Ещё
Долги не спишут: пенсии станут неприкосновенными
Долги не спишут: пенсии станут неприкосновенными
Личный счет
Россиян предупредили о подорожании мобильной связи
Россиян предупредили о подорожании мобильной связи
Личный счет
Болгария сделала заявление по «Турецкому потоку»
Болгария сделала заявление по «Турецкому потоку»
Экономика
Россиянам приготовились повысить зарплаты
Россиянам приготовились повысить зарплаты
Личный счет

«Таким людям, как я, тем, кто лишился всего, субсидия не поможет» 

«Таким людям, как я, тем, кто лишился всего, субсидия не поможет»
Фото: Daily Storm
Через четыре месяца после масштабного наводнения в Иркутской области часть жителей города Тулуна решили навсегда его покинуть. Те местные предприниматели, не бросившие хозяйство, теряют деньги, клиентов и даже работников. Государство не оказало им всю ту помощь, которую обещали чиновники в дни, когда вода только начинала сходить, а за Тулуном следили центральные СМИ.
Сложный город Тулун
Летний паводок в Иркутской области стал самым сильным в регионе за последние 180 лет. Стихия унесла жизни 25 человек, а число пострадавших превысило 40 тысяч. Ущерб от наводнения измеряется десятками миллиардами рублей.
Самый сильный удар пришелся на город Тулун. Здесь без крова остались 450 семей. Кто-то лишился бизнеса, кто-то работы. По официальным подсчетам, паводок уничтожил или повредил 260 объектов, принадлежащих местным предпринимателям. Для Тулуна это оказалось серьезным ударом. Населенный пункт относится к моногородам первой категории: здесь нет ни одного крупного предприятия, и многие тулунцы зарабатывают на жизнь мелким бизнесом.
Кому и как выплачивают деньги
Иркутской области, понимая всю сложность этой ситуации, выделило 800 млн рублей на компенсации предпринимателям, которые пострадали от паводка. Есть два вида субсидий: 200 тыс. и 1,5 млн рублей. Первую выдают в качестве возмещения недополученных доходов из-за стихии. Вторая предназначена для покупки оборудования, ремонта помещений и на их аренду.
Однако в этой системе есть исключения. По закону деньги не выплачивают продавцам алкоголя и табака. Как показывает практика, отказ можно получить, даже если бизнесмен не занимался торговлей спиртного или сигарет. Достаточно кода на соответствующий вид деятельности в документах компании.
Еще одна мера, которую предприняли региональные власти, — введение зоны ЧС. Зона отчуждения — это территория, которая находится под угрозой повторного затопления. Такой статус будет до тех пор, пока не возведут дамбу, а утверждением границ зоны занимается администрация города Тулуна.
Зона отчуждения играет немаловажную роль для тулунских бизнесменов: от нее зависит то, на что они смогут потратить выделенные государством деньги. Например, предприниматели, которые находятся за границами зоны, могут потратить 1,5 млн рублей на все три вида работ: покупку оборудования, ремонт и аренду помещения.
А предпринимателям, оказавшимся в эпицентре паводка, нельзя тратить деньги на ремонт. В таком случае бизнесмену придется платить из своего кармана, либо снимать новое помещение и начинать дело с нуля. На это и выделяют 1,5 млн рублей.
Такая система выплат несовершенна. Обделенными остались предприниматели, которые вели бизнес в собственных помещениях. По мнению коммерсантов, субсидия не покрывает расходов на восстановление имущества, а переезжать в другое место просто невыгодно.
Еще хуже, если помещение бизнесмена попало в зону ЧС. В таком случае выплата будет практически бесполезной. Ее нельзя потратить на восстановление, а за утраченную коммерческую недвижимость деньги пока не возвращают.
Денег недостаточно
Юлия — владелец автосервиса в Тулуне. От первой волны паводка женщина с семьей спасалась на даче. Когда стихия успокоилась, Юлия вернулась в город — но спасать уже было нечего. Наводнение полностью уничтожило бизнес женщины: здание ее автосервиса восстановлению не подлежит, утонули все оборудование и три автомобиля, которые были на обслуживании в тот момент, когда пришла вода.
«Территория, где стоял наш автосервис, стала руслом реки. По нашей базе прошла волна, которая несла за собой дома. К сервису прибило три постройки — они разлетелись в щепки, но сам ангар устоял. От него остались стены, но вымыло фундамент», — объясняет женщина.
Как указывает Юлия, ее проблема — в том, что субсидия в 1,5 млн рублей не покрывает все убытки, так как ей принадлежала недвижимость и земля, стоимость которых превышает эту сумму в два с половиной раза.
«В нашей собственности была земля и здание, площадь — 400 квадратных метров. Если жилые помещения оценили в 45 тыс. рублей за квадратный метр (сумма выплат пострадавшим от наводнения в Тулуне. — Примеч. Daily Storm), то коммерческую недвижимость никто не смотрел. У нас оценили только кадастровую стоимость до наводнения, и, по данным Росреестра, мое помещение стоило 4,5 млн», — описывает свою ситуацию Юлия.
Предприниматель отмечает, что из-за стихии ее сотрудники потеряли работу. Более того, женщине самой пришлось приступить к поискам нового места для сервиса. Причем о возрождении предприятия пока речи не идет, говорит Daily Storm собеседница.
«Субсидию выдают для восстановления бизнеса. Таким людям, как я, тем, кто лишился всего, она не поможет. Для получения субсидий необходимо создать себе определенные условия. Нам нужно большое помещение. А нам куда можно переехать, если подходящих зданий сейчас в городе просто нет? В Тулуне ничего не осталось», — рассуждает пострадавшая.
Внимание к деталям
Юлия — не единственный бизнесмен, чья собственность пострадала от наводнения. В числе предпринимателей-подтопленцев оказался владелец бетонного предприятия — Игорь Копытко. Помимо наводнения, которое повредило его здание, мужчина столкнулся еще с одной проблемой — бюрократией.
«Бизнес — вещь рискованная, и никто не знает, чем будет в дальнейшем заниматься, и я еще до потопа на всякий случай внес в ОКВЭД (виды деятельности фирмы. — Примеч. Daily Storm) торговлю пивом и табаком. А для таких видов деятельности не дают компенсаций. Поэтому 200 тыс. и не выдали», — заявляет Копытко.
Его производственное помещение тоже находилось в зоне отчуждения. Как объясняет бизнесмен, переезжать на новое место ему оказалось невыгодно, поэтому пришлось делать ремонт за свой счет.
«У меня капитальное строение кирпичное — полноценное предприятие. За 1,5 млн рублей такое не построишь. Вот и вложил в ремонт здания 10 млн рублей», — рассказывает Копытко.
Некорректные данные
Ремонт за свой счет также решил сделать владелец сети аптек — Олег Порошин. До паводка у его семьи действовали восемь точек. Две из них оказались под водой. Обеспечивать работу остальных приходилось вручную.
«Во время потопа мы на электричках возили в Тулун коробки инсулина — в еще работающие аптеки. Продавцы работали сутками, чтобы жители могли купить медикаменты», — вспоминает Порошин.
По его словам, паводок полностью уничтожил одну из аптек, другую ему удалось восстановить. На это Порошин потратил 2 млн рублей из своего кармана.
«Для того чтобы восстановить аптеку, нужна была специальная санобработка. Представьте: антибиотики в воде во время потопа растворились», — объясняет мужчина.
В сентября региональные власти приняли решение о выдаче субсидий пострадавшим. В первую очередь правительство компенсировало недополученную прибыль. Однако Порошиным этих денег не досталось опять же из-за бюрократии.
«В выплате 200 тыс. рублей нам отказали, потому что у Минэкономразвития области мы не отображались в реестре субъектов малого и среднего предпринимательства, хотя в  информация о нас была. Я сделал выписку из налоговой и к заявке на компенсацию ее приложил. Но власти пошли по формальному принципу — не отображаюсь в реестре — значит, в выплате не нуждаюсь. Пока добивались того, чтобы наши данные начали отображаться, время выплат субсидий истекло, и нам отказали», — говорит Порошин.
Падение выручки из-за бегства тулунцев
После наводнения из Приангарья началась массовая миграция людей в другие регионы. По данным Министерства социального развития, опеки и попечительства региона, за последние пять месяцев из Иркутской области переехали 7% пострадавших в паводке. В основном едут в Красноярский край.
Массовое бегство коснулось и Тулуна. Региональные власти оценили стоимость одного утраченного квадратного метра в 45 тыс. рублей. То есть тулунец, потерявший 50-метровую жилплощадь, может позволить себе купить на компенсацию небольшую однокомнатную квартиру в Иркутске. Так и образовались эти 7%.
«Мы ведем статистику. По выручке видно, что клиентов становится меньше», — рассказывает владелец сети аптек Олег Порошин. Его слова подтверждает хозяйка зоомагазина Анна Савченко. Ее бизнес не пострадал от наводнения, однако женщина боится, что в скором времени может начать работать в убыток.
«Мои магазины не затопило, но сейчас из города идет массовый отток населения, из-за этого мой бизнес пострадает», — считает предприниматель.
Вместе с жителями город теряет работников предприятий. Штат сотрудников владельца аптек Олега Порошина за последние месяцы сократился на четверть.
«До наводнения у меня работало 42 человека. После потопа из Тулуна уехало 10. По сути — четверть коллектива, так как двое тоже собираются уезжать», — говорит Порошин.
Строительный магазин Игоря Копытко покинули чуть ли не все сотрудники: «У меня работало 12 человек. Из них девять уехали из города», — констатирует мужчина.
Что говорят в правительстве и администрации?
На сайте Министерства экономического развития Иркутской области нет информации о компенсациях в связи с утратой коммерческой недвижимости. Daily Storm обратился в администрацию Тулуна с просьбой объяснить, могут ли предприниматели рассчитывать на такие выплаты. Там четкого ответа не дали.
«Указ президента говорит о выделении средств именно на восстановление деятельности бизнесменов. Если человек был застрахован, то он может получить деньги от страховой. Ну, и в судебном порядке, если есть достаточные основания получить те или иные меры поддержки», — объясняет Евгения Шардакова — начальник отдела содействия развитию малого и среднего предпринимательства.
В Минэкономразвития Иркутской области Daily Storm сказали, что пострадавшим предпринимателям банки предоставляют льготные кредиты и реструктуризируют долги.
«У нас есть еще один инструмент — это получение микрозаймов под 1% годовых. Но этот вопрос надо прорабатывать с каждым предпринимателем по отдельности. Но такая возможность есть — это все решается в рабочем порядке», — сообщает Янина Шабурова, начальник отдела государственной поддержки и развития малого и среднего предпринимательства в управлении развития предпринимательства регионального ведомства.
После потопа представители , , и  заявили, что готовы реструктуризировать долги потерпевших предпринимателей. По словам опрошенных Daily Storm бизнесменов, финансовые организации свои обещания выполнили.
Daily Storm также обратился к  — бизнес-омбудсмену Иркутской области. Однако в аппарате уполномоченного по правам предпринимателей заявили, что Капитонов в командировке.
Видео дня. На ипотеку для многодетных выделят 6 млрд рублей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео