Ещё

Steigan (Норвегия): глобальный продовольственный кризис — нешуточная угроза 

Steigan (Норвегия): глобальный продовольственный кризис — нешуточная угроза
Фото: ИноСМИ
Эпидемия коронавируса вывела в центр внимания мировую продовольственную систему эпохи глобализации. Многие страны, и в их числе Норвегия, имеют низкую продовольственную безопасность. Нам говорят, что производить собственную еду не обязательно, ведь мы в любой момент сможем все купить. Одно дело, насколько это пагубно для нашего общества и культурного ландшафта, и совсем другое — как больно глобальный продовольственный кризис ударит по здоровью населения.
Крупные сельскохозяйственные страны вводят ограничения на экспорт. Казахстан, один из крупнейших экспортеров пшеницы в мире, уже запретил вывоз. Запрет коснулся и некоторых овощных культур. Запрет на экспорт рассматривает и Россия, тоже один из крупных экспортеров пшеницы. Она говорит, что пристально следит за развитием событий.
Главный аргумент глобалистов: еды в мире производится достаточно, если понадобится, вы просто пойдете и купите. Но, как сказал (Bertolt Brecht): «Голод просто так не возникает, его устраивают хлеботорговцы».
75% мировой торговли зерном контролируют четыре мультинациональных компании, пишет Эйвинд Андресен (Øyvind Andresen) на страницах steigan.no. Это ADM, Bunge, Cargill и Dreyfus — их нередко называют ABCD или «Алфавитом».
Алфавит зерновой торговли
A — ADM (Archer Daniels Midlands), США, 32 тысяч сотрудников.
B — Bunge, США, 35 тысяч сотрудников.
C — Cargill, США, 140 тысяч сотрудников. Вероятно, крупнейшая частная компания в мире.
D — Dreyfus (Louis Dreyfus Company), Нидерланды, 20 тысяч сотрудников.
Как пишет аргентинец Мартин Капаррос (Martín Caparrós) в своей книге «Голод», «Алфавит» причастен к целому ряду преступлений — вырубке лесов, незаконному использованию химикатов в сельском хозяйстве, уклонению от уплаты налогов, рабскому и детскому труду.
Эти компании пытаются подмять под себя все продуктовые поставки. Уже сегодня они контролируют мировой рынок и большинство национальных. Благодаря своей монополии они занижают цены для производителей.
Капаррос пишет:
«Мировые цены на продукты питания растут, а с ними и их прибыли, причем их увеличивают самыми разными способами. Они не гнушаются сливать информацию, удерживают огромные запасы, покупают где дешевле, а продают где дороже, устанавливают мировые цены, организуют временные повышения и падения, выдавливают непосильными ценами местных производителей, выжимают всю прибыль из своих портов, флота и запасов, выбивают из правительств благоприятные условия и, наконец, торгуют на спекулятивных рынках — якобы «для поддержки своих операций с реальными товарами»».
Согласно докладу Продовольственной программы за 2019 год, число голодающих и недоедающих в мире растет третий год подряд.
И это было еще до нынешнего кризиса. Сейчас ситуация лишь усугубилась.
Китай велит не покупать рис впрок
Власти Китая велят гражданам не закупать рис впрок, пишет журнал «Тайм» (Time). Незадолго до этого экспорт риса запретил Вьетнам, а Китай — крупнейший в мире потребитель. Власти утверждают, что причин для беспокойства нет и что доступ к продовольствию удовлетворительный. Согласно публикации «Тайм», китайских запасов хватит на целый год потребления.
В Норвегии ситуация в корне иная. Мы производим лишь 40% продуктов, которые потребляем, и у нас больше нет стратегических запасов продовольствия. Ларс Фредрик Стуве (Lars Fredrik Stuve), бывший глава сельскохозяйственной компании Norske Felleskjøp, рассказывает газете «Классекампен» (Klassekampen):
«С 1928 по 1996 год в Норвегии существовали запасы зерна, максимум на год потребления, зерно регулярно завозилось на склады. Но 1996 году бóльшую часть запасов распродали, а в 2003 году накопление запасов прекратилось окончательно. Сегодня Норвегия в значительной степени зависит от импорта — причем как фуража для животноводства, так и продуктов питания для людей».
В 2019 году Норвегия вырастила лишь 39% потребляемого зерна (главным образом пшеница и овес), остальное — привозное, пишет «Классекампен» со ссылкой на сельскохозяйственное ведомство. В другие годы доля отечественного производства была выше.
Что касается комбикорма, то картина немного сложнее, но в обычный год импортируется порядка 40-45% сырья, включая сою и рапс.
«Когда возможности импорта ограничены, мы уязвимы. Вся норвежская готовность к чрезвычайным ситуациям сводится к тому, что торговля продовольствием будет идти без перебоев. Но это теоретическая предпосылка, и не факт, что она сработает на практике», — говорит депутат парламента от Партии Центра Пер Улаф Лундтейген (Per Olaf Lundteigen).
Он уже много лет призывает власти обзавестись запасом зерна и кормов.
Министр сельского хозяйства и продовольствия Олауг Боллестад (Olaug Bollestad) из Христианско-демократической партии подтверждает, что продовольственная стратегия Норвегии исходит из того, что торговля не прекратится. В электронном письме «Классекампен» она пишет:
«Наша стратегия продовольственной безопасности исходит из того, что ни национальное производство, ни импорт в период кризиса не остановятся».
Но в реальном мире заверения Боллестад не работают. Глобализированная торговая система чрезвычайно уязвима и серьезных кризисов не выдерживает.
Когда в 2010 году цены на зерно за несколько месяцев подскочили вдвое, более чем в 30 странах Африки, Азии и Ближнего Востока вспыхнули беспорядки. Они стали одной из причин так называемой «арабской весны», хотя были и другие факторы.
В Норвегии ведущие партии коалиции считают, что нехватка продовольствия — удел бедняков, а нас не касается. Все, что нам понадобится, мы всегда сможем купить. Надо оговориться: было бы что покупать — и где. Если сельскохозяйственные страны закроют экспорт или все раскупят другие игроки — например, Китай, Южная Корея и Саудовская Аравия — тут-то мы и поймем, что деньгами из Нефтяного фонда не наешься.
Каждый месяц в компанию Denofa во Фредрикстаде прибывает по сухогрузу с бразильской соей. Если корабль вдруг не придет, производство норвежской курятины почти сразу же встанет. Мясная и отчасти молочная промышленность тоже сильно зависят от заграничных кормов. Свыше 75% приходится на бразильский соевый шрот.
Глобальную систему торговли продовольствием прибрала к рукам горстка крупных компаний, и их продовольственные сети имеют огромную власть. Они постоянно конкурируют, чтобы скупать все как можно дешевле. Это пагубно сказывается не только на безопасности пищевых продуктов, но и на здоровье населения. Вспомните разразившийся в 2013 году скандал с кониной, которую продавали под видом говядины.
Мы, норвежцы, должны понять, что острый продовольственный кризис грозит и нам тоже и что неолиберальная политика, которую проводят как «сине-зеленые» (правоцентристский блок), так и «красно-зеленые» (левоцентристскиий блок), на самом деле опасна для жизни. Настало время резко сменить курс — пока еще не поздно.
Видео дня. Пенсии и пособия можно будет получить только на карту «Мир»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео