Ещё

Как проект поддержки нефтегазохимической отрасли может обернуться банкротством ведущих компаний-производителей 

Как проект поддержки нефтегазохимической отрасли может обернуться банкротством ведущих компаний-производителей
Фото: SM News
Отраслевое нефтегазохимическое сообщество внимательно следит за бурным обсуждением предлагаемого законопроекта о введении обратного акциза на этан и сжиженный углеводородный газ (СУГ). В то время как одни переработчики готовятся заработать и на переработке, и на продаже сырья на внутреннем и экспортном рынке, другие говорят о грозящих потенциальных убытках и о возможном вынужденном замораживании стратегически важных проектов и сокращении производств. Какие нюансы законопроекта могут не только не оказать стимулирующего эффекта, но и стать прямой угрозой для существования действующих производств — разбиралась редакция «Реального времени».
Обратный акциз спровоцирует неравные условия
Цель, которую озвучил президент России в 2018 году в своем Послании Федеральному собранию, — увеличить к 2024 году долю инвестиций до 25% от объема ВВП. Поскольку нефтегазохимия играет существенную роль в мировой экономике, оказывая значительное влияние на ключевые отрасли промышленности, строительство и сельское хозяйство, поставлена задача нарастить к 2030 году долю нефтехимии в валовом продукте России со снижением ее импортной составляющей. Простимулировать достижение поставленных целей предложено путем формирования обратного акциза на этан и СУГ. Задача оказалась не из простых.
Анализ отрасли по состоянию на 2013 год показывал значительное отставание России от стран-лидеров по объемам производства химической продукции, глубине переработки сырья, существенную зависимость внутреннего рынка от импорта.
Источник: Utmagazine по данным за 2014 г.
Как следствие необходимости принятия корректирующих мер и определения дальнейших мер по выходу из сложившейся ситуации, в апреле 2014 года приказом и  в России была разработана и утверждена стратегия развития химического и нефтехимического комплекса РФ на период до 2030 года. В основу стратегии были заложены целевые установки по повышению глубины переработки углеводородов в России. Была поставлена задача к 2030 году — увеличить объемы производства нефтехимической продукции в РФ в 2,6 раза к уровню 2014 года, удвоить долю химического комплекса в ВВП страны и снизить импортную составляющую на российском нефтехимическом рынке.
Однако в 2018 году, подводя промежуточные итоги, правительство признало: за 5 лет желаемые показатели и поставленные задачи не достигнуты. Необходимо было вновь изучать варианты по исправлению ситуации и пересматривать подходы для наращивания объемов переработки в России этана и СУГ.
Источник: Neftegaz.RU, агентство Argus
Одной из оперативных и действенных мер мог бы стать пересмотр таможенной политики в части увеличения вывозных пошлин на СУГ. Это способствовало бы тому, что больший объем сырья оставался бы в России для внутренней переработки в продукты с более высокой добавленной стоимостью, которые уже и направлялись бы на экспорт. В конечном итоге это было бы выгодно и стране, и производителям сырья, и тем, кто его перерабатывает. Нефтехимические предприятия неоднократно выходили с конкретными предложениями по данному вопросу.
На фоне слабеющего рубля и роста котировок на сырье ввод обратного акциза на этан и СУГ для одних компаний и его отсутствие для других, переработка СУГ становится нерентабельной для независимых переработчиков, приобретающих сырье на свободном рынке. А это в конечном итоге может привести к серьезному сокращению выработки химической продукции и вывозу еще большего объема сырья на экспорт. А что это значит для регионов? Снижение выработки и прибыли предприятий обернется существенным снижением налоговых поступлений, приостановкой инвестиционных проектов. Заметно снизятся доходы в региональные и муниципальные бюджеты, не смогут быть реализованы социальные программы. При самом плохом раскладе ситуация приведет к закрытию действующих производств и потере рабочих мест.
Пока промышленники бьют тревогу, окончательное решение на правительственном уровне еще не принято. Сейчас ситуация выглядит так: российские добытчики сырья имеют возможность реализации СУГ на экспорт, что, безусловно, выгодно на фоне растущего доллара; реализуют собственные проекты по созданию новых производств переработки этана и СУГ; претендуя на получение обратного акциза на этан и СУГ и устанавливая высокие цены, реализуют добытое сырье российским переработчикам, являющимся их конкурентами в данном сегменте.
Подтверждает это крупный проект  — строительство Амурского газохимического комплекса (Амурский ). Задача предприятия — переработка этана, выделенного из экспортируемого в Китай газа. С учетом планов по вводу обратного акциза для переработчиков этана, СИБУР заявил о готовности даже нарастить мощность будущего производства еще на 50%. Учитывая возможность получения обратного акциза еще и на СУГ, СИБУР задумался о расширении и своего недавно запущенного мегапроекта «ЗапСибНефтехим». « нравится обратный акциз — пусть будет обратный акциз. Я считаю правильным, что и этан, и СУГ, которые идут на переработку, должны иметь преференции», — в январе текущего года в кулуарах Всемирного экономического форума в Давосе поделился крупнейший акционер СИБУРа .
Переработчики, не имеющие собственного сырья, но уже много лет инвестирующие в действующее производство, выплачивающие налоги, являющиеся бюджетообразующими в своих регионах, ждут окончательного решения правительства. Как выяснило «Реальное время», эти предприятия не просят льгот и преференций, они ратуют за равенство условий на рынке. Предприятия ждут соблюдения действующего закона «О защите конкуренции» которое гарантирует всем производителям установление равных внутрирыночных условий.
Условия, изложенные в законопроекте, могут остановить производства
Когда в конце весны 2019 года законопроект был направлен на обсуждение в регионы и крупным участникам химического рынка России, он сразу же стал поводом для недоумения: документ предполагает получение обратного акциза только теми, кто, начиная с 2022 года, вводит новые мощности по переработке СУГ и этана. Фактически, на поддержку государства, согласно версии закона, появившейся весной 2019 года, могли рассчитывать лишь новые производители мономеров. Состоявшиеся переработчики оказались в положении не только проигрышном по отношению к новым участникам рынка, но практически без шансов выживания, а в их числе крупнейшие нефтехимические предприятия — и , входящие в Группу ТАИФ, , «Салаватнефтеоргсинтез», , уже инвестировавшие в производство продукции сотни миллиардов рублей и готовые и дальше вкладываться в удлинение цепочки последующего передела — переработку мономеров в полимеры и дальше.
Приобретая СУГ и этан на свободном рынке, действующие нефтегазохимические предприятия, не получившие поддержку в виде обратного акциза, для поддержания своей конкурентоспособности на увеличившемся рынке полимеров вынуждены будут отреагировать снижением цен, что, конечно, сразу отразится как на объемах загрузки действующих мощностей производств пластиков, каучуков, и т. д., так и на финансовых результатах компаний. Под угрозу выживания будут поставлены именно действующие производства, при том что основная часть производств полимеров сосредоточена именно в этих компаниях. Как в такой ситуации будут исполняться планы по удвоению к 2025 году производства крупнотоннажных полимеров и семикратному росту экспорта — вопрос, остающийся открытым. Многие из действующих, в том числе крупных переработчиков, окажутся на грани банкротства.
— На падающем нефтехимическом рынке с небольшой рентабельностью такое преимущество, как обратный акциз для одних и его отсутствие для других, может привести к тому, что существующие производства, лишенные поддержки, будут вынуждены остановиться, — описал самый пессимистичный прогноз заместитель генерального директора ПАО «Казаньоргсинтез» по экономике и финансам . — При текущей конфигурации законопроекта, мы, как и целый ряд других участников нефтегазохимического рынка России, можем оказаться в катастрофическом положении, и это может, наоборот, не стимулировать, а затормозить развитие отрасли, — добавил он.
— Мы уже ушли дальше и работаем над строительством производств по переработке мономеров, создающих добавленную стоимость, улучшая и доводя производство до конечного продукта: из пропилена делаем пластики, из пластиков — трубы. И к наращиванию производства мономеров без последующих переделов возвращаться не собирались. Это необходимо учитывать при формировании законопроекта, — уверена заместитель генерального директора по экономике и финансам ПАО «Нижнекамскнефтехим» Алла Евстафьева.
[caption id="attachment_1392862" align="alignnone" width="620"] : «В случае принятия закона в предлагаемой редакции „Нижнекамскнефтехим“ и „Казаньоргсинтез“ станут на рынке низкоконкурентными». Фото Романа Хасаева [/caption]
«Оценочная сумма потерь Группы ТАИФ в прогнозных параметрах только за 5 лет составит более 130 млрд рублей, и в дальнейшем эта сумма будет только возрастать, при этом налоговые поступления в бюджет республики будут сокращаться до минимума. И встанет вопрос о дальнейшей судьбе нефтехимических компаний республики», — обрисовал возможный пессимистичный сценарий развития событий главный советник генерального директора АО «ТАИФ» по развитию (на тот момент — генеральный директор АО «ТАИФ», — прим. ред.) Альберт Шигабутдинов на годовом общем собрании акционеров головной компании ГК ТАИФ в июне 2019 года.
По прогнозам ГК ТАИФ, согласно принятой Стратегии развития предприятий, налоговые платежи и социальные расходы, не связанные с производственной деятельностью, к 2030 году должны были значительно вырасти. Но это возможно только при условии запуска всех инвестиционных проектов группы. Останутся ли эти планы актуальными при новых экономических реалиях — прогнозировать трудно, так как многое будет зависеть от финальной редакции законопроекта.
Некоторые инвестиционные проекты становятся нецелесообразными при создании неравных рыночных условий. Под удар могут попасть даже такие глобальные и необходимые для экономики страны проекты, как реализация меморандума о стратегическом сотрудничестве Группы компаний ТАИФ и германского холдинга Linde AG на период до 2025 года с общей суммой инвестиций до 12 млрд евро. Документ был подписан в июне 2017 года на Петербургском международном экономическом форуме. Проект настолько масштабен и важен, что обсуждался и утверждался перед подписанием на двусторонней встрече президентов: России — и ФРГ — Вальтера Штайнмайера. На самом подписании присутствовали президент Татарстана и премьер-министр Баварии (ФРГ) .
То есть сама конфигурация законопроекта ставит целый ряд уже состоявшихся участников нефтегазохимического рынка, в том числе ПАО «Казаньоргсинтез» и ПАО «Нижнекамскнефтехим», в заведомо проигрышное положение, способное не подтолкнуть к дальнейшему развитию, а дестимулировать деятельность предприятия и его программы развития. Это может быть выгодно отдельным участникам рынка, но точно не Татарстану и стране в целом. Нерыночная конкуренция, связанная с поддержкой отдельных нефтехимических производств, потенциальные дополнительные расходы и попытки покрыть убытки, появившиеся в результате долговой нагрузки, связанной с тем, что у действующих переработчиков в стадии реализации уже находятся новые инвестиционные проекты, — вот что получат предприятия, которые уже вложили средства, силы и время в создание уже работающих сегодня мощностей. Выходит, что при принципиально одинаковых технологиях новые компании, инвестирующие в создание производств мономеров, получают льготы, ставя под угрозу эффективность уже работающих, показавших свою работоспособность проектов и развивающих дальше свои мощности последующих технологических переделов. Возникает резонный вопрос: покроет ли появление новых проектов налоговые убытки и экономические риски от исчезновения действующих предприятий?
Преференции за мощности
Идея предоставления обратного акциза нефтегазохимическим компаниям, перерабатывающим СУГ и этан при условии строительства новых мощностей, на первый взгляд, гармонично вписалась в комплекс решения поставленных президентом России задач по ускорению темпов роста инвестиций в основной капитал и повышению их доли до 25% от ВВП. По мнению законотворцев, этот механизм должен простимулировать бизнес активнее инвестировать в создание и модернизацию газохимических производств. По прогнозам правительства, успешная реализация дорожной карты должна к 2025 году привести к росту объемов производства крупнотоннажных полимеров до 11,1 млн тонн, против 5,3 млн тонн в 2019 году. Предполагается, что удастся нарастить объем экспорта к 2025 году до 4,4 млн тонн.
В 2019 году Минфин и Минэнерго РФ определились с размерами обратного акциза на этан. «По этану принципиальное решение принято — 9 тыс. рублей на тонну обратного акциза. Эта сумма достаточная для того, чтобы обеспечить нормальную экономику для строительства новых проектов — это добавляет 3-4 процента IRR (внутренняя норма доходности) крупному типовому проекту. На наш взгляд, это делается экономически привлекательным и для того, чтобы появились такие проекты», — в одном из интервью пояснил зам главы Минэнерго РФ . Пока же ежегодно и только в России, сжигается до 10—11 млн тонн этана, который содержится в газе.
Ежегодно в России с газом сжигается по 10—11 млн тонн этана — ценного сырья для газохимии. Фото yandex.ru «Остается открытым вопрос, будем ли мы поддерживать действующие проекты в части переработки газового сырья или только новые проекты? Если мы будем поддерживать новые проекты, то действующие со временем окажутся в неравных конкурентных условиях», — в октябре 2019 года признал (до 2020 года директор Департамента налоговой и таможенной политики, а в настоящее время статс-секретарь — заместитель министра финансов РФ, — прим. ред.). Но при этом отметил, что «поддержка всех проектов приведет к десяткам миллиардов выпадающих доходов бюджета».
Однако если посмотреть с другой стороны, бюджет кратно скомпенсирует вложенные средства от дополнительных налоговых отчислений благодаря запуску новых перерабатывающих мощностей этана и СУГ и повышения эффективности реализации именно действующих производств.
[caption id="attachment_1392934" align="alignnone" width="620"] Алексей Сазанов: «Остается открытым вопрос, будем ли мы поддерживать действующие проекты или только новые». Фото: pbs.twimg.com [/caption]
«Решение ввести обратный акциз на этан и СУГ было принято для того, чтобы стимулировать переработку этого сырья в стране и создать более привлекательные условия для запуска новых проектов. Соответствующий законопроект в настоящий момент разрабатывается, говорить о его конкретных параметрах пока преждевременно», — в ответе на запрос «Реального времени» пояснил Сазанов. При этом он высказал уверенность, что «принятие законопроекта позволит повысить конкурентоспособность нефтегазохимии. При большом сырьевом потенциале, которым обладает Россия, доля этана и СУГ, которая перерабатывается сейчас, незначительна, что обусловлено отсутствием установок по переработке. Предлагаемые меры господдержки станут импульсом для строительства новых мощностей по переработке этого сырья в России».
Чтобы сделать разрабатываемый законопроект действительно полезным для развития нефтегазохимической отрасли, правительство, услышав действующих участников нефтегазохимического рынка, пересмотрело текст законопроекта таким образом, чтобы обратный акциз могли получить не только вновь строящиеся производства, но и действующие предприятия.
Однако было введено дополнительное условие — нужно инвестировать в новые производственные мощности по переработке этана до конца 2026 года не менее 65 млрд рублей и еще 65 млрд рублей до конца 2027 года в новые мощности по переработке СУГ. Только выполнив условие по инвестициям суммарно в 130 млрд рублей, несмотря на ранее произведенные инвестициями в развитие нефтехимии, предприятия смогут наравне с новыми участниками отрасли претендовать на право получить обратный акциз на СУГ и этан, в той части, которую действующие производства перерабатывают на уже имеющихся мощностях.
Решение найдено?
Обсуждение законопроекта об обратном акцизе продолжалось весь прошлый год. Часть предложений, сформулированных действующими газопереработчиками по корректировке законопроекта, признали обоснованными. Однако поиск выхода из ситуации затянулся.
Вернуться к детальной проработке нюансов планировали после Нового года, но прежний состав правительства ушел в отставку, не успев принять окончательное решение по обсуждаемым моментам и закрепить их в законопроекте. Нефтегазохимическая отрасль вновь в ожидании: вспомнят ли об их предложениях, будут ли какие-то новые решения или законопроект останется в прежнем варианте, и действующие независимые нефтехимические предприятия вновь окажутся в крайне невыгодном положении.
Буквально недавно у Минфина родилось новое предложение. 23 марта 2020 года ведомство озвучило новый вариант предоставления обратного акциза на сжиженные углеводордные газы (СУГ) — без введения НДПИ на попутный нефтяной газ (ПНГ), который должен был частично компенсировать выпадающие доходы бюджета. Минфин озвучил решение об установлении постоянной ставки обратного акциза на СУГ в размере 4,5 тыс. рублей за тонну. При том что ранее предполагалось поэтапное увеличение размера отрицательного акциза: с 2023 года в размере 4,5 тыс. рублей, с 2024 года — 5,5 тыс., с 2025 года — 6,5 тыс., с 2026 года — 7,5 тыс. рублей.
В ожидания принятия решений по окончательной конфигурации законопроекта остается рассчитывать, что государство поддержит российских производителей одинаковым подходом по применению обратного акциза на перерабатываемый этан и СУГ, способствуя выполнению задач по развитию нефтегазохимического комплекса в России в целом, а не отдельных предприятий, не допуская однобоких решений, дестабилизирующих ситуацию в отрасли и приводящих к невосполнимым потерям.
Видео дня. Ставки по ипотеке к концу года могут упасть до 7 процентов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео