Ещё

Бизнесу побещано «большую программу поддержки» 

Как заявил глава , власти в сложившейся тяжелой ситуации поддержат реальный сектор и малый бизнес. Кабмин уже принял ряд мер и отдал распоряжения по налоговым послаблениям для МСБ, однако этого явно недостаточно. Так что бизнес надеется на очередные послабления, которые ему, впрочем, фактически пообещали.
«Совместно с  мы решаем две взаимосвязанные задачи. Во-первых, не допустить снижения объемов кредитования реального сектора, во-вторых, поддержать малый и средний бизнес. Это турагентства, небольшие гостиницы, парикмахерские, ремонтные мастерские и другие небольшие компании сферы услуг, которые из-за сокращения спроса и ограничений в связи с распространением коронавирусной инфекции оказались в достаточно затруднительном положении», — заявил Мишустин в ходе совещания по экономическим вопросам.
По его словам, сейчас ЦБ запускает большую дополнительную программу льготного кредитования таких небольших компаний, чтобы помочь им избежать финансовых проблем. «Мы принимаем активные упреждающие меры, чтобы сократить эти эффекты для финансовой системы России, для реального сектора и наших людей», — подчеркнул глава правительства.
К сожалению, в период кризисов предприятия малого и среднего бизнеса страдают в первую очередь, поэтому заявления премьера –— это то, что он должен был сказать рано или поздно, заявил «Веку» управляющий партнер экспертной группы Veta . Реальный сектор экономики — это как раз средний бизнес, который в условиях снижения спроса вынужден сокращать расходы, переводить сотрудников на удаленную работу и при этом исполнять перед ними свои обязательства.
Между тем, первое, что сейчас попробует сделать бизнес, — это снизить ответственность, и он будет пользоваться незнанием сотрудниками своих законных прав. С одной стороны, это нечестно, с другой, если сохраняется полная нагрузка ответственности перед государством по налогам и отчислениям в социальные фонды, бизнес так лишь пытается защитить себя и не более. И задача государства это как раз сделать так, чтобы все остались довольны — люди получили зарплату как положено, а бизнес был максимально защищен от внешних шоков.
Как же поступить российскому правительству, задается вопросом Жарский. Оно анонсирует совместно с ЦБ дополнительную программу льготного кредитования для небольшого спектра компаний — в списке турагенства, небольшие гостиницы, парикмахерские, ремонтные мастерские и иные сферы услуг. В целом эти виды деятельности не являются всей основой малого и среднего бизнеса, это его часть. Соответственно, мы не можем видеть полноценного лекарства от государства и того, как бороться с результатом мировой эпидемии.
Такое послание, скорее, может вызвать дополнительные вопросы, чем уверенность в завтрашнем дне. По факту помощь можно рассматривать лишь как частичную компенсационную меру, при этом нет конкретизации как именно эти льготные кредиты будут предоставляться — нет ли там большого списка требований к бизнесу, которые на этапе знакомства с ними могут уже оттолкнуть от этой идеи.
Если говорить в целом о мерах внутри РФ по поддержке экономики и о тех же мерах, которые принимают в  или Китае, то тут и вовсе сравнивать почти нечего, добавляет аналитик. Россия из резервов направляет 300 млрд рублей на поддержание стабильности — это 0,3% от ВВП, смотрим на Германию, которая в разы меньше по площади, — 14% ВВП, США — 6%. Китай ввел неограниченные на период эпидемии меры поддержки бизнеса по льготным налоговым ставкам и кредитам, снизились ставки по денежным резервам для бизнеса и, что самое интересное, в некоторых случаях им отсрочили платежи по кредитам, также были снижены цены на энергоносители.
«Перечислять можно и дальше, но мы не будем этого делать и так уже понятно, что России еще есть чему поучиться у зарубежных коллег и для того, чтобы совсем не «уронить экономику», в этом году необходимо будет не только поддерживать нефтяников, но и другой столп экономики, который уже еле-еле стоит на ногах», — говорит Жарский.
Когда на глобальных площадках масштабный обвал, деньги почти перестают притекать на развивающиеся рынки, включая, к сожалению, и Россию. Ручеек истончается, какими бы привлекательными ни были ставки по ОФЗ, а чаще и наоборот, идет отток, отмечает шеф-аналитик ТелеТрейд Петр Пушкарев. Это так называемая «низкая склонность инвесторов к риску» в действии. На какое-то время у нас просто не оказывается никакого весомого внешнего ресурса, чтобы за счет него наращивать госдолг.
«Мы предоставлены в этом плане сами себе и ничем не напоминаем США, для которых вся мировая финансовая система — все равно, что собственный карман, ведь доллар по-прежнему сердцевина почти всех торговых расчетов. На пике кризисной волны их Казначейство ничего не потеряло, а совместно с  провернуло трюк, позволивший привлечь долларовые займы со всего мира просто на гигантские суммы и под максимально близкий к нулю процент. Тем самым они рефинансировали «под ноль» значительную часть своего госдолга, и могут себе позволить без напряжения впрыснуть часть этих заемных сумм на рынки, добавить сумасшедшей ликвидности банкам и даже просто раздать часть вырученных денег населению», — заявил эксперт «Веку».
Да и у Европы, по словам Пушкарева, возможностей в этом плане лишь немногим меньше: евробонды тоже пользуются в мире отличным спросом, ведь неслучайно инвесторы готовы скупать госдолг и ключевых стран Еврозоны даже под отрицательный процент. Поэтому и  может себе позволить «скупать активы» (а для этого, читай, ускорить работу печатного станка) сразу на 750 млрд евро. А нам откуда взять такие суммы? И низкие цены на сырье, в отличие от России, Европе на руку, они повышают выживаемость их экономики, если, конечно, абстрагироваться от самой эпидемии как от причины, которая и вызвала такой обвал сырьевых цен.
У России же реальные условия совсем иные, констатирует аналитик. Если просто взять и напечатать денег, запустив свой вариант QE сразу на триллионы рублей, значит еще больше обесценить и без того уже упавший рубль и спровоцировать инфляцию. По сути, просто своими же руками уничтожить хоть какие-то надежды на финансовую стабильность, а это, в свою очередь, плохо повлияет все на тот же бизнес и, разумеется, отразится на гражданах. И даже в этой ситуации совсем не факт, что деньги с «печатного станка» повысят общую экономическую эффективность: ведь мы знаем, как деньги умеют в России «расползаться», находя множество ниш для «обогащения» узких групп.
Если же мы говорим про кредиты, то малому бизнесу можно предложить в кредит, теоретически, и миллиард, но ведь даже несколько процентов с этого миллиарда все равно придется возвращать потом сверху, и чтобы эти кредитные деньги бизнес окупил, владельцы бизнеса должны быть уверены в конечной отдаче. А откуда этой уверенности взяться сейчас, когда потребительский спрос подавлен, потому что у большинства населения просто дефицит доходов.
То, что в условиях России требуется, это оставить как можно больше денег «внизу» именно там, где они уже зарабатываются, считает Пушкарев. Таким образом, налоговые каникулы, отсрочка аренды за счет государства — это все правильно, но фрагментарно. Системное же решение — заметно и на постоянной основе уменьшить «антигравитацию» в российской финансовой схеме: меньше денег должно уходить «вверх» изначально, то есть надо снижать налоги. В первую очередь — это и самое простое, плюс наименее болезненное для бюджета — снизить примерно вдвое налоги на фонд оплаты труда с нынешних 30% по крайней мере до 15%, укоротить весь социальный блок налогов. Государство без этих денег проживет 2-3 года еще проще, чем без нефтяных: за счет средств ФНБ и резервов.
А если одновременно законодательно поднимет МРОТ, к примеру, до 40 тыс. рублей, то государство еще и вернет себе 20% через механизмы НДС: ведь деньги, оставленные населению, «уйдут в торговые сети». В этом же случае деньги достанутся не абстрактному малому и среднему бизнесу, а конкретным компаниям, которые продают востребованный у людей товар, таким образом, люди «проголосуют» деньгами через кассу и компаниям, которые создают достаточно оплачиваемые рабочие места. Тем, кто эффективнее работает и видит перспективы, деньги достанутся. И не в виде кредитов, которые потом нужно возвращать. Еще и будет стимул обелить зарплаты, так что решение нескольких задач сразу такое снятие налогового пресса облегчит.
Тем временем, в реальной экономике кроме туристической отрасли и авиаперевозок страдают практически все сектора: от госкомпаний, в том числе энергетического сектора, до малого и среднего бизнеса, отмечает глава Партии социальной защиты . В настоящее время розничные сети начали сокращать персонал и переводить сотрудников на должность курьера (так как посещаемость магазинов падает, в то время доставка продуктов на дом растет). Отели, рестораны и кафе также вынуждены сокращать издержки, увольнять сотрудников, некоторые вообще закрываются.
Помочь в этой ситуации всем только через удешевление кредитов не получится: снижение ключевой ставки ЦБ РФ может снизить стоимость заемных средств, но при падении экономики кредиты вообще могут не потребоваться, уверен политик. Очевидно, что чем дольше развивается ситуация с пандемией и необходимым введением карантина, тем больше потерь несут бизнес и экономика в целом. Пока даже рано говорить о восстановлении, полагает Михайлов.
Пример Китая показывает, что стремительный рост, накопленный за 20 лет, можно потерять за два месяца карантина (и это в КНР, второй экономике мира). Что уж говорить о России, где заемные средства для бизнеса и так слишком дороги, а вся экономика слишком зависит от импорта и экспортных поставок сырья. Пока есть только признаки дальнейшего падения, а сколько займет восстановление, пока сказать сложно, но это могут быть годы.
По информации Минэкономразвития, в ближайшее время могут уйти с рынка 3 млн предпринимателей. А у этих бизнесменов есть наемные работники (и их семьи) и свои семьи также. В результате 3 млн неминуемо превратятся в гораздо большую цифру. Вызывает сомнение, что ФНБ и дешевых кредитов хватит для того, чтобы защитить пострадавшие сектора экономики.
Видео дня. Какие соцвыплаты и документы продлили
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео