Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Гендиректор "Самарского Стройфарфора" направил жалобу в Генпрокуратуру

Подтвердили в трех инстанциях

Гендиректор "Самарского Стройфарфора" направил жалобу в Генпрокуратуру
Фото: Волга НьюсВолга Ньюс

Напомним, что следственные органы подозревает главу завода в заключении фиктивных договоров на поставку комплектующих для производства сантехнической продукции с компаниями ООО "Техснаб", ООО "КомплектСервис" и ООО "СтройСнабИнвест". Тем самым, по их версии, была умышленно занижена налогооблагаемая база за 2013–2015 гг. В конце февраля на заводе прошли обыски, а на Павла Мисюлю было заведено уголовное дело.

Видео дня

Как говорится в тексте жалобы, направленной в надзорное ведомство, глава предприятия считает незаконным возбуждение уголовного дела по факту уклонения от уплаты налогов в особо крупном размере ввиду того, что "достаточных оснований для этого у следователя не имелось". Кроме того, по мнению Павла Мисюли, следователь не запросил в УФНС заключение о факте нарушения налогового законодательства.

"По данному периоду проведены две налоговые проверки: выездная и повторная, в ходе которых были выявлены недоимки в общей сумме около 30 млн рублей. Все эти суммы были своевременно погашены в полном объеме. После завершения повторной налоговой проверки ООО "Самарский Стройфарфор" обратилось в суд по опровержению начисленной недоимки. Решение налоговой было оспорено в судах трех инстанций", — пояснили ситуацию в самой компании.

Что касается сотрудничества с вышеуказанными поставщиками, то, как говорится в тексте жалобы, сделки с ними не были признаны недействительными и не были никем оспорены.

Желая поскорее разобраться в ситуации, руководство завода активно сотрудничает со следствием. Как говорит Мисюля, он предоставил доступ ко всем необходимым документам, контактам и переписке, фактическому месту проживания.

В поддержку генерального директора встали работники завода — за сутки инициативная группа собрала более тысячи подписей в защиту Павла Мисюли. "Мы всегда ощущали поддержку генерального директора, профессиональную, человеческую, социальную. Для нас, обычных сотрудников, организованы две столовые, доставка до работы и с работы, есть собственный медицинский пункт — мы всегда можем пройти обследование и получить врачебную помощь, — говорится в открытом письме сотрудников предприятия, опубликованного на официальном сайте "Самарского Стройфарфора". — Мы видим, что нужны, что предприятие во главе с генеральным директором ведет такую социальную политику, которая нацелена на удержание и сохранение каждого из нас".

"Работаем в прежнем режиме"

"Возможно, пресс-конференцию нужно было собрать на следующий день после обысков, но нам нужно было справиться с эмоциями, успокоить людей, которые находились в шоке и собирались увольняться. К тому же мы должны были нормализовать производственные процессы в сложившихся условиях", — пояснил журналистам советник по безопасности .

Как добавил Павел Мисюля, обыски не только напугали персонал, но и почти парализовали производство. "Информационная атака, которая на нас обрушилась, привела к изменению отношения к нам со стороны банков — было приостановлено движение средств, перестали осуществлять факторинг отгрузок. И для того, чтобы не падали мощности предприятия, а продукция была отгружена в срок, нам приходится использовать оборотные средства. Но замечу, что, несмотря на сложную ситуацию, завод по-прежнему работает 24 часа в сутки. С банками мы провели встречи, дали необходимые разъяснения, и сейчас основная часть кредитных линий работает", — пояснил гендиректор предприятия.

Как утверждает участник ООО "Самарский Стройфарфор" , сегодня предприятие не только стабильно работает, но и обеспечивает жителей Волжского района рабочими местами, активно обновляет мощности и внедряет новые технологические решения. Динамичное развитие подтверждается цифрами.

"С 2010 по 2019 год сумма налогов и страховых взносов, уплаченных в бюджет и внебюджетные государственные фонды, увеличилась в 4 раза: со 143 млн рублей до 561 млн рублей. В два раза увеличилась выплаты НДС: с 54 млн рублей до 116 млн рублей. И так по всем экономическим показателям", — отметил Алексей Долматов.

Однако, несмотря на заметный финансовый прирост, между собственниками завода существует многолетний бизнес-конфликт, разделивший их на две группы: с одной стороны в нем оказались Алексей Долматов, Павел Мисюля и Ярослав Бахмуров, а с другой — , и Татьяна Лашманова.

Павел Мисюля также рассказал, что в 2014 году, когда он совместно с китайскими партнерами инициировал строительство завода в Тольятти, Александр Хенкин отказался участвовать в реализации проекта. "Все аргументы, касающиеся, в том числе, инвестиций с китайской стороны, были отвергнуты. После этого Александр Хенкин и Олег Скотников не подписали мне контракт на управление заводом на 2015 год. Ситуация не меняется, по сей день я работаю по контракту 2014 года. А если у гендиректора нет контракта, то и использовать активы завода в качестве залога для привлечения кредитных средств на модернизацию и развитие предприятия он не может", — пояснил Мисюля.

Выход здесь был найден в привлечении займов под банковскую гарантию. В 2017 г. Фонд одобрил заводу заем в размере 167 млн рублей на приобретение новой печи для обжига сантехнических изделий. В 2018-м предприятие получило заем ФРП в размере 200 млн руб. на модернизацию производства керамического гранита.

Что касается причин конфликта двух сторон, то по мнению Мисюли, они кроются в недовольстве второй группы собственников уровнем рентабельности предприятия. "С начала 2016 года, направляя иски в суды и заявления в органы , Хенкин и Скотников побуждали партнеров отдать им активы за бесценок", — пояснил он.

Недавно стороны пытались договориться о выкупе доли Хенкина и Скотникова, но переговоры пока не привели к сделке. Не могут собственники предприятия договориться и по дивидендам, которые не выплачиваются уже несколько лет и ежегодно уходят на развитие предприятия.

По мнению представителя Ярослава Бахмурова, Александра Бахмурова, разрешение конфликта возможно только в том случае, если стороны снова сядут за стол переговоров, привлекут стороннюю организацию в качестве модератора и проведут еще одну процедуру оценки имущества завода, результат которой устроил бы всех собственников.