Ещё

Жажда кэша. Что может стать катастрофой для бизнеса? 

Жажда кэша. Что может стать катастрофой для бизнеса?
Фото: Konkurent.ru
рекомендует при использовании наличных денег мыть руки и не трогать лицо, потому что теоретически коронавирус может распространяться через бумажные носители. Станет ли это отправной точкой для бурного роста безнала в Приморье?
В четвертом квартале 2019 г. рынок качнулся в сторону уменьшения наличного денежного оборота. Сумма безналичных расходов россиян впервые превысила траты наличными и составила 50,4%. Это на 4,5% выше, чем в четвертом квартале 2018-го, подсчитали аналитики .
Приморский край пока «выпадает» из общей статистики и по-прежнему придерживается консервативной позиции. Доля безналичных операций в регионе не превышает 45,73%, тогда как в других дальневосточных регионах она значительно выше: на Камчатке — 54,98%, на Сахалине — 53,91%, на Чукотке — 53,7%.
, аналитик ГК «Финам»: «Среди причин, влияющих на динамику перехода с наличных платежей на безналичные, существует ряд факторов, „вес“ которых в отдельных регионах может существенно отличаться. Например, доступность Интернета в отдаленных населенных пунктах, приверженность местного населения к „традиционным“ видам расчетов, доля теневой экономики в регионе и т. д. Вероятно, что количество негативно влияющих факторов в Приморье несколько выше, чем в других локациях».
Игорь Румянцев, территориальный директор офиса инвестиционной компании «Фридом Финанс» во Владивостоке: «Президент объявил Дальний Восток приоритетом развития, и теперь здесь действуют уникальные режимы привлечения средств инвесторов. Предположу, что таким образом происходит конфликт между фактическими целями неподготовленного монетарного и финансового перехода на „безнал“ и процессом ускорения экономики региона. В результате реформа по переходу на безналичные платежи не работает так, как в других регионах. Бизнесу не все равно, он готов рисковать, отказываясь от сдерживающих развитие нововведений».
Тем временем по итогам 2020 г. большая часть розничных платежей будет происходить в безналичной форме, рассчитывают в Банке России. Если учитывать все расходные операции по картам, то есть к оплате товаров и услуг добавить еще и переводы (р2р — с карты на карту), то доля безналичных транзакций в общем объеме увеличится до 68,8%, уверены в Центробанке.
Это колоссальное изменение, за которым последует закономерная реакция как участников платежного рынка — банков и финансовых организаций, так и бизнеса и конечных потребителей. Первыми на него закономерно отреагируют банки как главные бенефициары таких пертурбаций.
Этому будет способствовать ряд факторов. Во-первых — рост финансовой грамотности населения и увеличение востребованности современных платежных инструментов, включая пластиковые карты и бесконтактные способы оплаты. Во-вторых — обеспеченность торговых точек платежными терминалами. И в-третьих — пандемия коронавируса, которая в значительной мере перевела существенную часть сотрудников на работу в удаленном режиме, только усилит рост популярности карт.
«В масштабах региона переход на безналичный расчет играет существенную роль. Денежные обороты становятся прозрачными: борьба с финансовыми преступлениями и сбор налогов становятся эффективнее. Уровень удовлетворенности населения растет: платежи, особенно мелкие, удобнее производить без обращения с банкнотами и мелочью. Оплата транспорта, системы школьного питания, коммунальных услуг — сложно уже представить нашу жизнь без этих опций, которые возможно осуществить в одно касание, — отметили в пресс-службе . — По нашим оценкам, к концу 2020 г. доля безналичных операций только в розничном товарообороте достигнет 50%».
, аналитик : «Динамика роста операций с банковскими картами демонстрирует рост популярности безналичной оплаты с использованием дебетовых и кредитных карт. И как результат — сейчас на рынке существует множество предложений от банков, которые позволяют получать дополнительную выгоду и стимулируют использование карт. Это и различные программы лояльности, позволяющие получать как обычный кэшбэк, так и повышенный у партнеров банка. Есть карты рассрочки, по которым можно получить длительную рассрочку».
Однако выбор между формой оплаты не так прост, как может показаться на первый взгляд. Безналичное денежное обращение дорого обходится конечному потребителю и одновременно очень выгодно для поставщика платежных услуг, тогда как в наличном денежном обороте действует обратный принцип. Что имеется в виду? Во-первых, при оплате наличными покупатель не несет дополнительных издержек: он достает банкноты из кошелька и передает их продавцу. Тот принимает оплату и взамен оказывает услугу или отдает товар. Все, транзакция произошла, посредник им не нужен. Но когда для оплаты используется карта, возникает масса прокладок — эквайер (банк, проводящий транзакцию), банк покупателя и банк продавца, платежная система. Появляются и свидетели: право следить за ходом операции получают соответствующие государственные органы. И все они снимают часть сливок с большого пирога. В результате цены растут, а покупательская активность падает.
, председатель Федерации профсоюзов Приморского края: «Вместе с НДФЛ и страховыми взносами „нагрузка на труд“ в России сейчас достигает 40-50%. Это означает, что организация должна перечислить в бюджет 455 рублей с каждой тысячи на УСН, и 516 рублей на НДС. Тогда как в развитых странах „нагрузка на труд“ варьируется от 10 до 20%. Таким образом, если полностью обелять все потоки и целиком выводить зарплаты из „серой зоны“ в „белую“, то для малого и среднего бизнеса это приобретет масштабы катастрофы. Прежде чем бороться за полную прозрачность денежных потоков, в первую очередь необходимо снижать налоги на труд.
Политика государства, направленная на вывод бизнеса из „серой зоны“, безусловно, правильная. Налоги платить надо, но они должны быть посильными! Во многих странах люди сами оплачивают и подоходный налог, и медстраховку, и взносы в пенсионные фонды. У нас все эти отчисления ложатся на предприятия. В этой связи нужно искать какой-то баланс. Предприятия не имеют возможности увеличить ту заработную плату сотрудникам, которую платят сегодня. И если при той налоговой системе, которая практикуется в наше время, все денежные потоки полностью легализовать, то упавшая на бизнес нагрузка просто перейдет на кошельки работников. 100-процентная прозрачность бизнеса не заставит предпринимателей поднимать зарплаты, напротив, реальные доходы населения еще больше снизятся».
Теоретически загнать рынок в тиски безналичных платежей можно, но тогда в условиях текущей жесткой монетарной и бюджетной политики Россия получит дополнительный инструмент искусственного подавления спроса. В качестве примера эксперты приводят переводы физлицами со счета ИП, которые в рамках сравнительно недорогой программы обслуживания в крупном банке стоят порядка 1% от перечисленной суммы. Снятие наличных и внесение выше определенного лимита — еще порядка 0,5%. При этом проценты на остаток средств не начисляются.
Игорь Румянцев: «Непосредственно при проведении безналичных платежей потребители будут обязаны платить различные варианты комиссионных платежей банкам. Розничные сети в прошлом году даже допустили возможность бойкота Системы быстрых платежей (СБП) от Банка России из-за названных регулятором тарифов в 0,2–0,7% от суммы покупки.
Более того, новый вид оплаты потребует от покупателей дополнительных действий. Потребители привыкли оплачивать покупки, прикладывая карту или смартфон к терминалу. При использовании QR-кода появляется дополнительное действие — с точки зрения пользовательского опыта это хуже. В итоге новая система разгоняет инфляцию — что наиболее сильно отразится на кошельках тех, кто никакими QR-кодами не пользуется. А для тех, кто пользуется, снизится удобство оплаты (при росте цен).
Указанные выше ставки соответствуют инфляции в РФ в 5%. Однако при ускорении инфляции очевидно вырастут и ставки обслуживания. При этом потенциал существенного ускорения прироста цен в РФ сохраняется, поскольку политика подавления инфляции не сопровождается мерами по повышению уровня монетизации экономики. Эта ситуация будет служить постоянным фактором сдерживания роста потребления.
Кроме того, в условиях, когда доля просрочки по кредитам нефинансовых организаций, составляя 8%, находится на историческом максимуме, необходимость отдавать порядка 1% выручки просто на обслуживание ежедневных платежей выглядит как аналог существенного дополнительного налогового бремени».
, заместитель генерального директора компании «Восточный ЛУЧ»: «Если сотрудники получали зарплату „в конверте“, то однозначно в „белом“ варианте они проиграют, ведь работодателю придется не только выполнить роль налогового агента и произвести удержание НДФЛ (13%) с дохода сотрудника, но и произвести отчисления в соцфонды. Поэтому я бы ожидал снижения таких зарплат на 40–45%.
Но здесь есть и положительная новость — у работающего населения увеличатся отчисления в Пенсионный фонд. И если гражданину посчастливится дожить до пенсии, то он даже, возможно, этим воспользуется. При этом трудно сказать, как будет решать свои задачи сам работодатель. Но часто фонд оплаты труда — это существенная статья расходов, и вряд ли кто-то добровольно пойдет на увеличение этой статьи без увеличения производительности. Скорее всего, будут применяться новые схемы работы. Бизнесу придется жестко пересмотреть отношение к продуктивности рабочей силы, к эффективности бизнес-процессов, ко многим другим составляющим. Чтобы получить те же деньги, работать придется еще больше, притом что рост цен будет неизбежен. И именно поэтому резкого перехода на безналичные расчеты не стоит ждать в одночасье».
Опрошенные эксперты считают, что безналичные расчеты относятся лишь к факторам, способным улучшить существующие бизнес-процессы, снизив издержки по ряду направлений. Но если основа для ведения бизнеса, скажем так, «неплодородная», как можно ожидать существенной отдачи от вспомогательных элементов системы?
«Огромная доля населения, особенно в провинции, предпочитает рассчитываться по старинке — наличными. Им так удобнее, понятнее и, как кажется, надежнее. Огромный по масштабам «серый» сектор экономики по определению не предполагает расчет наличными. «Гаражная экономика» крайне характерна для современной России, и пока нет рецептов, которые бы позволили в достаточно сжатые сроки полностью «обелить» этот сектор экономики, — уверен Алексей Коренев. — Так что вряд ли в ближайшее время мы увидим переход платежей в 100-процентную безналичную форму. «Grau, teurer Freund, ist alle Theorie Unci gain des Lebens goldner Baum» («Суха теория, мой друг, но древо жизни зеленеет» © — Гете «Фауст», ч. I, сцена IV). В обозримом будущем при сложившейся в стране экономической модели платежи «в конвертах» окончательно не уйдут. Как и не уйдет «гаражный бизнес», так как ситуация совершенно не благоволит ускоренному развитию малого и среднего бизнеса, который вынужден выживать, в том числе и в области нелегальных расчетов».
Видео дня. Почему в России поднялись цены на лимоны и имбирь
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео