Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Олег СКОБЕЛКИН: «Сейчас Костромская область живет на свои – и доходы растут»

Председатель комитета по бюджету, налогам, банкам и финансам Костромской областной не только знает о костромской казне абсолютно все, но и может объяснить, что с ней происходит, обычным костромичам, не специалистам в финансах. Корреспондент KOSTROMA.TODAY узнал, что происходит с экономикой Костромской области, как региону удалось снизить госдолг и довести бюджет до 36 миллиардов рублей и как программа ремонта дворов меняет менталитет костромичей.

Олег СКОБЕЛКИН: «Сейчас Костромская область живет на свои – и доходы растут»
Фото: Kostroma.TodayKostroma.Today

«Депутаты задают очень много вопросов»

Видео дня

— Олег Николаевич, давайте начнем с работы вашего комитета. Скажите прямо, у депутатов есть возможность повлиять на бюджет или все без вас решается?

— Депутаты у нас работают в комитетах по отраслевому принципу: социалка, здравоохранение, соцзащита, промышленность. И отстаивают интересы именно этого блока. Мы публично говорим департаменту финансов: уважаемый департамент, вот тут средств не хватает. Если доказали, что, например, надо выделить детям-сиротам на жильё больше средств, или, например, департаменту АПК, то мы садимся и корректируем бюджет. То есть мы в каком-то смысле выступаем оппонентом, но не ради критики, а как оппоненты при защите диссертации, когда мы вместе хотим улучшить качество работы. Могу сказать, что во время обсуждения бюджета депутаты всегда задают много вопросов. И решение в комитете всегда принимается большинством голосов, как и на Думе. В каком-то смысле департамент финансов держит экзамен перед депутатами. Так что принятие бюджета – это общая работа и областных властей, и депутатов.

— Мы видим, что в Костромской области явно идет рост доходов. При этом нельзя сказать, что в стране расцвет экономики. Почему у нас бюджет увеличивается?

— У нас рост налогов по доходу на прибыль, по налогу на доходы физических лиц и по акцизам на подакцизные товары. Прибыль предприятий увеличивается. Бюджет 2020 года приняли с профицитом в 1,4 миллиарда рублей. Есть такой традиционный подход: как жаль, что на территории Костромской области нет газа, нефти и золота. А с другой стороны, наша экономика не так завязана на определённые моноотрасли — и в случае кризиса, как мы видели в других регионах, ей не грозит мгновенное падение. У нас в промышленности главные роли у лесной отрасли и перерабатывающих предприятий. И все эти отрасли работают в плюсе. Так что экономика региона работает, и это прямо сказывается на бюджете. Но, безусловно, всегда хотелось бы больше.

— У Костромской области уменьшается и госдолг, хотя раньше считалось, что регион не может жить, не занимая денег.

— Действительно и нам, и многим другим дотационным регионам было сложно нести все соответствующие обязательства, приходилось занимать. Депутаты еще 10 лет назад поднимали этот вопрос: госдолг опасно вырос, давайте прекращать занимать. Но если не занимать, то варианта два – либо срезать расходы, в том числе – социальные, либо повышать доходы. Мы сейчас идем по второму пути, живем на свои, областные власти ведут разумную финансовую политику. Есть соглашение с , там жесткие рамки, мы, например, не имеем права брать коммерческие кредиты. На этот год нам поставили задачу, что госдолг должен быть меньше 100% от собственных доходов. А мы его снизили за 2 года со 135 % до 96 %. То есть мы даже перевыполняем условия. В следующем году должны уйти в 90%. Минфин видит, что Костромская область старается, поэтому мы и получаем значительную помощь федерального бюджета. Сейчас в регионе созданы условия, которые способствуют оздоровлении экономики. Мы приняли бюджет-2020, и у нас доходы составили выше 36 миллиардов рублей. То есть за 4 года с 20 миллиардов мы ушли в 36 миллиардов. Это реальная цифра, результат, что бы там не говорили.

«Главное – достойная зарплата»

А последнее время много говорят о нацпроектах. А они реально как-то влияют на экономику Костромской области?

— Конечно. Вот мы выходим на улицу и видим: по нацпроектам идет строительство школ, дорог, детсадов, новый корпус онкодиспансера строим – кто там работает? Костромичи. Наши рабочие получают там зарплату и тратят ее в Костроме. Многие материалы для строительства также — костромские. Покупают кирпичи, цемент — все в костромских магазинах. По «майским указам» Президента увеличилась зарплата врачей, работников культуры, то есть увеличилась общая покупательная способность. Все мы платим налог на доходы физлиц, и все это идет в бюджет, то есть нацпроекты прямо влияют на экономику области. Все эти вложения оправдываются. Поэтому в бюджете-2020 года на реализацию национальных проектов предусмотрено 6,2 млрд. рублей.

— Областные депутаты приняли целый пакет по территории опережающего развития в Галиче, которая должна стать точкой развития бизнеса в Костромской области. Вы уверены, что это сработает?

— Во-первых, ТОР не появился из ниоткуда. Галич – моногород, там есть автокрановый завод, более 20% жителей завязаны на нём. Мы все понимаем, что весь город не должен зависеть только от одного работодателя – упал спрос на краны, значит, упало все. Во-вторых, в Галиче появился, так сказать «якорный инвестор» — компания «Сегежа», которая будет строить фанерный комбинат, инвестиции порядка 10 миллиардов рублей. У них есть важные преференции, например, в пенсионный фонд они будут платить вместо 22% — 6%, таким образом, появляются условия для повышения зарплаты. И мы все понимаем, что вокруг действующего крупного предприятия, там, где у людей – достойные заработки, начинает расти и другой бизнес. В-третьих, у нас очень демократичные условия для тех, кто хочет этот бизнес создать, прийти работать в Галич и получить льготы. Условия для вхождения — создай 10 рабочих мест и обеспечь инвестиций 2,5 миллиона рублей. Это даст толчок для развития малого бизнеса. В-четвертых, мы планируем, что ТОР в Галиче «подтянет» и окрестные районы.

— Хватит ли там рабочих рук?

— С кадрами, думаю, решится вопрос, у нас есть внутрирегиональная трудовая миграция. Выйдите сегодня в 8 утра на красносельскую трассу и посчитайте, сколько автобусов из Костромы едет в Красное. Это костромичи едут туда работать, потому что зарплата устраивает, и расстояние – уже на втором месте. У нас сейчас много людей работает за пределами региона, и мне кажется, они лучше поедут в Галич. Если будет достойная зарплата, а все условия для этого есть, то с трудовыми ресурсами вопрос решится.

«У людей меняется мировоззрение»

— В последние несколько лет очень много говорят о программе местных инициатив, когда при участии жителей идет благоустройство дворов. Депутаты областной Думы контролируют процесс?

— Конечно, с 2015 года все муниципальные образования участвуют в этом проекте – уже 515 проектов, а общая сумма расходов составила 500 миллионов. Но тут самое главное не только в деньгах, а в том, что меняется мировоззрение наших жителей. В Буе, например, жители приходят в администрацию и говорят, что им нужна детская площадка, спортивная площадка, они уже сами расчистили территорию – то есть люди приходят с реальным проектом и знают, чего хотят. Часто мы, депутаты, помогаем определиться, разобраться в документации и законодательстве, но инициативу сейчас проявляют именно люди. Потом муниципалитет определяет, сколько средств он может выделить на софинансирование, заявляется на проект, получает поддержку из областного бюджета, жители тоже скидываются. Мы же до этого много раз сталкивались с историями, когда за счет бюджета построят площадку, её хулиганы тут же растащат на части, и всем вроде бы все равно. А тут сами жители, которые собирали деньги, выходили на субботники, чтобы эту площадку сделать, понимают, что это – их. Заботятся об этой площадке, охраняют, несут ответственность – то есть мы видим, что не только благоустройство у нас меняется, но и сами люди тоже.

— Давайте вернемся к бюджету 2020 года: не секрет, что когда его принимали, в Думе раздавались голоса, что он плохой, потому что он не обеспечивает процветания.

— Вы знаете, я в областной Думе не первый год, и еще помню времена в начале 2000-х годов, когда некоторые депутаты просто не были настроены на то, чтобы принять бюджет. Любили в Думе, извините, покричать, что не поддержат такой бюджет, потому что в нем нет роста зарплат в два раза. Что получалось? С непринятым бюджетом у нас финансирование шло по 1\12 от расходов прошлого года. Люди в январе приходили за пособиями, а им говорили, что денег нет, потому что бюджет не приняли. Я все-таки считаю, что это нечестная позиция – кричать «Мы за народ, но против бюджета». Критиковать – легко, работать сложно. Сегодня мы вступаем в 2020 год с бюджетом, в котором заложены расходы на национальные проекты, на дороги, на школы, детские сады, объекты инфраструктуры, причем значительно больше, чем раньше. Невозможно отрицать, что это бюджет развития, мы уверенно смотрим в будущее.