Ещё

Власти Таджикистана предают себя 

Власти Таджикистана предают себя
Фото: SM News
Как известно, философия китайского продвижения базируется на учении Сунь-Цзы, сформировавшаяся ещё в VI-V вв. до нашей эры. Он в своём знаменитом трактате «Искусство войны» писал: «Управлять многим — то же, что управлять немногим. Дело в организации». Организуя своё экспоненциальное влияние во всех сферах, китайцы уже ловко «управляют многим». Механизмы продвижения своих интересов у них разработаны в рамках стратегической инициативы властей «Один пояс, Один путь». Теперь китайские компании обязаны активно поддерживать стратегию государства по ускорению темпа проекта «Выход за рубеж».
Особенно преуспевают специалисты Поднебесной в таких бедных странах, как Таджикистан. Наверняка китайцы не меньше , назвавшего Таджикистан самой бедной страной в Европе и Центральной Азии, знают как легко подкупать вороватых и вечно голодных таджикских чиновников. И пользуются этим достаточно агрессивно.
Надо полагать именно коррупционные механизмы дают преимущество спецам из КНР. В этом уверены эксперты, связывающие успех китайцев с тем, что на государственном и законодательном уровне создаются искусственные препоны всем участникам бизнес-проектов, кроме китайских, которые щедро вознаграждают своих лоббистов. К примеру, ОАО «TBEA» и некоторые другие компании связанные с членами семьи президента Рахмона, освобождены от НДС и таможенных пошлин. Им предоставляются льготные условия при покупке объектов недвижимости и другого имущества, а также приоритетное право на приобретение или аренду земель.
Радио «Озоди» на своем сайте сообщало о наличии у них копии «решения таджикского правительства об освобождении от НДС и ввозных таможенных пошлин на 615 видов оборудования, техники и другого имущества компании ТВЕА». Доказанные запасы золота только в рудниках «Восточный Дуоба» и «Верхний Кумарг», переданные китайской ТВЕА составляют 51,7 тонн, а исследуемые — 117,16 тонны.
Глава ТВЕА Чжан Син в интервью китайскому веб-сайту stcn.com заявил, что «если компания не возместит вложенные средства с двух месторождений, то правительство Таджикистана предоставить ТВЕА другие рудники». Получается, что таджики в любом случае априори должны китайцам, а последние в выигрыше при любом раскладе.
Видимо по этому, китайские компании охотно приобретают активы этой маленькой коррумпированной страны. Помимо двух перечисленных, Китаю уже принадлежат более 80% рудников по добыче золота, редкоземельных металлов и драгоценных камней, в том числе такие известные как «Зарафшон» в Согдийской области и «Пакрут» вблизи Душанбе.
Не только глава ТВЕА уничижительно говорит о властях Таджикистана и уверен в том, что их инвестиции в эту республику являются гарантированной прибылью. На недавней встрече со своим российским коллегой спикер таджикского парламента Шукур Зухуров хвастался тем, что «в Таджикистане есть серебро, золото, уран. Все есть. Китайцы работают на льготных условиях, получают конкурентное преимущество».
А министр промышленности и новых технологий Таджикистана Заробиддин Файзуллозода на пресс-конференции в феврале этого года заявлял: «Китаю удается без проблем инвестировать в экономику Таджикистана». Конечно, в Таджикистане всё «Китаю удаётся без проблем», если власти создают им более комфортные условия, чем своим согражданам.
Последний актив, приобетённый на сегодняшний день китайцами, — это месторождение серебра «Якджилва» в Мургабском районе ГБАО в начале октября текущего года. Данный рудник был разведан советскими геологами в 60-х годах прошлого века. Тот же Файзуллозода говорил, что «месторождения передаются китайской стороне в рамках закона и на тендерной основе». Возникает резонный вопрос:
— Если «месторождения передаются китайской стороне в рамках закона и на тендерной основе», то почему же они освобождаются от НДС и таможенных пошлин специальными законами? И, почему нет информации о других участников тендера?
Подобных непонятных заявлений со стороны таджикских властей много. Одно из них, это утверждение лидера Таджикистана Рахмона, который 19 октября этого года на встрече с председателем старался заверит его в том, что «ни с одной другой страной мира нет такого тесного сотрудничества, как с Россией». Можно ли верить Рахмону? Обратимся к фактам.
В то время когда китайскому бизнесу создаются комфортные условия для ведения бизнеса и они освобождаются от НДС и таможенных пошлин, у российских компаний возникают перманентные сложности.
Представитель International в Таджикистане говорит: «разработка месторождений с учетом нынешней налоговой системы республики экономически неэффективна. Мы теряем больше, чем вкладываем, то есть государство, не вкладывая ни копейки, получает с нас огромные налоги. Конечно, работать в таких условиях мы не будем». И «Газпром» был вынужден покинуть республику.
РИА Новости приводит слова торгового представителя России в Душанбе Михаила Кораблина о несовершенстве налогового законодательства Таджикистана. Только за последние три года были вынуждены покинуть таджикский рынок ООО «Созидание» (гостиница Хаятт Ридженси Душанбе и Бизнес-центр), ООО «Таком» (), значительно сократились доходы ЗАО «ТТ Мобайл» (Мегафон).
Большие проблемы создаются и для ОАО «Сангтудинская ГЭС-1», построенная Россией. Государственный энергохолдинг «Барки Точик» получая электроэнергию от «Сангтудинской ГЭС-1» не выполняет свои обязательства по договору, накапливая задолженности. В то же время, требуют оплаты. Парадоксально, но власти требуют от российской компании налоговые выплаты за услуги, которые им оказываются бесплатно.
Периодические трудности возникают и с другими российскими компаниями.
И всё это происходит со страной, которая является основными поставщиком нефтепродуктов в Таджикистан. Более того, Россия единственная страна, которая поставляет беспошлинные нефтепродукты.
Справедливости ради, нужно подчеркнуть, что властями Таджикистана создаются проблемы не только для российских компаний. За последние годы республику покинули многие иранские и европейские компании. Даже такие гиганты, как «Тетис Петролиум», «Commonwealth & British Mineral Ltd» не выдержав особенности ведения бизнеса «по таджикски», покинули Таджикистан.
Остаются только китайцы, защищённые преференциями от Рахмона.
Естественно, власти Китая в первую очередь думают о себе. Поэтому во всех договорах, заключённых с Душанбе, обязательным пунктом фиксируются, что основной контингент компаний с китайским капиталом составляют граждане Поднебесной. Фактически, таджики у себя на родине принимаются на самую низкооплачиваемую работу. Естественно, и зарплата у них в разы меньше. На этом фоне, на золотодобывающем предприятии «Зарафшон» произошёл массовый бунт. Более 1,5 тысяч таджиков, работающих на китайцев, были возмущены значительной разницей в заработной плате. Таджикам платили по 450-500 сомони (2.5 — 3.2 тысячи российских рублей) в месяц, а китайцам в 20 раз больше. К тому же, китайских рабочих обеспечивали бесплатным жильём и питанием.
Более того, если кто-нибудь посмеет конкурировать с засильем предпринимателей из Поднебесной, их ждёт суровая кара. Тому пример судьба бывшего председателя Ассоциации предпринимателей Таджикистана Зайда Саидова, которого отправили за решётку на 28 лет по сфабрикованным делам всего лишь, он был ориентирован на привлечение российских инвестиций.
Помимо горнодобывающих отраслей, промышленности и энергетической сферы, китайцы активно приобретают земли. Помимо того, что за долги власти Таджикистана отдали КНР 2,5 тысячи квадратных киллометров земли, их фермерам выделено сотни тысяч гектаров земли в Мургабском, Кумсангирском, Бохтарском, Яванском, А. Джомийском и Дж. Румийском районах сроком на 49 лет. Никто не верит заявлениям министерства сельского хозяйства республики, по утверждению которого «земли передаются для развития аграрного сектора республики». Однако, тем же таджикским земледельцам, почему то не дают возможности развивать аграрный сектор. Интересно, что российские таджики неоднократно, на встречах в Москве и Екатеринбурге, лично обращались к  с просьбой разрешить им инвестировать в сельское хозяйство, с дальнейшей реализацией продукции в России. Предлагались конкретные бизнес-проекты. Но, почему-то таджикские власти дальше обещаний не двигаются. А с китайцами у них всё по-другому.
Но, китайцы не огранициваются экономической экспансией.
По словам советника канцелярии по торгово-экономическим вопросам Посольства КНР в Душанбе Сунь Янья, в республике они уже построили четыре школы «Китайско-Таджикской дружбы» с занимаемым местом застройки в 114 000 квадратных метров.
Кроме того, корпорация «Хуасин цемент» в январе 2016 года объявила о трёх миллионных проектах общественного благосостояния при фонде «Я люблю Таджикистан» на ближайшие пять лет. Они предоставляют денежные средства кишлакам для постройки инфраструктуры.
Другая компания КНР «Trans-AsiaGasPipelineCompanyLimited» с 2017 года ежегодно выбирает 30 самых успешных таджикских школьников и отправляет их на учёбу в Пекин. Полное содержание и обучение их берёт на себя китайская сторона. Кого будут готовить из этих детей? Вопрос риторический.
Китайцы не оставляют без внимания и студентов, преподавателей и таджикскую интеллигенцию. ООО «Таджикско-Китайская горнопромышленная компания» начала строительство Института Конфуция и классов Конфуция в Таджикистане.
Интересно, что таджики гордятся своим земляком Абу Али ибн Сино (Авиценной), который намного известнее во всём мире, чем Конфуций. Но, в Таджикистане нет даже центра по изучению его трудов. Несмотря на то, что во всём мире, в любом медицинском ВУЗе Авиценну изучают наряду с Гиппократом, на его родине нет центра Авиценны, но «Центр изучения Конфуция» при Национальном таджикском университете есть. Вот и институт его появится. Кстати, Гёте называл «Адамом поэтов» основоположника таджикской литературы Абу Абдулло Рудаки (IX век). Он родился, жил и похоронен в Пенджекентском районе, где находится то самое, уже китайское, месторождение «Зерафшан». Все персоязычные народи мира считают Рудаки основоположником своей литературы. А в Таджикистане для нынешних властей Конфуций дороже.
Наверняка с дальним прицелом китайцы обращают пристальное внимание на образование. Так, «компания ZTE подарила 10000 беспроводных стационарных станций Министерству образования и науки Таджикистана для улучшения инфраструктуры образования, Министерству связи Таджикистана пожертвовала 300 коммуникационных терминалов GOTA для связи в чрезвычайных ситуациях, а также пожертвовала системы видеоконференций и торговли Таджикистана для проведения внутренних телеконференций», — сообщил господин Сунь Янь.
Интересно, что китайцы уже внедряются в таджикские семьи. Были сообщения, что уже 4 тысячи таджичек зарегистрировали брачный союз с китайцами.
В 2015 году в Таджикистане произошло из ряда вон выходящее событие: некая Зайнаббиби Сафарова выдала свою 11-летнюю дочь Мижгону за состоятельного 35-летнего гражданина Китая. Случившееся взбудоражило общество.
Таджики во времена СССР считались чуть ли не самыми консервативными, ревностно соблюдающие свои национальные традиции и религиозные обряды. Даже в ту эпоху тотального официального атеизма, в каждом таджикском кишлаке функционировали мечети. Сейчас мечети закрыты, но религиозность сохраняется. Поэтому, подобные трагедии усиливают эмиграцию из страны. Уважаемые в народе мусульманские деятели уже в своих проповедях говорят о том, что лучше создавать семью с христианами и евреями, чем с китайцами. Ибо, иудеи и христиане являются «людьми книги» — так называют последователей авраамических религий. Исходя из этого одобряют исход соотечественников, ибо знают, что с действующим режимом ничего не изменить, а экспансия Китая и дальше усилится.
Однако, даже образованием, экономикой, проникновением в семьи, освоением пахотных земель и месторождений, экспансия Китая не ограничивается.
Естественно, что КНР усиливает свои военные возможности. В этом вопросе такие страны как Таджикистан являются хорошей площадкой для проведения различных военных испытаний и манёвров.
Несмотря на то, что Таджикистан как страна-член ОДКБ не имеет право вступать в другие военные альянсы, Рахмон умудряется сотрудничать с КНР в других военных форматах.
В 2016 году Афганистан, КНР, Пакистан и Таджикистан создали коалицию, якобы для борьбы с терроризмом и укрепления стабильности в регионе. Создание данной коалиции позволило Национально–освободительной армии Китая (НОАК) без оглядки на других членов ОДКБ развернутся в Таджикистане.
Слова сотрудника Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) о том, что «накануне мятежа генерала Назарзода в 2015 году прошла информация, что китайский спецназ разместился в аэропорту Душанбе и в Варзобе», подтверждаются и другими источниками. «Силовики Эмомали Рахмона справились без его привлечения, но их наличие показало, что Пекин готов „впрягаться“ за него во внутренние конфликты. Есть информация, что китайцы оказывают поддержку таджикским пограничникам на территории ГБАО, помогают обустраивать высокогорные пограничные заставы», — рассказывает Серенко. Это означает, что не смотря на все заверения Рахмона о стратегическом партнерстве с Россией, он держит за пазухой китайский камень.
"По моим данным, китайские военные на территории Таджикистана присутствуют, но это присутствие легендированное. Есть указания на то, что часть китайских рабочих, строящих дороги — военнослужащие армии Китая. В отличие от российского присутствия, которое более формализовано через 201-ю базу, которая всем хорошо известна, китайский военный фактор не демонстрируется ", — говорит сотрудник ЦИСА. Пекин умеет обеспечит своё присутствие не афишируемыми военными средствами.
Показателен также и то, как таджикские власти обошлись с российским спецназом ВДВ. В СМИ появилась информация о том, что по просьбе таджикских властей, российская сторона готовила спецназ для отправки на границу с Афганистаном. «Однако, с притоком китайских денег мнение политиков сразу поменялось», — пишет интернет-ресурс «Версия Инфо». Головокружение от больших денег затмило глаза Рахмона и он быстро переориентировал свою просьбу КНР. В результате в октябре в ГБАО прошли первые таджикско-китайские военные учения «Сотрудничество-2019». «Версия Инфо» пишет: «Пекин уже апробировал свои войска на территории соседнего государства и тем самым закрыл для Душанбе необходимость просить помощи у России».
Рахмон при каждом случае во всеуслышание говорит о стратегическом партнёрстве с Россией. Но, видимо он путает тактическое со стратегическим — пока, что использует лояльность Москвы в своих тактических манёврах.
Кстати, китайцы не только в Таджикистане, но и в сопредельном афганском Бадахшане построили военную базу для афганских силовиков. «Это вполне возможно как раз по таджикскому сценарию, где китайцы выступают в роли дарителей, которые строят объекты, содержат их, оказывают иные добрые услуги, но на самом деле эти объекты включены в единую систему безопасности, которая предназначена защищать китайские интересы в регионе», — рассказал собеседник DW.
Таким образом, китайцы в Таджикистане уже считали бы себя полноценными хозяевами, но на счастье таджиков в стране присутствует российская военная база.
Однако, это не останавливает КНР в продвижении своих интересов, вплоть до распространения провокационных географических карт, в которых Таджикистан считается территорией Китая.
Отметим, что мае текущего года в городе Нур-Султане, в казахстанском центре по изучению Китая во время второго форума высокого уровня по международному сотрудничеству «Один пояс, один путь», была вывешена карта Китая, которая включала в себя Таджикистан и Кыргызстан (см. фото).
Вот такие шекспировские трагедии разворачиваются на родине «Адама поэтов» Рудаки.
Кстати, писал: «Кто предает себя же самого, не любит в этом мире никого».
Похоже власти Таджикистана предают себя…
,
эксперт по Центральной Азии
Видео дня. Российский бизнес будет больше привязан к России
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео