Ещё

Захочет ли Михаил Фридман отречься от А1? 

Захочет ли Михаил Фридман отречься от А1?
Фото: Свободная пресса
Управляющий партнер инвестиционной компании A1  решился на «фундаментальное» интервью. Момент был выбран ответственный и очень непростой. Вокруг имени группы накоплена критическая масса «негатива», совершенно не нужного ее ключевому акционеру . Причем обычными словами, как показала реакция на интервью Елинсона, делу скорее всего уже не поможешь.
Напомним, что ключевой акционер А1 Михаил Фридман с 2017 года обживается в Лондоне и основную инвестиционную активность демонстрирует за пределами России. Рекорд 2019 года — сделка в Германии по слиянию принадлежащей Фридману нефтегазовой компании Dea Deutsche Erdoel с принадлежащей концерну BASF группой Wintershall, стоимость которой эксперты оценивают в 7,18 млрд долларов. Для понимания масштаба и пропорций: это примерно в 10 раз больше, чем заработал для своих акционеров по итогам того же 2019 года весь российский .
Новое место жительство и новые, международные масштабы бизнеса предполагают и новые взгляды на репутацию — Фридман уже несколько лет весьма болезненно и агрессивно реагирует на любые обвинения в «коррупции», «рейдерстве» и т.п. Между тем, агрессивная «инвестиционная» стратегия принадлежащей ему группы А1 в России сделала его прямым или косвенным фигурантом сразу нескольких громких конфликтов, практически в каждом из которых оппоненты называют действия подопечных Фридмана именно «рейдерством», а также заявляют о злоупотреблениях правом, давлении на них через власти и .
Наблюдаются попытки так или иначе корректировать этот негативный для «глобального инвестора» Михаила Фридмана информационный фон. По странному совпадению, в последние месяцы значительно увеличили рекламные бюджеты практически все ключевые активы Фридмана в России: это прежде всего продуктовый ритейлер Х5 (бренды «Пятерочка» и «Перекресток»), телекоммуникационный холдинг VEON (бренд «Билайн») и собственно «Альфа-Банк», организовавший активную информационную кампанию на ТВ и в других ключевых медиа с начала 2020 года.
Не без основания считается, что СМИ не будут без крайней необходимости раскручивать «негатив» в отношении своих ключевых рекламодателей или их владельцев. Но даже агрессивная рекламная накачка ключевых СМИ не смогла полностью заглушить недовольство действиями А1 — тем более что с другими подразделениями империи Фридмана их «стилистика» и общая направленность соотносится довольно слабо.
Репутационной проблемой стал конфликт с участием А1 вокруг оборонного КБ «Корунд-М». В информационном «следе» от этой истории остались не только многочисленные сообщения о «рейдерстве», но даже и обвинения в попытках получить доступ к стратегически важной, секретной конструкторской документации.
«Эффект разорвавшейся клизмы» для Михаила Фридмана произвела информация о причастности А1 к новым атакам на предпринимательницу со стороны ее брата Виктора, и в частности — предновогоднее объявление Батуриной в розыск неким безвестным калмыцким судьёй. Неприятное определение «рейдерство» в отношении действий А1 неоднократно прозвучало и здесь.
Кровавой раной на репутации А1 (а значит отчасти и лично Михаила Фридмана) зияет история с многолетним акционерным конфликтом и итоговым банкротством ритейлера «Юлмарт» — которая ударила в том числе и по интересам иностранных инвесторов в лице предпринимателя Августа Мейера. Причем на достигнутом в А1 останавливаться не намерены — в качестве следующего этапа заявлены претензии на акции «Любимого края», «Рив Гош», «Улыбки радуги» и других активов проигравших акционеров «Юлмарта», — писала «Лента.ру».
На фоне всего этого и многих других аналогичных историй понятно желание А1 если не де-факто, то хотя бы де-юре дезавуировать обвинения в «рейдерстве», переведя свою деятельность в более удобную для Михаила Фридмана «терминологическую базу». Вопрос лишь в том удалось ли Андрею Елинсону справиться с этой миссией. По всей видимости — нет, не удалось.
Елинсон, к примеру, заявляет: «Наша роль — „белый рыцарь“, защита и развитие инвестклимата в стране». «Из-за особенностей инвестиционной среды в России, связанных, например, с неочевидностью юридических механизмов урегулирования споров, падает заинтересованность иностранных инвесторов», — сокрушается Елинсон, и отводит А1 роль структуры, которая борется с такими «особенностями». За время беседы ни сам прекраснодушный Елинсон, ни журналисты РБК так и не смогли назвать вообще ни одного проекта А1, который не сопровождался бы скандалами, конфликтами… отъёмом бизнеса и другими, видимо очень целебными для российского инвестклимата проявлениями «белого рыцарства» в понимании подопечных Михаила Фридмана» — иронизируют комментаторы.
Есть и другие видимые провалы в избранной Елинсоном стратегии «обеления». После его рассуждений о необходимости зарабатывать для своих акционеров «белые» деньги и попутно заботиться об интересах государства хочется воскликнуть: врач, исцели себя сам! Вот общедоступный профиль ООО «А1» — это главное юридическое лицо группы в России, учредители которого — лично 84-летний соратник Михаила Фридмана с долей 10 рублей (0,01% уставного капитала) и люксембургское ООО «A1 ПАРТНEР». Так вот: по итогам 2018 (отчётность за 2019 г. пока не публиковалась) года компания официально показала выручку в 393 млн рублей (примерно 6 миллионов долларов), и убыток 236 млн рублей (3,6 млн долларов). Налогов и взносов в бюджеты всех уровней выплачено суммарно 133 млн рублей (примерно 2 млн долларов). Кредитов и займов получено на 786 млн рублей. Денежные потоки от инвестиционных операций (у «инвестиционной», напомним, компании) — 0 руб. 00 копеек…
Что там было в интервью про «доходность минимум в 15% годовых», «правильную инвестиционную среду» и т.п? Здесь одно из двух: либо А1 для своих участников в действительности ничего не зарабатывает (и тогда к чему эти надувания щёк про высокую доходность инвестиций), либо всё заработанное остается невидимым как минимум для российских контролирующих органов (но тогда при чем здесь «инвестклимат» и зачем нужны были все эти реверансы в сторону государства?).
В итоге, как бы ни старался Андрей Елинсон облечь деятельность А1 в «рыцарские» одежды, как бы ни пытался он вывести из-под возможного удара недругов своего акционера Михаила Фридмана — при таком репутационном «багаже» за будущее А1 сегодня не поручится никто. Ранее в СМИ уже выдвигалась версия о том, что ее деятельность в любой момент будет просто прекращена участниками, как уже не приносящая достаточной прибыли, а только лишь одни проблемы.
Впрочем, у того же Михаила Фридмана есть готовые рецепты менее радикальных антикризисных мероприятий в отношении структур, накопивших на своем имени слишком много негатива. Пример — незаметно исчезнувший с бизнес-горизонтов телекоммуникационный гигант VimpelCom Ltd. Новое название этой группы — VEON. И появилось оно в 2017 году не просто так — а вскоре после того, как VimpelCom заплатил $795 млн Комиссии по ценным бумагам и биржам США, и регулирующим структурам в Голландии в качестве штрафа и возврата доходов от незаконных сделок в Узбекистане.
Да что говорить, если та же А1 напрямую «наследует» некогда легендарной компании «Альфа-Эко», чьё имя было безжалостно стерто и списано в архив именно после накопления вокруг него критической массы скандальных историй. Но простое переименование А1 в какую-нибудь «1А» поможет Михаилу Фридману лишь в одном случае — если ему удастся публично, однозначно и четко дистанцироваться от действий своего российского «инвестиционного подразделения».
Видео дня. Названы самые бедные регионы России
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео