Ещё

Мир стоит на пороге новой промышленной революции. Что ему может помешать? 

Мир стоит на пороге новой промышленной революции. Что ему может помешать?
Фото: Lenta.ru
Цифровая трансформация — глобальный тренд XXI века и один из главных драйверов экономического роста. Настоящая цифровая революция уже охватила и малый, и крупный бизнес. Ажиотаж распространился даже на реальный сектор, главным образом промышленность, которая традиционно меньше всего ассоциируется с новейшими технологиями. Однако всеобщий курс на диджитализацию существенно меняет расстановку сил в мировой экономике. Удастся ли промышленности встать на цифровые рельсы — в материале «Ленты.ру».
По данным аналитического агентства IDC, в 2019 году совокупные затраты на технологии и услуги, необходимые для цифровой трансформации бизнеса, составят около 1,25 триллиона долларов. К 2021 году это значение приблизится к 2,1 триллиона долларов. Чаще других о цифровизации говорят интернет— и финансовые компании, операторы связи и ритейлеры. Именно в этих сферах наиболее активно внедряются новые технологий, ставшие доступными для бизнеса в последние годы. Речь, в частности, идет об аналитике больших данных и машинном обучении, искусственном интеллекте, роботизации, дополненной реальности, интернете вещей (IoT), 3D-печати и облачных вычислениях.
Наименее же поворотливыми в вопросах внедрения современных технологий в бизнес-процессы как правило оказываются промышленные гиганты. Вопреки расхожему мнению, такая ситуация характерна не только для России, но и для развитых экономик. Так, по данным McKinsey&Company, в США наименее диджитализированными до сих пор остаются такие отрасли, как сельское хозяйство, строительство, гостиничный бизнес и здравоохранение. Невысокие показатели применения digital также отмечают в нефтяной и горнодобывающей отраслях, химической и фармацевтической промышленности. Получается, что отрасли с наивысшими показателями по ВВП и занятости являются наименее «оцифрованными».
При этом эксперты всячески подчеркивают: цифровая трансформация промышленных предприятий экономически более чем целесообразна. По данным IDC, к 2020 году не менее 55 процентов компаний мира можно будет отнести к «настроенным на цифровизацию». Компания Huawei совместно с Oxford Economics подсчитала, что цифровая экономика растет в два с половиной раза быстрее мирового ВВП. Так, к 2025 году она достигнет 23,3 процента глобального ВВП и составит около 23 триллионов долларов. А согласно оценкам российского , мировая цифровизация промышленности в ближайшее десятилетие позволит привнести в экономику более 30 триллионов долларов.
На промышленном рынке процесс цифровизации обретает все более конкретные очертания. Предпосылками для этого стали снижение стоимости технологий и вычислительных мощностей, а также рост доступности высокоскоростной передачи данных. Как прогнозирует IDC, в 2019 году большая часть инвестиций предприятий, занятых в дискретном производстве и перерабатывающей промышленности, пойдет на организацию «умного» производства. Согласно глобальному исследованию KPMG, 95 процентов генеральных директоров промышленных предприятий рассматривают цифровую трансформацию как возможность для повышения производительности труда и развития бизнеса.
По словам президента Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александра Шохина, трансформация технологического уклада неизбежно затронет все компании. При этом те, кто не сможет подключиться к цифровизации, проиграют своим конкурентам. «С одной стороны, внедрение современных технологий и инноваций способно потенциально вывести на совершенно новый уровень производительность труда, которая стагнирует во многих странах. С другой стороны, те страны, которые не будут уделять должного внимания технологической модернизации, утратят перспективы сохранить и повысить конкурентоспособность», — заявил он.
Цифровую трансформацию предприятия можно рассматривать с двух перспектив — цифровизация бизнес-модели и операционная цифровизация. Первая заключается в изменении самой схемы взаимодействия с клиентом, переходе от традиционных продаж к модели «умного» продукта, дополненного цифровым сервисом для клиента. Вторая предполагает внедрение цифровых инструментов для повышения эффективности предприятия в рамках существующей бизнес-модели. Внедрение цифровых инструментов в операционную деятельность позволяет предприятиям повысить качество принимаемых решений и получить первые результаты уже в течение первого года.
В частности, в повышении эффективности производственных процессов важную роль играют решения на базе интернета вещей и аналитики больших данных. Они позволяют оперативно собирать информацию о физических показателях и переводить ее в оцифрованные данные для дальнейшей обработки, обмениваться сведениями в электронной форме по всей цепочке создания ценности и обрабатывать информацию с использованием машинного обучения и искусственного интеллекта для получения качественно новых выводов. Кроме того, с их помощью можно удаленно управлять физическими параметрами производственного процесса и оборудования на основании решений, принятых с учетом результатов глубокой аналитики.
Комбинируя различные технологии, предприятия получают инструментарий, позволяющий увеличивать выпуск готовой продукции, снижать уровень брака, сокращать расход материалов, повышать доступность оборудования. Например, российскими предприятиями при участии консультантов KPMG разработаны решения для сокращения расхода ферросплавов при производстве стали, предсказания дефектов проката стали на ранних этапах производства, оптимизации параметров работы установки газофракционирования в реальном времени, заблаговременного предсказания засора дистилляционной колонны для своевременного проведения обслуживания и предотвращения поломки.
К настоящему моменту шесть из десяти промышленных предприятий в мире уже имеют разработанную программу цифровой трансформации. При этом четверть предприятий, согласно данным KPMG, имеют горизонт программы менее 12 месяцев, в то время как большинство (61 процент) планируют реализовать имеющуюся программу за один-три года. Однако данные показатели, как в мире, так и в России, в большей мере отражают уровень развития крупнейших предприятий — лидеров отрасли. Но и лидеры сейчас находятся только на этапе наращивания необходимых цифровых компетенций и реализации пилотных проектов.
Почти 90 процентов крупнейших промышленных предприятий, опрошенных KPMG, сообщили, что начали пилотные проекты или внедрили решения на базе машинного обучения и искусственного интеллекта на ограниченном периметре процессов. В среднем, по оценке (ОЭСР), только 12 процентов предприятий в странах западной Европы используют аналитику больших данных. Однако в зарубежной практике уже наберется немало успешных кейсов, когда цифровая трансформация благоприятно отразилась на качественных и количественных показателях бизнеса.
Так, американский концерн General Motors (GM) стал применять технологии генеративного дизайна. Алгоритм перебирает тысячи вариантов одной детали, чтобы выбрать наиболее подходящий по заданным параметрам (вес, материал, метод изготовления и т.д.). Благодаря внедрению этой технологии производства, за последние два года GM удалось облегчить 14 моделей автомобилей — в среднем на 159 кг по сравнению с предыдущими версиями. Однако дело не только в облегчении автомобилей. Главное преимущество генеративного дизайна над другими технологиями заключаются в возможности объединения нескольких деталей в одну и радикальном сокращении затрат на разработку продукта.
Другой пример — технология Cat Connect от производителя спецтехники Caterpillar. Система отслеживает состояние оборудования и позволяет снизить эксплуатационные расходы, контролировать ход работ, обеспечивать безопасность на площадке. Чтобы выявить истинную эффективность работы техники с использованием новой технологии, Caterpillar провела эксперимент. Была поставлена задача построить два равных участка дороги. Техника с использованием технологии Cat Connect справилась с заданием за 16 часов, в то время как обычному оборудованию потребовалось на 12 часов больше.
Немецкая компания GEA, выпускающая оборудование для пищевой промышленности, еще в 2015 году внедрила решение, которое позволяет мониторить состояние оборудования клиентов и анализировать внештатные ситуации. Алгоритм позволил эффективнее планировать работы по ремонту и техническому обслуживанию оборудования и существенно повысить качество сервиса. А в 2019 году GEA представила новую облачную платформу, которая дает возможность беспрепятственно интегрировать все взаимодействия поставщиков на основе одной платформы, начиная с электронных расчетов при заказе запасных частей, комплектующих и технического обслуживания.
В целом на Западе прослеживается явная тенденция: компании производят уже не просто машину или какой-то станок, но и цифровое окружение для него, и начинают зарабатывать на дополнительных сервисах. Глобальные производители, такие как , GE, в скором будущем смогут зарабатывать больше на софте и на цифровых услугах, нежели на основной продукции. Россия по уровню развития «цифры» пока занимает незначительное место в мировой экономике. Согласно данным McKinsey, цифровая экономика в нашей стране пока составляет лишь 4 процента ВВП, для сравнения, в США этот показатель равен примерно 10 процентам.
Однако стоит отдать должное: хотя о цифровизации в России начали говорить не так давно, темп в этом направлении наращивается очень активно. Так, в рейтинге электронных правительств мира Россия заняла 32-е место в 2018 году, при этом еще шестью годами ранее она занимала 59-ю строчку. Также за это время страна поднялась с 34-го на 23-е место по индексу E-Participation — он показывает участие граждан в принятии государственных решений с использованием IT. Все эти успехи связаны с ведущей ролью государства в процессах цифровизации и внедрением самой современной технологической инфраструктуры. Однако успешная диджитал-трансформация невозможна без участников рынка, поэтому отечественный бизнес также живо включается в процесс цифровизации.
Согласно исследованию KPMG, российские компании уже оценили первые результаты от инвестиций в цифровую трансформацию своего бизнеса. Так, 40 процентов респондентов отметили, что улучшили качество обслуживания клиентов, а 12 процентов компаний сообщили о росте прибыли. Лидирующие позиции в стране по количеству и качеству предлагаемых решений в области цифровой трансформации производств по праву занимает Москва. В столице насчитывается более 156 компаний, предлагающих передовые решения в области цифровизации. Что касается промышленных предприятий, то, по информации Департамента инвестиционной и промышленной политики Москвы (ДИИПП), 65 из 570 крупных и средних организаций уже реализуют или готовят проекты по цифровой трансформации своего производства.
Например, московский завод Renault является одним из самых роботизированных и высокотехнологичных автомобильных заводов всего концерна. Сегодня на заводе работают 105 роботов, а к концу 2019 года планируется приобрести еще 30. Доставку и перевозку комплектующих и деталей в цехах завода осуществляют 130 автоматических беспилотников, которые разрабатываются и производятся на самом заводе. Кроме того, до конца года на заводе будет запущен новый производственный корпус после реконструкции и модернизирована производственная линия: на ней будут выпускать обновленные модели Duster и Kaptur.
Как рассказали в ДИИПП, к 2024 году московские предприятия планируют вложить 15,3 миллиарда рублей в цифровую трансформацию. Крупнейшие объемы инвестиций запланированы со стороны Объединенной двигателестроительная корпорация () — 9,7 миллиарда рублей,  — 1,7 миллиарда рублей, компании «Ангстрем» — 1,7 миллиарда, а также НПО «Микроген» — 500 миллионов рублей. При этом ОДК цифровизуется уже давно — в начале 2018 в корпорации завершили первый этап развертывания инфраструктуры виртуальных рабочих мест (VDI). Эта технология решает проблемы многих территориально разрозненных предприятий, она обеспечивает централизованное администрирование рабочих мест и ускоряет тем самым обслуживание пользователей. Около 30 процентов специалистов управляющей компании ОДК уже используют новую систему в своей работе.
Другой пример — Московский машиностроительный завод «Вперед», который завершил проект по внедрению промышленного интернета вещей на производстве. Теперь станочный парк завода подключен к российской системе мониторинга промышленного оборудования «Диспетчер», разработанной компанией «Цифра». Эта система, в частности, включает в себя информацию о загрузке оборудования, о работе каждого станка, о процессе производства каждой детали, оцифровку данных со станков и импорт их в систему планирования производства, автоматизацию взаимодействие между цехами предприятия.
также может похвастаться успехами в области внедрения промышленной цифровизации. Речь, в частности, идет о создании корпоративной информационной системы управления, которая позволила решить проблему отсутствия единого информационного пространства на предприятии. В результате удалось реализовать межфилиальные расчеты, учесть целевое финансирование за счет госбюджета и социального страхования, сократить операционные издержки и повысить производительность труда.
Дальнейший успех промышленных предприятий в области цифровизации будет зависеть от ряда факторов. Условно их можно разделить на две группы: внутренние возможности организаций и наличие стимулов для цифровой трансформации. К внутренним возможностям относятся, в частности, компетенции руководства компании и качество процессов управления. Сюда же входят знания и навыки сотрудников, эффективное распределение персонал-ресурса. Что касается стимулов для внедрения цифровизации, то к ним можно отнести уровень конкуренции в отрасли, наличие доступа к цифровым технологиям и открытость рынка, гибкость трудового законодательства с точки зрения перераспределения ресурсов, наличие дополнительных налоговых и регуляторных льгот.
Кроме того, важна эффективная господдержка компаний, которые системно формируют цифровую экономику. При этом необходимо сохранять рыночные принципы подобной поддержки — все вложенные государством деньги должны возвращаться. Только так удастся создать конкурентную среду, наличие которой критически важно для разработки и внедрения прорывных цифровых технологий. Однако даже при наличии необходимых ресурсов и стимулов компании сталкиваются с внутренней резистентностью и нежеланием менять бизнес-процессы. В этом случае необходимо помнить, что цифровизация промышленности — это не замена всех сотрудников роботами, а расширение возможностей руководителей и работников за счет новых технологий.
По словам руководителя ДИИПП Александра Прохорова, нарастающая быстрыми темпами цифровизация и автоматизация промышленных предприятий повышает запрос на высококвалифицированную рабочую силу и приводит к образованию новых инженерных специальностей. Также цифровизация положительно сказывается на росте заработных плат сотрудников промышленной отрасли. «Пока видим рост числа занятых в Москве, в промышленности, прежде всего, и он год из года растет. Не стоит говорить, что будет резкое сокращение рабочих мест. Идет, скорее, смещение в область потребности в высококвалифицированных кадрах», — отметил Прохоров. Так или иначе, будущее стоит за гибким умным производством, приспособленным к новым реалиям и конкурентоспособным в цифровом мире.
Видео дня. Коронавирус повлиял на работу фондовых бирж
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео