Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Ростехуголь - В чьих интересах Александр Исаев открыл войну за «Востокуголь»

Восток – дело темное
Ростехуголь - В чьих интересах Александр Исаев открыл войну за «Востокуголь»
Фото: ВерсияВерсия
Развитие новых месторождений высококачественных углей являлось главной целью найденного мертвым в начале мая в подмосковном поселке Усово 52-летнего миллиардера . А главный инструмент продвижения этих проектов - УК «Востокуголь», управление которым осуществлялось из ситуационно-аналитического центра, который больше напоминает центр управления космическими полетами в Хьюстоне и в Звездном городке.
«Востокуголь» специализируется на так называемых greenfield-проектах, которые начинаются буквально с нуля - на «зеленом поле». По окончанию стройки они должны передаваться в операционное управление к другой УК - .
Так описывал алгоритм управления бизнесом в 2019-м году старый приятель и партнер Босова , который управлял «Сибантрацитом» через принадлежащую тому компанию «Аллтек».
Совершенно иначе обстояло дело в проектах «Востокугля». Сама УК «Востокуголь» принадлежала Босову только на 50%, остальную половину контролировал – выходец из Донбасса, который занимался гринфилдом управление «Востокуглем» с 2012 года. Именно этот человек и стал главным «героем» последовавших событий.
Начать с того, что все проекты «Востокугля» - это не только добыча, но создание с нуля всей логистики поставок угля из далеких недр на рынки стран АСЕАН. В стадии активного освоения у «Востокугля» сейчас проекты огромного Сугодинско-Огоджинского угольного месторождения, расположенного в Амурской области, и высококачественных антрацитов на полуострове Таймыр («Востокуголь-Диксон»). Для каждого из этих месторождений предполагается создание логистических центров. Для таймырских углей – это порты «Чайка» и «Бухта Север» (рядом с поселком Диксон в Красноярском крае), а с месторождений в Амурской области уголь должен поступать в новый порт «Вера», расположенный на территории Приморского края. В последнем у «Востокугля» контролирует половину капитала этого проекта, остальную разделили несколько юридических лиц, корпоративные следы которых ведут к и двум физическим лицам - и .
Дмитрия Новикова, председателя совета директоров группы компаний «Росинжиниринг», можно назвать «питерским горнолыжником», так как еще в начале 2000-х ему удалось обустроить почти все курорты вокруг Санкт-Петербурга. Географический термин стал по-настоящему политическим после того, как Новикову получилось поставить на горные лыжи . Когда тот избрался президентом, «Росинжиниринг» стал самым быстрорастущим бизнесом в стране.
Особый персонаж данной бизнес-истории - Екатерина Лапшина. В проекте по строительству порта «Вера» она выступает в качестве директора и владельца 100% в ООО «Амур-логистика», которой собственно принадлежит доля в портовой компании.
В реальности Лапшина никогда не скрывала тот факт, что она представляет интересы компании Marsfield Capital, владельцем которой является .
Эта компания управляет активами фонда Telconet, образовавшимся после продажи Сергеем Адоньевым и его партнером активов под брендом .
Интересно, что в материале с «подходящим» названием «Девушка на миллиард», опубликованном в ноябре 2016 года, говорилось о том, что у фонда есть доля не только в порту, но и в Сугодинско-Огоджинском месторождении угля, проектом которого Telconet занимается совместно с «дочкой» «Ростеха» «РТ — Глобальные ресурсы», которая контролирует 50% актива.
Так или иначе, но Авдоляна и Адоньева часто ассоциируют с проектами Ростеха, и его бессменным руководителем .
До того, как примкнуть к Marsfield Capital, Екатерина Лапшина на протяжении пяти лет управляла на Украине активами Рената Ахметова – человека, не чуждого угольного бизнеса. Тема интересов украинских угольных магнатов в освоении якутских месторождений сейчас начала обсуждаться в телеграм-каналах, но ее затрагивали и в уже упомянутом интервью Барского. Тот был явно раздражен упоминанием в качестве потенциального претендента на «Сибантрацит», названного к тому же «угольным королем Донбасса», сказав что «не знает, кто это такой».
Якутский фронтир Авдоляна
У Максима Барского имелись все основания для раздражения. В том же самом интервью он не исключал участия «Востокуголя» в борьбе за Эльгинское месторождение угля – настоящего «карбонового» бриллианта в короне активов . Загруженный долгами бизнес уже не мог содержать этот актив, оказавшись в известном состоянии «и нести тяжело, и бросить (продать) жалко». Для Барского «Эльга» казалась слишком дорогой. Но у Альберта Авдоляна, в отличие от профильных игроков угольного рынка, проблем с деньгами не было. Он не вошел, а ворвался в Якутию, как настоящий пионер Дикого Запада. Сначала он скупил все долги , после чего легко установил контроль, отодвинув ее бывшего владельца Зиявудина Магомедова. А в августе 2019 года становится известно о том, что близкий к Ростеху инвестор договаривается с о продаже 49% «Эльгинского угольного месторождения».
Договориться с Газпромбанком удалось лишь в конце марта уже нынешнего, 2020-го года. Газпромбанк подписал соглашение о продаже своего пакета компании «А-Проперти», принадлежащей Авдоляну, за 45 млрд рублей. Но с условием, что сделка состоится лишь в том случае, если Авдолян сможет договориться с владельцем «Мечела» о покупке остальных 51% «Эльги». Это условие удалось выполнить, и 21 апреля СМИ сообщили о том, что Авдолян выкупил долю «Мечела» за 89 млрд рублей.
А уже 30 апреля стало известно о том, что руководить развитием крупнейшим угольным месторождением в России будет Александр Исаев.
Странным образом, но к этому времени бывший партнер Босова Александр Исаев уже никак не был связан с «Востокуглем». 6 апреля становится известно, что Александр Исаев лишился всех своих постов и даже доли в управляющей компании. То есть происходит это все аккурат в промежутке между договоренностями Авдоляна с Газпромбанком и окончательной сделки с Игорем Зюзиным. От версии, что мы имеем дело с самым настоящим заговором, отделаться трудно. Особенно если принять во внимание последующее развитие событий.
Через неделю после того как Дмитрий Босов принимает решение уйти из жизни, Александр Исаев возвращается в игру «Востокугля». Теперь он требует признать сделку о лишении его 50% доли в «Востокугле» незаконной. Не исключено, что договоренности между Босовым и Исаевым носили устный и доверительный характер, и теперь они уже не действуют. Так или иначе, но суд запретил ООО УК «Востокуголь» прямо или косвенно распоряжаться долей, которая раньше принадлежала Александру Исаеву. Это фактически делает Исаева активным участником игры вокруг «Востокугля». В которую еще предстоит вступить наследникам погибшего миллиардера.
Скорее всего мы увидим, как эта игра превратится в настоящую войну. Но зачем она нужна Альберту Авдоляну и его партнеру?
Эта команда позиционирует себя как фонд частных вложений – бизнес которого состоит в покупке и переупаковке активов и последующей продаже стратегическому инвестору. И не только позиционирует, но реализует эту стратегию на практике. Другими словами, следует ожидать новых сделок - и с «Эльгой» и с активами «Востокугля». И как тут не вспомнить про компанию с государственным мышлением: «Ростех» Сергея Чемезова, которая к тому же уже вовлечена в строительство порта «Вера». И теперь она получит сырье для погрузки.