Ещё

Тени против Путина, Трампа и Си: кто же крутит мировую финансовую динамомашину 

Тени против Путина, Трампа и Си: кто же крутит мировую финансовую динамомашину
Фото: Аргументы Недели
Мы продолжаем разговор о лицах и структурах, входящих в понятие «мировые банкиры», которые, по мнению многих думающих на эту тему, стоят за идеями глобализма и всеобщего повеления, что включает в себя борьбу за признание нормой всего, что ранее считалось аморальным и асоциальным. В мотивацию этих акторов человеку с русской ментальностью никогда не проникнуть, если он не жил на Западе долгое время и не растил там детей, не участвовал в социальной жизни Запада как один из членов западного общества.
Дипломаты, журналисты, учёные, разведчики при посольствах — они ничего не понимают в жизни западного общества, потому что скачут по верхам. У них есть иллюзия понимания, но реальной жизни на Западе они не знают, потому что не нюхали её человеческой изнанки, не ходили в её грязном белье, не просили помощи у соседей, не работали внутри западных деловых или административных структур как свои. Ментальность русского и западного человека отличается кардинально. У англосаксов нет такого понятия как «подлость», «совесть», «задушевность», «друг» в российском понимании. То есть эти слова переводятся, но в них вкладываются другие смысловые наполнения.
Надо ещё понимать, что США — это не одичалые британцы, а немцы, говорящие по-английски и впитавшие некоторые черты англосаксонского характера. Французы и немцы — это сборные солянки из совершенно разных народов. Бретонцы и гасконцы — это разные люди, равно как прусскаки и баварцы. То же касается Италии — флорентийцы четко отделяют себя от генуэзцев и венецианцев, и тем более от римлян и неаполитанцев. В России такого нет, годы советской власти фактически нивелировали разницу в менталитетах сотни народностей, населяющих страну, хотя специфика на Кавказе и в некоторых отдаленных районах осталась. Запад не является ментальным монолитом, которым во многом стала Россия. Если брать Соединённые Штаты как резиденции того феномена, который классифицируется как «мировые банкиры», то надо понимать особенную специфику как страны, так и той социальной и этнической прослойки, из которой эти мировые банкиры выходят. Тогда будет понятно, где и от кого они набираются идей, которые потом распространяют и насаждают, не жалея своего кошелька. Так сложилось, что западное образование и западный подход к науке в своей аксиоматике опирается на идеи относительности истины. Почему это так, тема отдельного дискурса, неспециалисту надо хотя бы представлять себе основные идеи западной философии, от Платона и Аристотеля до Фуко и Делёза.
Но не в этом сейчас дело. Вкратце: математик Альфред Тарский в середине 20 века поставил под логическое сомнение понимание истинности. Он задался вопросом — насколько точно семантика отражает семиотику, тот есть насколько точно знак отражает явление или предмет, который он обозначает. Ну и пришёл к выводам, что все истинные высказывания относительны. Эти идеи, относящиеся прежде всего к логике и системе выстраивания математических доказательств, легли в основу философской концепции открытого общества, разработанной его учеником .
Суть идеи открытого общества — свобода от абсолютной истины, свобода критиковать власти и их решения, и свобода от всяких табу. Из этих идей во второй половине 20 века вышла сексуальная революция, свобода в употреблении наркотиков, отказ считать гомосексуальность психических расстройством, а также мультикультурализм, то есть признание всех культур одинаково ценными. На эти концепции прекрасно легли также идеи феминизма, гендерного разнообразия, попранные права отстающих от прогресса национальных меньшинств. В западных университетах этот букет фривольных идей был методологически оформлен в совокупность дисциплин, названных liberal arts, либеральные наукоискусства. Выбравшие эту не требующую умственного напряжения специальность становятся бакалаврами, магистрами и докторами, идут преподавать и отравляют этими идеями новые поколения. Один профессор за десять лет может испаскудить сознание тысячам учеников, которые, в силу незрелости и некритичности мышления, воспринимают этот либеральный демагогический бред как абсолютную и непреложную истину. В их сознании мораль и добродетель — лишь один из возможных вариантов во множественности равноценных картин мира.
Некоторые имена из списка Что касается персоналий. Все слышали про  или ,
умершего совсем недавно с шестым пересаженным сердцем. Про Джорджа Сороса мы уже писали в предыдущих статьях, а Дэвид Рокфеллер был ещё более примечательным персонажем. Он был внуком основателя династии , создавшего современный нефтяной бизнес. В нынешних деньгах состояние основателя династии исчислялось бы 200 миллиардами долларов, он всё ещё остается самым богатым человеком из всех, некогда живших на Земле. Дэвид Рокфеллер формально обладал состоянием в 3 миллиарда долларов, но в реальности контролировал триллионы. Он оказался очень способным и толковым банкиром, всю жизнь он проработал в банке Chase (Чейз). У Дэвида Рокфеллера были идеи. Прежде всего он хотел сделать мир одной глобальной деревней, а его протеже и  эти идеи осуществляли. И ему удалось добиться определенных успехов. Надо понимать, что люди такого уровня и определяют американскую внешнюю и внутреннюю политику. Его братья были видными государственными деятелями. Основатель был его другом.
Связи таких людей простираются по всему миру, даже за железный занавес: рассказывал как-то, что он с Дэвидом был в гостях у одного из деятелей культуры в Тбилиси ещё в глухие советские времена, и Дэвид был само обаяние и даже мыл за всеми посуду на кухне. Конечно, у такого умного, богатого и неспесивого человека будет много личных друзей. Дэвид собирал искусство и жертвовал сотни миллионов на культуру и образование, только своей альма-матер он подарил 100 миллионов долларов. И постоянно накачивал деньгами свой Фонд Рокфеллера, который поддерживает сотни проектов по всему миру. Дэвид был консервативным мужчиной. Его идеями-фикс была глобализация и неоконсерватизм. На смену этому поколению пришло новое, родившееся уже в 1960-е и 1970-е годы, и взрослевшее во времена, когда западная ментальность уже заболела либерализмом. Один из ярчайших примеров — новый глава банка Goldman Sachs (Голдман Сакс) .
Он родился в 1962 году и окончил колледж Hamilton (Гамильтон), самый что ни на есть рассадник либеральных идей, наряду с колледжем Oberlin и Бостонским университетом. Потом он трудился в «Голдман Сакс» на разных должностях, пока не унаследовал пост председателя правления и генерального директора от . Что сделал новый глава старейшего, респектабельнейшего и богатейшего инвестиционного банка первым делом? Заявил в конце января 2020 года, что «Голдман Сакс» не будет поддерживать и выводить на финансирование старт-апы, в правлении у которых нету бабы, нацмена или педераста. Это очень смешно и трагично. Собрались три белых парня из бывшего СССР сделать в Кремниевой долине нечто новое, как  или WhatsApp. Теперь им не видать денег, если не найдут и не введут в правление своей компании негритёнка или педика. Но это страшно, что нормальных людей крутят в бараний рог, вынуждая нанимать и вводить в коллектив людей не по профессиональным качествам, а исключительно по пристрастию к пассивному анальному сексу. Но пришли новые времена — и Дэвид Соломон известен не только в финансовых кругах как супервлиятельный банкир, но и в богемных известен не менее как DJ D-Sol. Да, он делает биты для ночных клубов и сам стоит по ночам за вертушками. Поясняем для старых поколений: этот вроде бы серьезный дядька сочиняет электронную попсу и сам проводит ночные дискотеки. Соответственно, в голове у него чётко вытатуирован девиз поколения — секс, наркотики, рок-н-ролл. Что, конечно, не умаляет его достоинств как банкира. Как игра на барабанах не прибавляет никаких достоинств или .
Кто тут самый главный Но думать, что такие люди, как Дэвид Рокфеллер или Дэвид Соломон играют во что хотят и как хотят, было бы неправильным. Они очень серьёзные ребята, хоть и не без тараканов в голове. Но есть люди, которые ещё более могущественные и которых общественность вообще не знает. Вот это истинные хозяева тех ребят, которым принадлежат заводы, газеты и пароходы. Думать, что Дэвид Рокфеллер или Дэвид Соломон, могли бы обращаться со своими банками как личной свиньёй-копилкой, было бы заблуждением. Это не их банки. Эти банки контролируются другими людьми, о существовании которых известно очень немного. Если посмотреть на структуру собственности этих банков, то окажется, что эта верхушка мирового финансового сообщества контролируется другой верхушкой,
инвестиционными компаниями: The Vangard Group (6,5 триллионов долларов под управлением), BlackRock Inc. (7,5 триллионов долларов под управлением) и State Street Corporation (2,2 триллионов долларов под управлением). Эти три корпорации представляют собой агрессивное ядро, чёрную дыру, затягивающую в себя все крупные мировые корпорации, контролирующую большинство системно значимых банков и корпораций непосредственно или через аффилированные структуры. Если взять тот же  — контролируется этой тройкой. контролируется ими же.  — тоже ими. Facebook — опять всё те же. Если взять европейскую крупную компанию, например, Daimler AG, производящую русский народный автомобиль Мерседес, то кому она принадлежит? (Банк Америки) и BlackRock
более чем на 25 процентов, то есть им принадлежит блокирующий пакет акций. А кому принадлежит Bank of America? Всё тем же трём титанам финансовых комбинаций и аффилированным структурам. Не полностью, не на 100 процентов, но это и не требуется. Достаточно собрать в руках 5 процентов акций от публично торгуемой компании, чтобы получить право назначать своего человека в совет директоров. Не слишком ли большую мощь набрала эта троица? И куда смотрят финансовые регуляторы, Комиссия по ценным бумагам США (SEC), (US Treasury) и , он же Федеральный резервный банк (Federal Reserve)? Нет ли нарушения антимонопольного законодательства? Дело в том, что в этих уважаемых государственных и частных органах ( принадлежит неназываемому кругу частных лиц), сплошь да рядом трудятся выходы из подконтрольных этой троицы структур. Почти все министры финансов США прошли школу в Goldman Sachs, многие кочуют из инвесткомпаний в Комиссию по ценным бумагам и обратно. А что касается Федерального резерва, то это вообще вещь в себе, ни перед кем не отчитывается. Более того, если изучить список первичных дилеров Федеральной резервной системы США, то есть банки, через которых впрыскиваются эмитированные доллары в американскую и мировую финансовые системы, то и там торчат уши Vangard, BlackRock и State Street.
Насколько могущественны люди, стоящие за этими структурами, знающие друг друга, связанные корпоративными, школьными, семейными и личными связями, и не страдающие от избытка тщеславия? Это вопрос не риторический. Как далеко простирается их влияние, если ими контролируются даже завзятые конкуренты Coca Cola и Pepsi Cola, существование которых является символом конкурентной борьбы? Сложно сказать. Но вот когда хотел прибрать финансовую систему и эмиссию доллара к рукам правительства, кто-то двумя пулями сложил с него президентские полномочия. Возможно, совпадение. Возможно, и нет.
Совокупная мощь этих структур, которые всегда в тени, равняется ВВП США и Европы. Собственно, они и контролируют всё предприятия, вносящие основной вклад в создание ВВП. Их н видно и не слышно, но достоверно известно, что они есть и что управы на них никакой нет. Теперь понятно, кто тут главный? Кто главнее самих начальников партий — хоть , хоть Республиканской, хоть КПК?
Видео дня. Как получить льготную ипотеку «Минус 3%»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео