Ещё

Российско-британская торговая палата — честный и нейтральный посредник 

Российско-британская торговая палата — честный и нейтральный посредник
Фото: Инвест-Форсайт
Российско-британская торговая палата (РБТП) успешно продвигает деловые отношения и взаимные инвестиции между двумя странами. В кулуарах инвестиционного форума RussiaTALK — ключевого мероприятия, которое проводится палатой в Москве, — деловой журнал «Инвест-Форсайт» получил возможность обсудить с Альфом Торренцем различные экономические вопросы, в том числе потенциальные последствия Brexit.
Что касается ожидаемого выхода Британии из , тут все совершенно непредсказуемо. Никто не знает, как все будет происходить, а тот, кто говорит, что знает, скорее всего, глупец. Тем не менее очевидно, что как только Соединенное Королевство окажется вне объединенной Европы, ему потребуется заключить собственные торговые соглашения с различными странами помимо ЕС, и одной из них вполне может стать Россия, поскольку для этого имеется множество предпосылок. Прежде всего, помимо относительной географической близости, Россия является частью Европы и одновременно огромным рынком — самым емким рынком в Европе в плане населения. Даже если взять одну только Россию, а не весь России, Белоруссии, Казахстана, Армении и Кыргызстана, — это в любом случае громадный рынок, который, безусловно, должен интересовать Соединенное Королевство.
Российско-британская торговая палата — не политическая организация, однако политику в любом случае нельзя сбрасывать со счетов, то есть если бы отношения между нашими странами были лучше, британское правительство с большей вероятностью рассматривало бы Россию как потенциальный экспортный рынок. К сожалению, на данный момент ситуация иная. Тем не менее в Россию стоит инвестировать: вообще-то, Соединенное Королевство ведет активную торговлю с Россией, более активную, чем, например, с такими странами , как ЮАР или Бразилия. Что особенно удивительно, так это то, что Соединенное Королевство больше торгует с Россией, чем с Южной Африкой, учитывая давние и глубокие связи Великобритании с этой страной.
После введения санкций в 2014 г. объем двусторонней торговли значительно сократился. Однако тут очевидна разница между сегментами товаров и услуг. Товарообмен действительно серьезно пострадал, снизившись с почти 6 млрд ф.ст. до менее 3 млрд, в то время как оборот услуг пострадал значительно меньше. Более того, оба показателя уверенно растут начиная с 2015 г., и хотя они еще не вернулись к предсанкционному уровню, в настоящее время рост продолжается. В первый момент британские компании начали осторожничать, поскольку опасались попасть под санкции. Трудно сказать точно, скольких предприятий это могло коснуться, но я бы рискнул предположить, что пострадали бы менее 15% бизнеса. То есть первоначально произошло значительное снижение, а затем компании освоились с новым режимом, объем торговли понемногу пошел вверх.
Когда британские компании вновь обратили внимание на российский рынок, они обнаружили, что подавляющее большинство бизнесов не пострадали от санкций. Из тех, кто испытал на себе последствия санкций, большинство относятся к сфере шельфового и арктического бурения либо эксклюзивного машиностроения. Но деятельность таких компаний не относится к приоритетам РБТП, поэтому сложно сказать, предпринимают ли они усилия для снятия ограничений на свою деятельность. 85% компаний не пострадало.
Число участников палаты за последние пять лет изменилось. В докризисных 2004–2005 годах многие компании хотели взаимодействовать с Россией, и их было, соответственно, проще привлечь вступить в палату, а также было проще найти спонсоров для конкретных мероприятий. Российско-британская торговая палата — это некоммерческая организация, ее финансирование имеет два основных источника: членские взносы и спонсорская поддержка. В те времена было довольно легко привлечь спонсоров и новых членов палаты. Сейчас в этом смысле гораздо сложнее. Тем не менее в этом году отмечается рост количества желающих вступить в палату, что вселяет осторожный оптимизм. При всем при этом санкции отразились на одних секторах экономики больше, чем на других, в том числе на финансовом. Поэтому если бы мы представляли интересы исключительно финансовой отрасли, тут было бы о чем поговорить. Но, в общем и целом, число компаний, которые хотят стать членами палаты, растет.
Что касается британских капиталовложений в Россию, прямые инвестиции Соединенного Королевства остаются на удивление стабильными. Много инвестируют компании уровня BP, которая является, пожалуй, крупнейшим иностранным инвестором России, это даже обсуждению не подлежит. Но есть и другие значимые инвесторы — например (национальную принадлежность которой оспаривают и Соединенное Королевство, и Нидерланды), JCB, которая очень успешно работает в Екатеринбурге, и Aggreko. Если говорить о других существенных капиталовложениях в технологии, здесь мы всегда сохраняем оптимизм. Мне известно о нескольких потенциальных инвесторах, но на фоне Brexit компании проявляют большую осторожность.
Как торговая палата мы в своей деятельности ограничены двумя странами, географически наши рынки определены Уставом, мы направляем усилия на работу в Соединенном Королевстве и России. Наша цель и задача, наш первоочередной приоритет — и дальше представлять интересы наших членов. Естественно, представляя российские и британские компании, мы опираемся на поддержку правительств обеих стран. Компании также предпочитают вести деятельность при содействии своих государств.
Работая в России, мы стремимся максимально эффективно представлять интересы наших членов и тесно взаимодействуем с посольством Соединенного Королевства в Москве. Справедливо и обратное: в Лондоне мы плотно контактируем с посольством России. Я и председатель совета директоров РБТП регулярно общаемся с обоими посольствами, чтобы заручиться в своей деятельности их поддержкой. Главное достоинство Палаты — даже на фоне непростого политического климата в ней видят честного и нейтрального посредника. Мы очень внимательно подходим к тому, чтобы заручиться поддержкой обоих государств, так как без нее мы просто не сможем работать.
Наша Палата — это двусторонняя организация, и половина нашей работы состоит в том, чтобы помогать российскому бизнесу в Соединенном Королевстве. На британский рынок выходит много российских предпринимателей, которым мы, используя свое влияние, пытаемся помочь. Мы можем найти нужные контакты или потенциальных партнеров — по сути, в основе мы являемся нетворкинговой организацией. С другой стороны, , к примеру, листируется на Лондонской фондовой бирже; там, кстати, довольно много российских компаний. Конечно, для компаний такого масштаба и значимости участие в деятельности Палаты — скорее корпоративно-социальное обязательство, поскольку для выхода на биржу наша помощь им явно не нужна. Но они периодически контактируют с нами и выступают на наших мероприятиях, поскольку мы признанная и уважаемая организация. Так что в определенном смысле мы с ними взаимодействуем, но не в плане листирования.
Рынок Соединенного Королевства — открытый и дружелюбный. Если бизнес не ограничен санкциями, для него нет никаких препятствий для инвестирования в Соединенном Королевстве, а налоговые льготы для иностранных компаний зависят от объемов инвестиций. Этот вид деятельности не входит в нашу компетенцию; основные наши члены — мелкие и средние компании, которые обычно работают на общих условиях. В Соединенном Королевстве мелкий и средний бизнес считается основой основ экономики, поэтому ему уделяется большое внимание. Министерство внешней торговли все больше ориентируется на поиск возможностей для мелкого и среднего бизнеса за рубежом.
На британский взгляд, в России все несколько иначе, например: небольшим предприятиям может быть сложно получить финансирование. В России также сложилась культурная парадигма неудачи: если российский бизнесмен терпит фиаско, это может стать фатальным для его биографии, в то время как в Соединенном Королевстве — тем более в США — бизнесмен считается успешным, даже если бизнес пошел только на четвертый раз. Страх потерпеть неудачу сильно сдерживает дух предпринимательства.
На взгляд РБТП, инвестиционный и законодательный климат в России определённо улучшается. Согласно Ease of Doing Business (индексу лёгкости ведения бизнеса), Россия значительно улучшила свои позиции — в 2018 г. она была на 31-м месте, впереди Франции и чуть позади Испании: впечатляющий прогресс за пять лет. Тем не менее остаются определенные проблемы, основной из которых, вероятно, является доступность финансовых ресурсов. По-прежнему не изжита коррупция. Предприниматели, по большей части российские, нередко озвучивают в Соединенном Королевстве мнение, что как только бизнес вырастает до определённого уровня, появляется риск его отъема.
Что касается британских инвестиций, уровень российских специалистов делает данный рынок крайне привлекательным. Безусловно, здешние трудовые ресурсы имеют хорошее образование и подготовку, поскольку в России этому всегда уделялось внимание и накоплен богатый потенциал в сфере научных знаний. Во время прошлогодней поездки в татарстанский Иннополис британские компании вели поиск российских партнёров и талантливых кадров. Общепризнанно, что в этом отношении российской рабочей силе есть что предложить.
Мы развиваем партнерские отношения с московским  — генератором инноваций и кузницей стартапов. В феврале мы провели у них совместную конференцию, следующую в 2020 г. намерены организовать в Кембриджском университете. Потенциал российских специалистов огромен, некоторые из членов нашей Палаты видят это как аргумент открыть здесь свой бизнес.
Для британцев технологическое сотрудничество с Россией — отчасти из области теории, но на самом деле реальная картина всегда сложнее и полнее, чем представляется. Ряд британских компаний уже рассматривает данные возможности. Есть одна британская компания, создающая дата-центры в Москве, оказавшейся в этом плане идеальной локацией. Она уже привлекла здесь значительные средства и сейчас запускает второй такой центр. Реальные примеры демонстрируют данную теорию на практике — и это то, чему Палата пытается способствовать.
Что касается перспектив двусторонних отношений, то их развитие требует изрядной доли оптимистического настроя. Не стоит ничего переоценивать, но многие из члены нашей Палаты ведут в России весьма успешный бизнес. Это жёсткий рынок, но любой рынок непрост — и Россия не исключение. Тем не менее в целом я настроен оптимистически: Brexit, какой бы его сценарий ни избрало Соединенное Королевство, подтолкнет британские компании к поиску торговых партнеров за пределами ЕС — и Россия с её большим рынком, относительной географической близостью, образованными и профессиональными трудовыми ресурсами является во многих отношениях естественным торговым и инвестиционным партнером.
Видео дня. Коронавирус повлиял на работу фондовых бирж
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео