Ещё

Почему на юге России аграрии не страхуют урожай от непогоды 

Почему на юге России аграрии не страхуют урожай от непогоды
Фото: Российская Газета
Без страховки сейчас работают даже в тех регионах юга, которые принято считать зоной рискованного земледелия: Волгоградская область, восточные районы Ростовской и практически вся Калмыкия. Почему же аграрии так и не страхуют урожай и можно ли переломить ситуацию, выяснял корреспондент «РГ».
Даже поверхностный анализ страховых сборов показывает, насколько неравномерно в нашей стране распределяется эта финансовая услуга. Из 1,95 миллиарда страховой премии, начисленной по договорам агрострахования с господдержкой в первом полугодии 2019 года, 1,4 миллиарда (то есть 72 процента) приходится на 10 регионов. Несмотря на то что ЮФО считается житницей России, в этот рейтинг попал только Краснодарский край, причем после нескольких лет роста регион занял лишь шестое место в рейтинге с суммой начисленной страховой премии почти 112 миллионов.
— Кубань в 2019 году восстановила господдержку страхования яровых культур, и за счет этого регион не только вошел в первую десятку в России по объему рынка, но и вышел на первое место в Южном федеральном округе, вернув себе лидерские позиции, которые занимал несколько лет назад, — пояснил президент Национального союза агростраховщиков (НСА) . — Следует также отметить, что в крае появилась практика господдержки страхования сельхозживотных, которой до этого здесь вообще не было.
— Раньше агрострахования на Кубани практически не было. Но сегодня, когда страховку можно получить даже при десятипроцентном ущербе, и при этом государство компенсирует половину выплаты, это становится интересным продуктом, — соглашается глава Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств Краснодарского края .
Аналитики ожидают, что в этом году российский рынок сельхозстрахования достигнет рекордных 4,5 миллиарда рублей. Для сравнения: в прошлом году было 3,7 миллиарда (из которых почти два — субсидируемое страхование). Размер застрахованных площадей ярового сева с господдержкой за год вырос в пять раз, с 500 тысяч до 2,8 миллиона гектаров, объем страховой премии — в три раза, с 500 миллионов до 1,6 миллиарда рублей. В страховании сельхозживотных с господдержкой также позитивная динамика: количество застрахованного поголовья увеличилось на 25 процентов (с 2,5 до 3,1 миллиона условных голов), объем этого рынка вырос опережающими темпами на 38 процентов, с 513 до 705 миллионов рублей.
Это настоящий бум страхования, уверяют представители опрошенных страховых компаний. Но вот независимые эксперты более спокойны и объясняют двузначные цифры роста эффектом низкой базы.
— Об агростраховании много говорят, но фактически востребованность продукта до сих пор очень низкая. И здесь, конечно, главная причина — подход к работе страховых компаний. Практически каждая выплата идет через суд. Методология подтверждения наступления страхового случая непрозрачна и запутана. Фермеры просто не видят никакого смысла платить деньги, заведомо понимая, что получить страховку можно только через суд, — объясняет глава Ассоциации фермеров Дона Вадим Бандурин. — Во всех странах с развитым АПК-страхованием это один из самых востребованных продуктов на рынке. Там есть огромное число программ, некоторых из них вообще еще нет в России. Например, в Аргентине страхуют стерню от пожара. Думаю, пока страховые компании не выстроят свою работу так, чтобы стать полноценным партнером фермера, развития этой индустрии не будет.
— Действительно, в начале 2000-х Ростовскую, Волгоградскую область, Краснодарский край и другие регионы юга нередко сотрясали скандалы, когда фермерам любыми правдами и неправдами отказывали в страховых выплатах. Ситуация начала меняться как раз после появления профильной ассоциации в начале 2016 года, — отмечает редактор Национального аграрного агентства . — Государство готово было выделять деньги на субсидирование этих расходов, но без саморегулирования это приводило к тому, что на рынке орудовали недобросовестные дельцы. Когда страховых случаев не было, они просто выписывали себе огромные премии по итогам года. А если случалось ЧП, пытались не платить. НСА сумела привлечь в свои ряды компании, готовые именно работать с этим видом страхования, а не просто снимать сливки. Федеральный центр тоже оказался доволен: он нашел, с кем можно разговаривать. И сейчас страховые компании, не являющиеся членом ассоциации, просто не имеют права заключать договоры агрострахования с господдержкой.
Именно негативный флер 2000-х годов отпугивает аграриев от страхования и сегодня. Но постепенно ситуация меняется. Если раньше в случае ЧП федеральный центр разруливал ситуацию в «ручном режиме» (как правило, принималось решение о целевой выплате пострадавшим из федерального бюджета), то теперь такой халявы больше не будет. Власти дают понять, что система агрострахования действительно работает, субсидирование из бюджета есть. И ответственность за сохранность урожая теперь полностью лежит на плечах собственника.
Участники рынка признают, что система несовершенна, но все же настроены оптимистично.
— Дальнейшее развитие агрострахования, потенциал которого в России еще огромен, будет зависеть от качественных преобразований системы: разработки дополнительных программ страхования, расширения охвата малого и среднего бизнеса с использованием инновационных методов и улучшения процедур, — говорит Биждов. — Основная цель — агрострахование должно стать одним из основных инструментов управления рисками в АПК.
— Нужно принять как данность, что теперь аграрий сам отвечает за свой урожай. Но, чтобы страхование развивалось, компаниям нужно больше сил и средств вкладывать в популяризацию своих продуктов, на конкретных примерах показывать, как это сегодня работает, — считает Дмитрий Беляев. — Кроме того, в отличие от других сфер, где развитие конкуренции всегда на пользу, здесь более эффективными будут именно большие компании национального уровня. У них есть деньги, чтобы возместить любое локальное ЧП. Если в Калмыкии и в Волгоградской области аномальная засуха, то где-нибудь в Сибири этой проблемы нет. И этот риск будет перекрываться. Кроме того, я думаю, что в ближайшие годы на российский рынок придут крупные международные компании, у которых запас прочности еще больше. Конечно, все это будет способствовать росту агрострахования. Это мировая практика, которая десятилетиями доказывает свою эффективность. И если мы хотим вписаться в мировой аграрный рынок, нам придется принимать эти правила игры.
В России растет объем серых зарплат
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео