказалось, несмотря на то что платежные операторы позиционировались как киргизские, с прошлого года они, по сути, стали «совместными» проектами. Их контрольный пакет приобрел казахстанский инвестор. Продавцом выступил основатель обеих компаний. А через несколько недель после сделки вспыхнул скандал.
Киргизский миноритарий заявил, что инвестор отстранил его от руководства, выводит деньги за рубеж и не платит дивиденды. Казахская сторона ответила схожими обвинениями. Местный учредитель, по ее версии, использовал средства операторов, чтобы создать новые платежные организации, и затем переманил туда ведущих сотрудников. Совладельцы обменялись заявлениями в правоохранительные органы, которые занялись проверкой.
Впрочем, к сбоям в платежных системах привело не столько вмешательство силовиков, сколько то, что с основателем компаний в новые проекты ушли специалисты, разрабатывавшие программное обеспечение и осуществлявшие техподдержку. И уже это обозначило еще более глубокую проблему: возможный кризис доверия к платежным операторам со стороны как государства, так и обычных граждан, пользующихся их услугами. Тем более что в момент сбоя были приостановлены не только платежи, но и любые другие операции через терминалы и электронные кошельки. Несколько дней рынок буквально сотрясала паника, которую удалось остановить только после вмешательства регулятора.
— То, что случилось, показывает: меры, принимаемые Нацбанком для контроля и установления дополнительных защитных механизмов платежей в пользу третьих лиц, недостаточно жесткие, — заявил глава НБ Толкунбек Абдыгулов. — Это послужило для нас уроком.
Смена слагаемых
К какому выводу придут правоохранительные органы республики, пока неясно. Казахская сторона, вместе с тем, утверждает, что располагает возможностью обратиться к российским арбитрам, поскольку, согласно заключенным с киргизским совладельцем договоренностям, имущественные споры между ними должны разбираться в Москве. Впрочем, операторы, контрольный пакет акций которых принадлежит инвестору, уже фактически лишились местного рынка. Нацбанк приостановил прием платежей и расчетов в пользу третьих лиц, а также действие лицензии одной компании и отозвал их у другой. Смену игроков заметили и простые киргизстанцы.
— Я несколько лет оплачиваю коммунальные счета через терминал в ближайшем продуктовом магазине, — рассказывает жительница Бишкека Айзада. — Когда был сбой с «Мобильником», пришлось идти за несколько кварталов в банк и ждать в очереди. Через несколько дней терминал в магазине, к счастью, снова заработал. Изменилось только название фирмы.
Терминалы обоих операторов, действительно заменили другими — с пока малознакомыми клиентам брендами. Под одним из них некоторое время работала компания, руководство которой связывают со скандалом вокруг системы платежей. Впрочем, представители нового оператора опровергают предположение, что владелец фирмы и фигурант разбирательств с казахским инвестором — одно и то же лицо. Однако буквально на днях эта компания сменила название. Связано ли это с материальными и иными претензиями казахской стороны — неясно.
Кстати
За первые три месяца 2019 года с помощью периферийных устройств в Киргизии совершено более 48 тысяч налоговых платежей в бюджет на сумму более 65 миллионов сомов. Больше всего таких операций — около 37 тысяч на сумму 34,3 миллиона — проведено через платежные терминалы.
Вместе с тем Нацбанк Киргизии намерен добиться увеличения доли безналичных расчетов в областях за счет широкого внедрения банковских карт и мобильного приложения «Элкарт Мобайл», установки в селах и малых городах большего количества банкоматов, платежных терминалов и POS-терминалов. По данным 2018 года, число платежных карт в Киргизии составило 2,4 миллиона штук и выросло по сравнению с 2017-м на 20 процентов. В республике работает свыше 1,6 тысячи платежных и 10 тысяч POS-терминалов, более 1,5 тысячи банкоматов. Предполагается, что распространение цифровой инфраструктуры облегчит доступ сельского населения к банковским услугам, включая получение кредитов и осуществление различных платежей.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео