Ещё
Ещё тот Гусь
Фото: Аргументы Недели
Как стало известно «Независимой газете» ряд офшорных кинокомпаний , занятых выпуском криминальных сериалов для НТВ и РТР, оказались под угрозой банкротства. А сам бывший лучший, но опальный медиамагнат России рискует оказаться на скамье подсудимых по делу о даче ложных показаний в Лондонском Международном Арбитражном Суде. В Англии лжесвидетельство является уголовным преступлением и карается наказанием до 2-х лет тюремного заключения.
Проблемы у Владимира Гусинского и его компаний, производящих сериалы («Тайны следствия», «Менты», «Улицы разбитых фонарей», «Ментовские войны» и др.), начались еще в 2017 году. Тогда Гусинский запустил «кольцо банкротств» своих производящих компаний, зарегистрированных в России. Технология «кольца банкротств» используется для ухода от выплаты долгов основным кредиторам.
Основана технология на серии взаимных банкротств по претензиям аффилированных компаний замкнутых друг на друга. Сумма претензий, как правило, не значительная, а «дружественные» конкурсные управляющие позволяют оставить за бортом основных кредиторов. Капитальными активами кинопроизводящие компании не обладают, все оформлено в аренду, поэтому банкротство не влечет ущерба для вновь учрежденных теми же лицами компаний.
Примерно по такой же схеме в свое время проходило банкротство основного актива Гусинского — группы «Мост». Но на этот раз что-то пошло не так. В историю с «кольцом банкротств» оказались втянуты зарубежные (офшорные) компании Гусинского, которые все это время выступали основным центром формирования прибыли. Напомним, сам Гусинский проживает в Израиле и США.
Иск к остаткам медиа-империи Гусинского в Лондонский арбитраж подал люксембургский банк «Ист-Вест Юнайтед Бэнк С. А.», который в соответствии с кредитным соглашением от 23 февраля 2013 года предоставил швейцарской компании «Нью Сенчури» срочную кредитную линию в 75 млн долларов. Последняя является собственником всех производящих компаний Гусинского, зарегистрированных в России. Из них 3 («Серебряный экран», «Форвард фильм» и «Центр кинопроизводства») оказались вовлечены в «кольцо банкротств».
На беду Гусинского «Ист-Вест Юнайтед Бэнк С. А.» оказался дочерним банком «, а юристы владеют информацией о происходящих в России банкротствах. Про российские корни люксембургского банка Гусинский, конечно, знал, но не удержался. То ли старая привычка сработала, то ли тяжелая финансовая ситуация вынудила, под залогом оказалась даже лондонская квартира Гусинского, которая могла уйти с аукциона.
Как бы то ни было, иск люксембургский банк подал к 5 компаниям Гусинского. Две российского происхождения (ООО «Кинопроизводственный центр» и ООО «Прогресс-студия»»), остальные — офшорные. «Нью Медиа Дистрибьюшн Компрани СЕЗК ЛТД» («НМДК») и «Нью Медиа Программинг» («НМП») — Каймановы острова, «Нова Сенчури Холдингс ЛТД» («НОВА») — Гибралтар.
Почему кредит выдавался швейцарской компании, а ответчиками стали сразу пять фирм из разных юрисдикций? Тут все в лучших традициях эпохи первичного накопления капитала в России. Как следует из материалов лондонского арбитража, все русские кинопроизводящие компании Гусинского на 100% принадлежат швейцарской «Нью Сенчури», которая сама является дочерней компанией «НОВА». При этом «НОВА» является дочерней компанией «НМП», которая в свою очередь принадлежит «НМДК».
Вот такой вот оливье имени Владимира Гусинского. Все ответчики являются поручителями заемщика, потому и вошли в исковые требования. Всего в рамках кредитной линии «Нью Сенчури» использовала 35 млн долларов, а вернула кредитору только 26 миллионов. Общая сумма претензий вместе с процентами составила 9 150 024,89 долларов США.
Требование о возврате средств со стороны люксембургского банка было выдвинуто 15 января 2018 года. Согласно соглашению, деньги должны быть выплачены немедленно после требования, чего «группа Гусинского» до сих пор так и не сделала. Пытаясь защититься, адвокаты Гусинского изначально выдвинули встречный иск, обвинив истца и его материнскую компанию («АФК «Система») в тайном сговоре с целью нанесения ущерба Группе.
Обвинение кредитора, который требует возврата собственных средств, в нанесении ущерба абсурдно само по себе. Встречный иск в итоге пришлось отозвать, но это позволило отсрочить выплату долга. Единственное, чего просила адвокаты Гусинского в лондонском арбитраже — это разделить выплату долга на два этапа. Мотивировали свою просьбу они отсутствием полной суммы на счетах, заявляя о наличии только 5,2 млн долларов, и угрозой банкротства.
Истец требовал выплатить деньги немедленно. Свою позицию люксембургский банк обосновал недобросовестным поведением ответчика, который и без того почти на год сдвинул платежи за счет необоснованного обвинения в тайном сговоре, чем уже нанес ущерб банку. Кроме того, люксембуржцы высказали опасения, что злоупотребления ответчика могут лишить «Ист-Вест Юнайтед Бэнк С. А.» (в отличие от других кредиторов Ответчика) возможности «требования по суммам, которые могли бы стать доступны в будущие месяцы».
Забегая вперед, тут следует сказать, что люксембургский банк как в воду глядел, что и не удивительно. Владимир Евтушенков хорошо знаком с нравами и повадками Владимира Гусинского. Но лондонский арбитраж ранее с господином Гусинским не пересекался, поэтому вынес компромиссное решение. Как сказано в мотивировочной части, с целью «предупредить наступление банкротства Ответчика, одновременно с этим минимизировать отсрочку платежей в пользу Истца».
В основу решения суд заложил добросовестность ответчика, который взял на себя обязательство в течение нескольких недель выплатить Истцу 4,75 млн долларов. Гусинский пообещал заплатить деньгами, которые он получит по суду от Константина Кагаловского, его бывшего партнера по украинскому медиапроекту TBi. Бывший медиамагнат утверждал, что деньги уже депонированы в Британии и как только будет отклонена апелляция Кагаловского, они автоматом будут зачислены на счет люксембургского банка. Оставшуюся сумму долга в 4 400 024,89 долларов США арбитраж обязал ответчика выплатить не позднее 31 марта 2019 года.
Заседание арбитража прошло 27 ноября 2018 года, решение вынесено и утверждено 11-м декабря, за окном уже август 2019-го, а на счет «Ист-Вест Юнайтед Бэнк С. А.» до сих пор не поступило ни цента. Г-н Евтушенков знает, что это банальный кидок, но в лондонских салонах так выражаться не принято. Здесь обычно говорят о форс-мажоре и непредвиденных обстоятельствах. Хотя обстоятельства эти г-н Гусинский предвидел заранее, но в суде умолчал об этом.
7 декабря 2018 года после отклонения апелляции Кагаловского 5,2 млн долларов, из которых главный адвокат «группы Гусинского» обещал погасить первую часть долга, поступили не люксембургскому банку, а компании «НМДК», зарегистрированной на Каймановых островах. И месяца не прошло, как г-н Гусинский подает на Кайманах на банкротство этой компании, утверждая о наличии задолженности на сумму 5,75 млн долларов перед частными лицами, «членами креативной команды», которые согласились ранее ждать получения денег. Вся сумма со счетов «НМДК» незамедлительно отправилась «погашать» долги «креативной группы».
Иными словами, люксембургский банк догадывался, а г-н Гусинский знал, что никаких денег «Ист-Вест Юнайтед Бэнк С. А.» не получит. Проще говоря, Гусинский ввел в заблуждение лондонский суд (в материалах дела есть ссылки на личные показания Гусинского) о выплате 4,75 млн долларов ответчику. Еще проще, Гусинский юлил, выкручивался и врал. К слову, залог по своей лондонской квартире (около 1 млн фунтов стерлингов) Гусинский выплатил тоже сразу после решения суда.
И если бы это был единственный случай, так называемого, вранья, то следовало бы говорить о введении суда в заблуждение. Однако в материалах суда есть прямые показания Владимира Гусинского под присягой, где он утверждает, что на 90% является бенефициаром «НМДК», гарантируя тем самым выплату денег люксембургскому банку. Если судить по реестру «НМДК» на момент показаний, это не просто ложь, а ложь, как говорил , наглая.
Свои показания Гусинский дал 17 октября, а в выписке из реестра «НМДК» от 31 октября владельцами значатся Клямко Антон Андреевич (85%) и Черномырдина Светлана Николаевна (15%). Платежи за выкуп долей Клямко и Черномырдина ушли только 22 октября, что тоже позже даты показаний Гусинского в суде. Получается, что бывший медиамагнат судился от лица фирмы, которая на момент принятия судебного решения ему не принадлежала. Кстати, из этого следует, что все остальные судебные решения, которых добивался Гусинский как владелец этой компании также можно считать юридически ничтожными.
Тут можно, конечно, сказать, что к моменту окончательного заседания суда, которое прошло 27 ноября, г-н Гусинский смог переоформить «НМДК» на себя, но слов из песни не выкинешь. А песню Владимир Гусинский пропел 17 октября. По английскому законодательству обман суда преследуется по уголовным нормам вплоть до лишения свободы на срок до 2 лет.
Как пишут в соцсетях, запасаемся попкорном…
Куда вложить деньги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео